Случай на рыбалке: как мы с дедом ловили сома на Волге

Как мы ездили на рыбалку (3 стр.)

Пока втроем: я, мой дедушка и дедушка Петя сушили после дождя свои вещи, ставили палатку, собирали дрова и разжигали костер, Ромка ловил с берега рыбу на удочку.

Дедушка Петя повесил гамак, который он привязал к двум деревьям рядом с палаткой и они с моим дедушкой стали готовить ужин. А я пошел посмотреть, сколько рыбы наловил Ромка.

Когда пришел на берег, то увидел, как он пытается вытащить из воды что-то тяжелое! Удочка согнулась дугой, леска вот-вот лопнет. Но Ромка упорно тащил и тащил. Я затаил дыхание. “Наверное, сом!” – подумал я.

Только это оказался не сом, а обыкновенная коряга, за которую зацепился крючок у Ромки.

Тогда я сбегал за своей удочкой стал ловить рыбу вместе с Ромкой и даже поймал несколько уклеек, величиной с палец.

Когда мы показали свой улов дедушке, он рассмеялся и сказал, что лучшая рыба – это колбаса и пригласил нас ужинать. Мы оставили свои удочки на берегу и поспешили на свою поляну – место нашего лагеря.

На костре уже варилась полевая каша с тушенкой. Кипел чайник. На земле, на клеенке лежали: на тарелке хлеб, в миске салат из свежих огурцов и помидор с капустой, ложки, кружки, пучки зелени, чеснока, печенье, сахар комочками. Лежала на тарелке порезанная кружочками колбаса.

У меня даже слюнки потекли, так сильно вдруг захотелось есть. Целый день мы почти ничего не ели, зато много поработали: плавали, купались, загорали, ловили рыбу. После такой работы всем захотелось подкрепиться.

Дедушка разлил по тарелкам по хорошей порции полевой каши, от которой шел приятный на запах парок. Мы похватали ложки и обжигаясь начали есть. Попутно кидали себе в рот: колбасу, салат, зелень, печенье, сахар. Все было очень вкусно! Наши дедушки налили себе по стопарику, а нам с Ромкой минералки. Мы чокнулись кружками и выпили за удачу на рыбалке!

Потом мы пили горячий, сладкий, ароматный чай с травами, которые дедушка насобирал на острове.

Мы разговаривали про рыбалку.

Дедушка Саня и дедушка Петя вспоминали, как они раньше ловили рыбу на Волге, с моторной лодки. Как-то раз у них загорелся мотор. А рядом с горящим мотором лежала сумка с продуктами и бутылкой водки. Так вот дедушка вместо того, чтобы кричать: “Туши мотор. “, кричал: “Водку спасай. ” И они весело смеялись по этому поводу. А что тут смешного? Конечно, надо было сначала мотор тушить, что толку в этой водке.

После сытного ужина, мы с Ромкой решили полежать. Ромка забрался в гамак, а я перевернул лодку вверх днищем и как на надувном матрасе растянул ноги.

Вечерело. Солнце уже начало закатываться за горизонт. Стало прохладно. Пришлось одеться потеплее. И мы стали готовить место для ночной рыбалки на сома.

Я срезал по берегу камыш и траву дедушкиным охотничьим ножом. Дедушка укрепил берег бревнышками, которые он напилил пилкой из сухих деревьев. Вырубил топором ступеньки в крутом склоне. Стало очень удобно подходить к воде.

Когда уже совсем стемнело, пришлось достать и включить фонари. Ромка сладко посапывал в гамаке.

Дедушка достал донные удочки. На каждый крючок насадил по пучку червяков и забросил подальше от берега. На каждую донку поставил по колокольчику. И мы стали ждать поклевки сома.

На костер снова поставили чайник. Дедушка заварил крепкий чай из пакетиков, и только мы собрались его пить, как вдруг на одной из донок на берегу зазвенел колокольчик!

Мы все бросились на берег. Колокольчик продолжал прыгать и звенеть, как бешеный. Я схватил за леску и начал ее вытаскивать. Когда тащил, то чувствовал, как бьется на крючке крупная рыба, упирается и не дается. Я все равно продолжал тянуть леску, стараясь поскорее вытащить рыбу на берег. Наконец мне это удалось! На крючке сидел небольшой сом. Оттащив сома подальше от воды, я попытался вытащить крючок у него изо рта, но только уколол палец об его острые зубы. Тут подоспел дедушка, схватил сома за голову, раскрыл ему пасть, и ловко вытащил крючок.

Когда мы положили сома в большой пакет, он там начал биться и шуметь.

Звон колокольчика и наша возня с сомом разбудили Ромку. Он выпрыгнул из гамака и прибежал к нам на берег. Когда он увидел сома, которого я поймал, то ему стало завидно, и он тоже начал разматывать свою донку. Ромке тоже захотелось поймать сома.

Поскольку у него не было фонарика, я помогал ему светить своим. Он размотал донку, насадил червей на крючок и закинул грузило с крючком в воду.

Теперь на берегу у нас стояло четыре донки.

Мы посидели немного на берегу, возле донок, смотрели на колокольчики и ждали, когда еще будут поклевки.

Ждали, ждали. Но поклевок больше не было. Тогда мы пошли пить чай.

На острове, где мы находились, кроме нас никого не было. Мы вчетвером сидели возле костра.

Над нами проплывали облака. Слышно было как в реке, возле затопленных деревьев журчит вода, плещется рыба. В небе светила полная луна. Светились звездочки. Мы пили горячий, сладкий чай и наслаждались тишиной и природой.

2. День второй. Суп из ракушек.

За эту ночь нам удалось поймать только еще одного сома. Опять это удалось мне, так как я самый первый услышал, как звенит колокольчик и первый прибежал на берег.

Ромка потом своей донкой запутал все наши лески и пока мы их распутывали клев закончился.

Но, все равно, мне очень понравилась ночная рыбалка! Я гордился сам собой! Ведь я поймал два сома, а больше никто! Даже дедушка Саня ничего не поймал.

Они с дедушкой Петей сидели всю ночь у костра и о чем-то разговаривали.

Дедушка Сана рассказывал про Германию, дедушка Петя про Дальний Восток, где они служили, вспоминали какие-то стройотряды, геологоразведку, рассказывали про свою работу, но больше всего говорили про рыбалку. Как они ловили рыбу на разных реках и водоемах. Мне интересно было их слушать.

Так мы просидели до самого рассвета. Утром мы поспали немного. А потом, когда солнце нас разбудило, и мы все искупались в реке, то стали заниматься каждый своим делом.

Мы с Ромкой пошли удить рыбу. Дедушки стали готовить завтрак, собирать разбросанные по всей поляне вещи и готовиться к дальнейшему путешествию.

Рыба не клевала, тогда Ромка предложил насобирать мидий, таких ракушек в реке и сварить из них суп. Он рассказывал, что видел, как их готовила его бабушка и знает, что надо делать.

Я поддержал его идею. Мы побросали удочки, разделись до плавок и поплыли с острова на берег реки, где виднелся песчаный пляж. Течение подхватило нас, но мы поднатужились и выбрались на берег как раз на пляже. Потом стали ходить на мелком месте в воде и шарить руками по дну, и если попадалась ракушка, то хватали ее и складывали в пакет.

Вскоре мы насобирали достаточное количество ракушек, и взяли их с собой.

Когда все вещи были собраны, а лодки груженые качались на воде, мы с сожалением покинули этот замечательный остров, где так славно провели время.

Снова замелькали берега заросшие травой, камышами, деревьями.

Солнце все жарче припекало. Я разделся до плавок и стал загорать. Дедушка Саня, наоборот, оделся потеплее – в брюки и рубашку, чтобы не обгореть. Он даже рассказал, что в Казахстане, где летом еще жарче, люди ходят в ватных халатах и меховых шапках и таким образом спасаются от солнца. Я ему не очень-то и поверил. Кто же это в такую жару будет ходить в ватном халате?

Так мы шли вниз по течению уже несколько часов. Я за это время искупался несколько раз прямо с лодки. Ромка тоже купался.

На реке было несколько мест, где было очень мелко. Когда мы купались, вода доходила нам до пояса. Было видно песчаное дно, усеянное ракушками, мы их еще немного насобирали. Ромка сказал, что теперь их у нас достаточно, чтобы сварить суп. Мы все уже проголодались и ждали, когда будет привал, чтобы полакомиться супом из ракушек.

В одном месте, где было много затопленных деревьев и коряг, мы увидели подводного охотника, который охотился за рыбой. Он был в гидрокостюме, в маске с трубкой и с ластами. В руках у него было подводное ружье. Он иногда нырял в эти коряги, где икал рыбу, чтобы ее подстрелить.

Случай на рыбалке: как мы с дедом ловили сома на Волге

Встретил я сегодня на улице бесхвостого котейку, и эта встреча напомнила мне одну давнюю историю. Было мне тогда лет девять, и я был отправлен на лето к деду по материнской линии, в Курганскую область. Дед был ветераном войны и носил объемную бороду, что поначалу меня несколько пугало. И хотя ему было уже за семьдесят, мы быстро нашли общий язык. Именно дед приобщил меня к рыбалке. Жил он в деревне, в большом доме, а из хозяйства держал пару коз и штук семь (!) кошек и котов. Все они носили довольно экзотические клички: Чимба, Чирва, Спазаранник… А один полосатый бесхвостый кот носил нелицеприятное прозвание Крыса. Дед, по натуре весьма добрый человек, кота этого крайне не любил. Помню, после первой нашей совместной рыбалки на местной речке мы сортировали с дедом улов: крупные окуни и плотвички – на еду нам, мелкие – котам. А ерши (около десятка) были отложены отдельно.

– А это кому? – полюбопытствовал я.

– Ему, вражине. Ерш – это самая костлявая рыба, – пояснил дед, – вот, кормлю Крысу. Надеюсь, когда-нибудь и подавится.

Крысе доставались от деда только ерши. Признаюсь, я иногда украдкой кидал ему и другую рыбу. Мне было жаль Крысу: его, единственного из всех котов, дед никогда не впускал в дом.

До сих пор несколько жалею, что не спросил тогда, за что кот попал в такую немилость.

Через десять лет я снова попал в ту деревню, к сожалению, на похороны деда. Первым, кого я увидел на крыльце, был огромный бесхвостый кот. Ершовая диета явно пошла ему на пользу.

Рыбная ловля и презервативы

Интересный факт: на дальнем востоке рыбу ловят на презервативы. На цветные презервативы. Их нарезают квадратиками размером 0.5 квадратных сантиметра и цепляют на крючки (обычно их до сем штук на одной леске). Крючки с разноцветными резинками опускают в воду и плавно подергивают удилище. Рыбы реагируют на цвет и хватают крючок. За один раз на них может клюнуть несколько корюшек. Мой дедушка с удовольствием ходил в аптеку за цветными презервативами.

По крайней мере так объяснялось наличие презервативов у него в карманах в нашей семье.

Отдай тапки

Дело было лет 10 назад. Поехали мы с дедом на рыбалку на кольцо. На реке лодок 10, раннее утро.

Сидим в лодке, на берег приходит дед с внуком лет 5. Дед разматывает удочки и начинает рыбачить с берега, мелкий бегает по берегу и отвлекает деда. Деду это надоело и он расстелил на берегу плед, дал ребёнку какие-то игрушки. Этого хватило минут на 10, после чего мелкий снова стал бегать по берегу, свалился в реку, залез в кусты и т.д.

Напомню утро раннее, тишина, а на реке слышимость прекрасная.

Берег в этом месте галечный и камешки не гладкие, а острые. В очередной раз отвлекшись на внука дед пропустил поклевку и решил что надо с этим завязывать. Посадил внука на плед, снял с него обувь и забрал с собой. Ребёнок некоторое время играл на пледе, а потом предпринял попытку сбежать. Но камни острые – колят стопы, пришлось вернуться. Ребёнок начал причитать:

Р: дед, отдай тапки!
Д: нет, ты будешь шалить.

Через минуту:
Р: дед, отдай тапки!
Д: нет, так мы рыбы не наловим, бабушка ругаться будет.

Ещё через пару минут:
Р: дед, ну отдай тапки!
Д: нет, ты опять в реку свалишься.

И тут ребёнок выдает:
Р: дед, еб твою мать, отдай тапки.

Дружный гогот из всех лодок, кто-то даже прокомментировал, мол “дед, да отдай ты ему уже эти тапки!”.

P.S.: тапки так и не отдал)

Дед советует

Прочитал пост про дедовские методы ловли https://pikabu.ru/story/dedovskie_metodyi_lovli_ryibyi_yeffe. и сразу вспомнилось

Собирались я и одноклассник на рыбалку, было нам лет по 10. Собрали удочки, крючки, лески запас, грузило. Все готово, осталось червей накопать. Копаем себе потихоньку и подходит его дед. (Д – дед, О – одноклассник)
Д – что, на рыбалку собрались?
О – Ага!) на зорьку)
Д – нафига тебе черви?
О – .
Д – ты каши гречневой свари, и с собой возьми. В озеро накидаешь. Щука наестся, выйдет на берег срать, а ты ее лови!)

Ржали еще долго, и предлагали к такому варианту маску Емели найти)

Рыбалка детства

Было это в начале нулевых. Мне было чуть меньше 10. Каждое лето родители отправляли меня к деду. К слову, я был рад этому, за год учебы, жизни в городе, побывать в “другом” мире для меня было интересно. Жил он на берегу Волги. И был заядлым рыбаком. Была у него лодка, названия не помню, металлическая такая, с мотором. Куча удочек, сеток, “телевизоров”. И естественно он приобщал к этой культуре меня. Плавали мы с ним много, ходили в походы на острова, жили в палатках, питались тем, что находили в лесу и поймали в реке. В общем, хорошее было время. Но речь не об этом. Пошли мы как то на рыбалку, взяли две удочки, прикормку, наживку и все, что было надо, сели в лодку и выплыли на середину Волги, прямо напротив дома. Улов был, клевало, не сказать, что часто, но и не сидели мы часами, смотря на облака. И в один момент, моя удочка резко дернулась, не знаю, как я так быстро среагировал, но поймать я ее успел, иначе бы уплыла она вместе с тем, что ее пыталось утащить. Держа ее в руках, я понял, что там что-то такое, что я не смогу вытащить. Дед тоже быстро среагировал, начал мне помогать. Тащили мы это нечто минут 5. В итоге на крючке был сом, сантиметров 30 в длину. Никогда до этого, я таких рыб не видел, и вообще не знал, как она называется. Дед сказал, что сам редко таких ловил, поэтому чувство гордости за самого себя во мне не утихало ещё очень долго. Но вся соль в том, что когда мы с дедом рассказывали эту историю всем на праздниках, когда собиралась вся семья, никто не верил, что я бы смог вытащить такого сома. Мне было немного обидно, но мы то с дедом знаем, что это правда. И до сих пор он рассказывает всем эту историю, а я очень благодарен ему за такое детство.
P.S. может быть я и приврал на счёт размеров сома, все таки был ребенком, но мне он запомнился именно таким.

Жизнерадостный дедушка

Как то гулял на свадьбе в качестве друга жениха. В перерывах между конкурсами, которые тамада придумывала уже находу, мы выходили подышать свежим воздухом и поделиться впечатлениями. С завидной регулярностью на конкурсах побеждал родственник супруги- дедушка почтенного возраста и неиссякаемым чувством юмора и обояния. Он танцевал танец маленьких лебядят, пролазил на скорость между ног у женской половины гуляющих и как настоящий партизан постоянно воровал невесту и туфли, за что приходилось расплачиваться шампанским мне и жениху.

В очередной раз выходя на улицу я выразил восхищение его жизнерадостностью и неутомимостью, на что кто то из толпы рассказал пару историй из его жизни.

“Дело было не так давно. Рыбачил значит дед на надувной лодке на какой то там речке, на сети. Браконьерничал короче. В самый разгар мимо проплывал наряд рыбоохраны на дюральке с мотором. Увидев сие они направили лодку прямиком к деду. Но как вы поняли дед не стал дожидаться сложных вопросов, а начал изо всех сил грести к берегу. Причалил он немного быстрее представителей правопорядка и со всех ног ломанулся через чащу в болотниках в сторону деревни, до которой оставалось 42 км 195 метров. После того как инспекторы поняли, что дед сдаваться не намерян, они отправили по следу самого молодого и стали дожидаться обоих в лодке. Через некоторое время блюститель порядка таки догнал нашего героя и после пары призывов остановиться, на которые дед никак не реагировал, дал ему пендаля и дед упал. Но ненадолго. Он поднялся и побежал дальше крикнув инспектору “Чево пинаешься?! Догнал, беги рядом!” После этих слов хохот не дал продолжить погоню инспектору и он прекратил преследование.

А дед продолжал удаляться в таежной дали.

Мой первый пост, сильно не пинайте )

Хитрый дедушка

Мой дедушка работал всю жизнь. Так уж получилось, что город у нас маленький (всего 12000), поэтому после закрытия многих предприятий в 90-ых, мест, куда мог пойти работать человек пожилого возраста, было очень мало. Но дед нашел работу на очистных сооружениях, в народе прозванных “перекачками”. Народ там был специфический – дело свое знал, но за воротник закладывал очень часто. Это предыстория.
Теперь к теме. Решил я однажды заглянуть к нему, так как друзья разъехались, компьютеров и других современных развлечений еще не было, поэтому занимались кто чем мог. Благо от дома было идти минуты три и в шестилетнем возрасте не возбранялось. Прихожу, а там все квасят. Чад кутежа, одним словом. Дедушка, чтобы не палиться так рано (ибо бабушке пришлось бы рассказать), решил придумать мне интересное занятие. Во дворе самой перекачки был большой колодец, в котором находились трубы, изредка протекающие, и поэтому воды было много. Настолько, что дно скрывало. По малолетству не знал об этом. Так вот дедушка выдает мне кусок лески, кусок булки и говорит: “Вчера щуку тут почти поймал, да сорвалась. Может быть у тебя получится. Вот тебе леска, а хлебушком ты подкармливай, чтобы лучше шло. Как поймаешь, меня позовешь”. И ушел.

Четыре часа! Четыре часа я сидел рядом с этим колодцем и пытался поймать хоть какую-то рыбу. Дедушка с другими рабочими изредка проверяли меня и спрашивали про клев, но я не сдавался. Естественно, ничего не поймал, зато дедушка погулял в волю. Однако нагоняй от бабушки все равно получил, так как та решила проверить, почему внук так долго не возвращается.
Сколько лет прошло, а постоянно вспоминаю эту историю. Люблю своего дедушку!

Случай на рыбалке

Дед мой раньше, когда здоровье позволяло, ставил сети на реке. Приезжал на машине к берегу, снимал лодку и уплывал, а чтоб с машиной ничего не сделали (о сигнализациях тогда и слыхом не слыхивали, а машина была в то время очень збс – ВАЗ 2106), привязывал к фаркопу своего пса, огромную немецкую овчарку черного цвета. Он был просто нереально здоровый, как лютоволк из Игры престолов, я ни разу с тех пор таких огромных не видел, но не суть.

Один раз он так же погнал на рыбалку, и, уехав достаточно далеко от жилых мест и деревень, решил собакена не привязывать, чтоб тот побегал и порезвился. Собакен был очень дрессированный и никуда бы не свалил от машины далеко, так что на этот счет он не переживал. Потом рассказывает:

– Приплываю, значит, назад, еще с воды смотрю, что че-то не то у машины. Причалил, поднялся по берегу и смотрю – валяется на земле мужик и скулит, а на груди у него Элька (пес) стоит и в лицо ему рычит. Мужик обоссался натурально, плюс у него рука немного прокушена, рядом велик валяется, канистра на 5л, а у машины из бака шланг торчит.

Дед смекнул, что этот алконавт хотел бенза слить у него, а собакен его заметил и произвел захват с удержанием. Собаку привязал, мужика поднял, дал ему поджопник и пообщал спустить пса, если в течении минуты он еще будет в поле зрения. Мужику хватило секунд 20, чтоб с великом под мышкой побить все мировые рекорды по бегу.

Первый опыт коммерции.

Где-то в 5-6 классе (начало 90-х) летом, дед брал меня на рыбалку за карасями. Клев был бешеным-в режиме нонстоп. С полным отсутствием опыта я натаскивал на поплавок по 10 литровому ведру карасей, а дед ещё больше. Но что делать с ними дальше? Дед потащил меня на рынок. А караси настолько живучие, что (после ночевки в ванной) караси с прилавка пытались “убежать”. Видя, что товар неимоверно свежий и живой эти караси разлетались, как горячие пирожки. Покупатели были довольны. Походят и говорят: ” Ой какие свежие караси, возьму барсику, (ваське,рыжику и пр.)!” А дед с прищуром ( когда покупатель отошёл) :” Ага , барсику она взяла!! Сама щас придёт, зажарит и съест, а барсику косточки достанутся!” Эх, хорошее было время.

15 любопытных фактов о «Ходячих мертвецах» (конкурс внутри)

«Ходячие мертвецы» – это крупнейшая медиафраншиза о зомби: по оригинальным комиксам сделали несколько сериалов и с десяток видеоигр. 6 апреля вышла предпоследняя серия 10 сезона шоу, изменившего взгляды на брутальные апокалиптические темы. А пока у нас есть возможность смотреть новый сезон сериала на НТВ-ПЛЮС и выиграть мерч с «Ходячими мертвецами» от телеканала FOX. Условия конкурса и промокод ищите в конце поста!

Важно: некоторые факты из этого поста содержат спойлеры к предыдущим сезонам сериала «Ходячие мертвецы». Имейте в виду!

Любопытное про сериал

• Персонажи в сериале сильно отличаются от своих прототипов из комиксов. Например, Мишонн, Карл и Рик прожили до последних выпусков, а сериал все трое актеров покинули. Из ярких отличий: дочь Рика погибла в комиксе, у Мишонн до начала зомби-апокалипсиса было две дочери, у нее не было романа с Граймсом, в комиксах Граймс женился на Андреа, погибшей в 3 сезоне сериала. В общем, вселенная та же, но будто альтернативная!

Читайте также:  Ловля сома с использованием квока

• В сериале «Бойтесь ходячих мертвецов», спин-оффе «Ходячих мертвецов» показали нулевого пациента. Первым зомби стала девушка Глория, погибшая от передозировки наркотиками. Какими – неизвестно. Но именно с нее началась эпидемия.

• Байкера Дэрила Диксона вообще не было в комиксе. Его придумали для сериала и прописали специально под Нормана Ридуса, который приглянулся авторам после проб на роль другого персонажа. По изначальной задумке Дэрил не должен был дожить до 10 сезона, но героя оставили из-за многочисленных фанатов.

• Персонажи Морган и Дуайт перешли из основного сериала в спин-офф «Бойтесь ходячих мертвецов». В комиксах у этих героев была совершенно другая история: Морган не дожил до финала войны со Спасителями, а Дуайт не покидал Рика после победы над Ниганом.

• У «Ходячих мертвецов» и «Бойтесь ходячих мертвецов» есть вебизоды – короткие серии, чаще всего рассказывающие о персонажах второго плана или каких-то предметах. Например, кто написал «Не открывать, внутри мертвые» на двери столовой в больнице, где проснулся Рик после комы.

Любопытное про комикс

• У главного героя Рика Граймса есть брат Джеффри. Он не появляется в основной истории, но его несколько раз упоминает жена Рика. Джеффу посвящен отдельный комикс, действие которого происходит в Барселоне – The Walking Dead: The Alien. Оказавшись в чужой стране, он пытается найти дорогу к порту, чтобы уплыть на лодке домой.

• Однажды автор оригинального комикса Роберт Киркман пообещал: «Если комикс доживет до 75 номера, в нем появятся пришельцы». И не обманул: у 75 выпуска есть альтернативная концовка (впервые цветная!), где Рик снова просыпается в госпитале и узнает что пришельцы воскресили мертвых. Теперь выжившие люди ведут войну на два фронта. Конечно, это была просто шутка от Киркмана и художника Райана Оттли – продолжения она не получила.

• Роберт Киркман хотел закончить комикс еще в 2011 году, и у него была символичная идея для финала. В конце сюжета No Way Out Рик и другие выжившие побеждают проникших на территорию общины Александрии мертвецов. Роберт хотел написать выпуск, в котором Граймс произносит речь перед людьми, кадр за кадром «камера» отдаляется, затем становится видно памятник Рику в той же позе. Вот только вокруг памятника ходят не живые люди, а зомби. Автор хотел показать, что несмотря на все старания Рика, у людей не было шансов пережить эту эпидемию. Но все же Киркман отказался от этой идеи, финал комикса был другим.

• В комиксах много антагонистов, но лидер общины Спасителей (Ниган) и глава города Вудберри (Губернатор) – единственные, кто получил предысторию. Первый в виде комикса The Walking Dead: Here’s Negan (как простой школьный учитель физкультуры становится суровым лидером), второй – в виде романа «Восхождение губернатора» (где робкий парень превращается в жестокого тирана).

• Писатель Уэсли Чу написал книгу The Walking Dead: Typhoon, в ней рассказывается об эпидемии зомби-вируса в Китае и о попытках людей выжить в стране, где количество мертвецов исчисляется в миллионах. Это первый после истории Джеффри Граймса и сериала «Бойтесь ходячих мертвецов» взгляд на зомби-эпидемию за пределами США. Действие книги происходит в той же вселенной, что и комикс.

• Киркман закончил комикс неожиданно для фанатов на 193 выпуске. При этом обложки 194 и 195 номера нарисовали и выложили в сеть – специально, чтобы запутать фанатов. Роберт изо всех сил пытался скрыть смерть одного из ключевых героев истории, но в современном мире это уже почти невозможно – СМИ все узнали и раскрыли финал до выхода заключительного выпуска.

• Художник комикса Чарли Адлард часто ошибался и рисовал Рика с двумя руками в комиксе, хотя в 28 выпуске Граймс потерял правую кисть и все дальнейшие события прошел с одной рукой. В сериале у Граймса не было увечья.

Любопытное про игры

• Всего шесть персонажей появлялись и в сериале, и в комиксе, и в играх Telltale: Мишонн, Сиддик, Шон Грин, Хершел Грин, Гленн и Иисус. Причем в комиксе и играх Telltale это одни и те же версии героев, а вот в сериале они немного отличаются.

• События цикла Telltale’s Walking Dead происходят во вселенной комикса, но главная героиня игр девочка Клементина в нем не появлялась. А вот на ее пути возникали некоторые герои из комикса. Например, в финальном эпизоде она встречает аскета из Шепчущихся (людей, которые носят кожу мертвецов поверх своей и живут среди зомби).

• Мишонн как один из наиболее популярных персонажей комикса и сериала получила собственную игру от Telltale – The Walking Dead: Michonne. Действие разворачивается между 126 и 139 выпусками комикса, когда Мишонн покинула Александрию и отправилась в море на корабле рыбаков.

БОНУС ДЛЯ ПИКАБУШНИКОВ

Хотите посмотреть 10 сезон «Ходячих мертвецов» в отличном качестве и бесплатно? Это можно сделать на телеканале FOX в приложении НТВ-ПЛЮС ТВ. Активируйте промокод PIKABU до 30 апреля 2020 года и получите двухнедельный доступ к десятку самых разных киноканалов (в том числе тематических – например, только фантастика, семейные фильмы или ужасы) и большой библиотеке сериалов.

КОНКУРС С МЕРЧЕМ «ХОДЯЧИХ»

Что нужно делать? До 12 апреля включительно напишите нам через специальную форму ниже, за что вы любите сериал «Ходячие мертвецы» и почему его стоит смотреть всем. Мы не ограничиваем вашу фантазию и полет мысли, но постарайтесь структурировать аргументы и изложить их грамотным языком.

Что можно выиграть? Крутые толстовки от НТВ-ПЛЮС и футболки с «Ходячими мертвецами» от телеканала FOX достанутся авторам 15 лучших историй. Работы победителей опубликуем 16 апреля. Полные правила конкурса тут.

Текст книги “Как мы ездили на рыбалку”

Автор книги: Александр Сивухин

Жанры:

Прочие приключения

Детские приключения

Текущая страница: 2 (всего у книги 2 страниц)

Суп оказался очень вкусный, благодаря лапше из пакетика. Только вот мидии были жесткие, как резина. Но спасибо голоду и сознанию того, что мы едим исключительный деликатес, продолжали жевать эту резину. Чем-то питаться надо!

Так этих мидий мы и не доели. Повылавливали из тарелок лапшу, а мидий вылили обратно в котелок.

Хорошо, что дедушка Петя успел сделать салат из овощей, который мы съели с хлебом и потому наелись. Выпили сладкий чай и тогда совсем уже есть не хотелось.

Ромка тоже своих мидий не стал доедать, а завалился спать в палатку.

Дедушка Саня, и дедушка Петя пошли на берег и стали готовить места для рыбалки. Надо было уложить бревнышки по краю, на которых можно было стоять, вбить колышки, чтобы бревнышки держались. Потом вырвать всю траву по берегу. Из воды, возле берега рогатиной выдернуть все водоросли, чтобы лески не путались.

Так закончить эту работу мы и не успели. Начался дождь.

Пришлось идти в лагерь и спрятаться в палатке. Свои вещи и рюкзаки мы укрыли от дождя пленками. Лодки перевернули вверх днищем, чтобы их не залило.

И вот – сидим мы в палатке. Дождь шпарит снаружи, а в палатке сухо и тепло. Ромка продолжает кимарить после ужина и “трудов” праведных. Он разлегся посередине палатки – не тревожьте его! Мы пристроились втроем рядом на корточках. Сидим и слушаем шум дождя.

Уже стемнело, зажгли в палатке фонарь, а дождь все не кончался. Гремел гром, сверкала молния. Дождь барабанил по палатке, но до нас не доставал.

Дедушка Саня стал считать секунды от вспышки молнии до того момента, как мы услышим звук грома. Потом он умножал количество секунд на скорость звука – триста метров с секунду, и определял, как далеко от нас гроза. Сначала он определил, что гроза в трех километрах от нас. Потом в двух, потом в одном, потом над нами, потом опять в двух. Он сказал, что гроза удаляется, и дождь скоро закончится. Так оно и вышло. Постепенно дождь перестал стучать по крыше нашей палатки и вскоре затих.

Только вот! Он погасил наш костер!

Мы вспомнили, что не укрыли собранные сухие дрова пленкой. Теперь они намокли, и мы не сможем их зажечь. Это была наша ошибка!

Уже в десять часов вечера, мы в темноте пытались найти несколько сухих веточек под деревьями, потом пытались разжечь костер бумагой, но у нас ничего не получалось. Дрова были сырые! Они никак не хотели разгораться.

Спасибо дедушке Сане. Он оказался запасливым дедушкой. У него в рюкзаке нашлось сухое горючее, несколько таблеток.

Хватило одной таблетки, чтобы костер разгорелся! Ура! Теперь мы могли обсушиться, обогреться после дождя и идти на рыбалку!

3. День третий. Щука.

За вторую ночь мы поймали только одного сома. Снова это удалось мне. Уже в одиннадцать часов ночи, когда я пошел проверять донки. Мне снова повезло. Я вытянул небольшого сома, который сам попался на крючок.

Дедушка прибежал на мой крик и помог мне вытащить крючок изо рта рыбины. У этих сомов такие острые мелкие зубы! Я их боюсь.

Потом мы снова наживили донки, и прождали почти до утра, но поклевок больше не было. Ромка уже выспался и тоже пытался ловить сомов, но снова запутал свою леску, бросил все на берегу, сказал, что ночью ловить плохо, потому что ничего не видно и снова пошел спать.

Зато утром третьего дня путешествия он был полон энергии и новых идей! Он видел, как возле нашего берега плеснулась крупная рыба! Наш рыбачек сразу же загорелся поймать ее. Тогда вспомнили про сеть, которую нашли на берегу в первый день.

Мы ее разыскали в пакете, среди наших вещей. Распутали и пошли ставить.

Для этого нам пришлось накачать одну лодку, взять маленькие весла-лопаточки, забраться с сетью в лодку вдвоем с Ромкой и спуститься на воду.

Дедушка Петя подсказывал нам с берега, что делать, чтобы поставить сеть.

Надо было закрепить сначала один конец сети к камышам, поплавками кверху. Грузила утопить. Потом плыть на лодке вдоль камышей, распуская постепенно всю сеть. Поплавки вверху, грузила внизу. Потом, когда сеть будет установлена, закрепить второй конец за камыши. После нескольких попыток, нам это удалось. Я сидел на веслах и греб, а Ромка командовал. Хорошо, что возле нашего берега течение было не очень сильное, иначе бы мы не справились.

После того, как мы поставили сеть и выбрались на берег, уже было около девяти часов утра. Все, как ни странно, опять проголодались.

У Ромки появилась идея изжарить сомиков, которых мы поймали. Идея заключалась в то, что жарить надо было на костре в фольге!

У дедушки Сани в рюкзаке нашелся рулончик пищевой фольги. Он отдал ее Ромке и тот начал готовить завтрак из сомов. Он сам их почистил, отрезал головы, посолил, потом завернул чистых рыбин в фольгу вместе с чищенной и порезанной на дольки картошкой и положил на горячие угли костра.

Молодец, Ромка! Из тебя выйдет настоящий повар!

Когда сомики изжарились, мы ими перекусили. На всех четырех голодных рыбаков трех сомиков показалось мало, поэтому пришлось сварить еще картошки и плотно позавтракать.

Потом мы пошли на берег, проверить нашу сеть. Снова мы сели в лодку с Ромкой и поплыли к нашей сети. Я греб, а Ромка приподнимал сеть за поплавки и смотрел, что там поймалось. Мы проверили всю сеть, но рыбы в ней не оказалось. Разочарованные мы выбрались на берег и решили пойти отдохнуть.

Только мы собрались уходить с берега, как увидели, что поплавки нашей сети загуляли на воде. На течение это было не похоже. Камыши, к которым была привязана сеть, тоже заходили ходуном. Дедушка Петя, который все это видел, закричал: “Щука. “

Он бросился к лодке, схватил весла и быстро стал грести к тому месту, где стояла сеть. Сам, один, цепляясь за камыши, он начал выбирать сеть, в которой на глубине трепыхалась крупная рыба. Когда он уже выбрал почти всю сеть в лодку, мы вдруг увидели большую щуку, которая билась и крутилась, как бешеная, запутанная в сети, поднимала тучу водяных брызг.

Она была еще в воде, а мы вдруг увидели, как леска, из которой была изготовлена сеть, не выдержала сильных рывков и порвалась. Щука исчезла.

Мы, как зачарованные, замерли на месте. Нам еще не верилось, что щука удрала. Если бы сеть была крепкая, мы были бы с трофеем!

Дедушка Петя только смеялся и взмахивал от огорчения руками. Он держал порванную сеть и не знал, что с ней делать. Потом выбрался на берег, руки у него дрожали от напряжения. Он плюнул от досады и сел в траву.

Мы с Ромкой сели в лодку и стали отвязывать сеть от камышей.

Порванная и запутанная сеть китайского производства уже ни на что не годилась. Мы оставили ее в лесу. Может кто-то снова найдет, распутает.

Больше всех расстроился Ромка, из-за того, что мы не поймали щуку.

Тогда он решил поймать ее спиннингом на блесну.

Этот азартный малый выпросил у дедушки Пети блесны, которые аккуратно лежали в коробочке, выбрал из них самую большую, остальные разложил на берегу. Потом привязал выбранную блесну к удочке и стал забрасывать в то место, где скрылась щука. Кидал, кидал. Пока не зацепил блесной за водоросли и не оборвал леску. Блесна осталась в реке.

Щуку он, естественно, не поймал. Зато пока бегал по берегу со спиннингом, затоптал в грязь все разложенные на земле дедушки Пети блесны. Он пытался их выковырнуть из земли, но уколол палец о крючок и махнул рукой на эти блесны. Пусть валяются.

Когда дедушка Петя увидел, что стало с его любимыми блеснами, то он отругал непутевого рыбачка. Сказал, что таким рыбакам, как Ромка, доверять снасти нельзя. А дедушка Саня, сказал, что Ромке после такого случая вообще ничего доверять нельзя. Даже посуду мыть.

Тогда Ромка обиделся и перестал с нами разговаривать. И даже обедать с нами не стал, пошел спать в палатку.

Мы с дедушкой Саней стали дальше укреплять берег. Сделали ступеньки и уложили еще один ряд настила из толстых веток. Теперь можно было спокойно ходить по берегу и даже сидеть на этих ступеньках. Собирались ночью опять ловить сомов.

После обеда мы с дедом отдыхали, играя в шахматы. Мне даже удалось один раз обыграть его.

Вечером на наш берег приехал на мопеде еще один рыбак из соседнего села. У него были очень хорошие снасти. По-видимому, он здесь часто ловил рыбу. Он даже удивился, что мы так хорошо оборудовали берег и еще траву вырвали возле берега.

Рыбак, которого звать Валерой, сказал, что попробует поймать карасей. Он замесил глину с макухой, скатал из них шары и стал забрасывать эти шары в воду недалеко от берега. Для прикормки.

Потом размотал свои удочки, насадил на крючки по кусочку особого теста – горох с манкой, который он называл “мастырка”.

Ромка был уже тут как тут. Он прибежал на берег, едва услышал шум мотора мопеда. Пока рыбак Валера готовился к ловле, Ромка перещупал все его снасти: крючки, блесны, удочки, подставки для удочек, подсак. Засыпал его вопросами, как и на что тот собирается ловить карасей. Выпросил у него насадки и тоже стал закидывать свою удочку.

Валера оказался добрым парнем. Он всерьез отвечал на все Ромкины вопросы, не забывая при этом забрасывать свою, удивительно длинную удочку с насадкой в то место, где он накидал прикормки. Я и дедушка Саня, ждали, когда же они поймают хоть одного карася?

Ловили Валера и Ромка до самой темноты. Только вот ничего не поймали. Не клевало.

Когда стемнело, приехавший рыбак тоже достал свою донку и стал с нами ловить сомов. Но в этот вечер и ночь рыба не клевала, ни у него, ни у нас. Мы просидели до двенадцати часов ночи, но так ничего и не поймали.

Валера собрал свои снасти, сел на мопед и уехал домой. А мы пошли спать.

Вдвоем со своим дедом я спал в палатке. Ромка и дедушка Петя спали под открытым небом, по отдельности на резиновых лодках, как на надувных матрасах. Погода стояла тихая, дождя не было. Немножко комары кусались, но мы укрылись одеялом с головой и так спали. Но не слишком долго.

Прошло несколько минут, после того, как мы легли. Я уже начал засыпать, как вдруг дедушка говорит:

– Кто-то ходит вокруг палатки.

Я прислушался, и действительно! Слышались чьи-то шаги. Словно кто-то подкрадывался к нашей палатке. “Шур, шур. ” Может это были воры?!

Дедушка взял фонарик, сбросил одеяло и вылез из палатки. Я видел сквозь ткань, как дедушка светит фонариком, и слышно было, как он обходит в темноте вокруг нашего лагеря.

Через некоторое время его шаги приблизились к палатке, дедушка залез в палатку:

– Показалось. Никого нет. Давай спать!

Опять, только я начал засыпать, как уже сам отчетливо услышал, как кто-то снова ходит недалеко от палатки.

Я растолкал деда и шепчу ему:

– Послушай. Снова кто-то ходит!

Тогда дедушка, фонарик включать не стал, а тихонько выглянул из палатки. На поляне у нас слабо горел костер. И можно было кое-что разглядеть и без фонарика.

Я услышал: “Шур, шур. ” Потом все стихло. Снова: “Шур, шур. ” Тишина.

Дедушка вылез наружу из палатки. Встал. Постоял некоторое время.

В этот момент шорохи повторились. Я замер. Точно! Кто-то крадется.

Но дедушка уже вернулся в палатку, залез под одеяло.

– Видел. Зря напугались. Это дедушка Петя спит в лодке и во сне ворочается. А мы подумали, что кто-то ходит. Давай спать лучше. Утро вечера мудренее.

Мы успокоились и больше не просыпались, пока не рассвело и в лесу не запели птицы.

Вот так и пролетел третий день нашего путешествия.

4. День четвертый. Перекат.

На четвертый день у нас закончились продукты. Утром дедушка Саня сварил остатки тушенки с рисом. Получился полный котелок. Мы позавтракали. Половину каши оставили на обед и стали собираться идти дальше по реке. Нам предстояло пройти еще двадцать километров до конечной точки маршрута.

Смотали донки. Собрали разбросанные по лагерю вещи, упаковали их в рюкзаки. Подкачали лодки и отнесли их на берег. Потом перенесли на берег все остальные вещи. Убрали за собой, собрав и закопав мусор под деревом. Кострище залили водой.

Осмотрели все внимательно – не забыли ли что? Погрузились в лодки и тронулись дальше.

Было уже десять часов утра. Погода стояла замечательная. Ласково светило солнышко. Плескались вода о весла. Мимо проплывали красивые берега. Речные чайки летали над водой, высматривая мелкую рыбу.

Иногда на пути нам попадались коряги, которые мы старались заранее увидеть и обойти стороной.

Один раз дедушка с Ромкой зазевались и попали в ловушку из коряг. Лодка их остановилась. Отталкиваясь руками и веслами, им, наконец, удалось выбраться из завала и мы продолжили движение.

Шли уже два часа. Наступило время обеда.

Нашли подходящий пляж и решили устроить себе небольшой привал.

Доели остатки каши. Помыли котелок. Разделили остатки печенья на всех поровну. Выпили по глотку воды. Все, еды больше не было.

Потом мы пошли купаться.

Дедушка Саня показывал нам с Ромкой, как правильно плавать “кролем”. Ромка даже пытался повторить движения дедушки, как надо работать руками и ногами, как надо делать выдох в воду. Но у него ничего не получилось. А я даже и пробовать не стал. Мой любимый вид спорта – это большой теннис. Еще – шахматы. А плаваю я хорошо, без всяких стилей, Донец переплываю запросто. Зачем мне все эти брассы, кроли, баттерфляи?

Дедушка ведь вырос на Волге. Волга – это не Донец. Там может, и надо было уметь плавать кролем. Ведь Волга гораздо шире Донца. Дедушка рассказывал, что он Волгу переплывал, когда был молодой, как я.

В этот раз он сделал мне замечание, что мне бы было не плохо, брать пример с Ромки, который старается всему научиться, хоть он и ленивый, но его любознательность дает ему несколько дополнительных баллов в нашем рейтинге между мной и Ромкой. Пусть я выигрываю в трудолюбии, но проигрываю в инициативе.

Может дедушка и прав. Мне надо бы еще поработать над своим характером.

Накупавшись и наигравшись вволю, мы забрались в лодки и пустились дальше в наше путешествие.

Пока мы купались, мимо нас прошла на двух лодках еще одна компания любителей водного туризма. Вторую лодку, в которой у них были сложены все вещи, они привязали к первой. Их было четыре человека. Лет им было по двадцать. Они, проходя мимо нас, громко разговаривали, смеялись. Пили пиво и кидали бутылки в воду.

У них был мотор на первой лодке. Мы видели в их снаряжении водные лыжи. Слышали из их разговора, что идти им еще шесть дней. Видимо, они собирались дойти до широкой воды и покататься там на водных лыжах. Счастливчики!

У нас не было водных лыж, да и мотора не было.

Пока дедушка работал веслами, я загорал, лежа на своем рюкзаке и предавался своим размышлениям.

Когда я вырасту, то куплю себе лодку с мотором и водными лыжами. Это теперь моя мечта. А еще я куплю себе гидрокостюм, акваланг и подводное ружье. Тогда все сомы будут мои. Только, мне надо сначала школу закончить, потом институт. В армию я не пойду. После института буду работать адвокатом, хорошо зарабатывать и мне хватит денег на подводное ружье и лодку с мотором.

Тут дедушка стал вглядываться вперед и забеспокоился.

– Смотри! Кажется перекат.

Я не знал, что такое перекат, но посмотрел в ту сторону, куда показывал дедушка и увидел впереди большие камни, по которым бежала река. Течение возле этих камней было очень быстрое. Вода вспенивалась, огибала эти камни и неслась дальше.

Читайте также:  Ловля сома на живца

Дедушка пытался миновать эти камни, но течение оказалось сильнее, нас несло так быстро, что мы ничего не могли сделать, и застряли между двух крупных валунов. Вода шумела и бурлила, как на горной реке. На нас летели брызги со всех сторон. Лодка днищем шаркалась по камням, и могла порваться. Сзади на нас наскочила лодка дедушки Пети и Ромки, и мы чуть не перевернулись. Если бы мы перевернулись, то утопили бы все свои вещи, да и сами могли бы потонуть на таком быстром течении.

– Держись! – Закричал дедушка.

Сам он выскочил из лодки, оттолкнул ее в сторону от камней и потом едва успел забраться в лодку, как быстрое течение подхватило, закрутило и понесло дальше. Но опасное место мы уже проскочили. Дедушка был весь мокрый и шумно дышал. Зато я ничего, сидел в лодке и держался за рюкзаки. Постепенно течение снова стало спокойным, лодка замедлила ход. Дедушка сел на весла. Он только пощупал – на месте ли его видеокамера, которая была у него в кармане жилетки в герметичном пакете. Хорошо, что она не намокла.

Дедушка Петя и Ромка тоже благополучно миновали перекат. Их спасла наша лодка. Когда они наскочили на нас, то течение отнесло их в сторону, и они обогнули нас и выступающие из воды камни без помех.

Когда мы миновали перекат, мой дедушка запел песню:

“Нет, ребята, я вниз

с высоты не хочу,

Сердце пятки уже

И тут чувствую я,

как обратно лечу

с шерстяным одеялом. “

Я спросил у дедушки, чья это песня? Он ответил, что сочинил ее сам когда-то. Песня называется “Водопад”. Она про водных туристов.

Ну, дедуля, ты и даешь! Даже песни сочиняешь. Вот мне бы так.

Дальше мы шли без остановок. Я иногда подменял дедушку на веслах. Мы стремились поскорее дойти до конечного пункта нашего маршрута. За четыре дня я уже научился грести, и мне даже нравилось управлять лодкой.

Через несколько часов мы, наконец, подошли к финишу.

Было уже половина шестого вечера. В шесть за нами должен был приехать мой папа на машине и забрать нас.

Совершенно уставшие, голодные, но счастливые мы причалили к берегу недалеко от паромной переправы в селе Светличном.

Залив, на реке, где мы собирались выйти на берег, оказался весь заросший кувшинками, сквозь которые невозможно было пробраться. Пришлось приставать к какой-то толстой трубе, которая выглядывала из воды и тянулась к берегу недалеко от насосной станции. Взобравшись на эту трубу, мы, балансируя, как акробаты, перенесли лодку, и все свои вещи на берег.

Такой же маневр десантирования на берег проделали и дедушка Петя с Ромкой.

Потом мы сполоснули лодки чистой водой, просушили и стали собирать все вещи к погрузке в машину.

Не успели мы все упаковать, как приехал папа.

Он помог нам загрузиться, и мы поехали домой.

Ура! Мы скоро будем дома! За эти четыре дня я уже соскучился по своим родителям и сестренке.

Путешествие мне пришлось по душе. Будет что вспомнить о том, как я провел каникулы.

“Туризм это лучший отдых, а отдых лучше туризма!”, – пошутил мой дедушка.

Закончилось наше интересное путешествие по Северскому Донцу на лодках.

На следующий день я отсыпался почти до самого обеда. Очень не хотелось просыпаться после трех, почти бессонных ночей, проведенных на рыбалке.

Дедушка Саня обещал смонтировать на компьютере видеоролик. Мне очень интересно будет посмотреть, вспомнить про наши приключения.

Кроме того, у моего дедули есть новая идея: той же компанией совершить путешествие на рыбалку на велосипедах.

Случай на рыбалке: как мы с дедом ловили сома на Волге

  • Главная
  • Архив
  • РКГ
  • Дедушкины уроки

Дедушкины уроки

А еще дедушка Костя был заядлым рыбаком и охотником. Рыбы в те далекие годы на Волге, в многочисленных ериках и ильменях, было много и разной. Наши отцы были рыбаками, и нами достоинство деда, как умелого рыбака и охотника, не воспринималось.

Ну что из того, что он на наших глазах, забрасывая руками против течения тяжелую самодельную блесну, вытаскивал каждый раз судака или жереха. Наши отцы тоже так умели.

Поймал он на разрешенную в те годы “немку” за час десяток-другой лещей. И это не было необычным. Леща весной было много, и его ловили впрок все, кто не ленился.

Нам, детям, иногда казалось непонятным, почему он нас и наших приятелей любит. Мы не были послушными. Он мог часами рассказывать нам о Волге и рыбах, об охоте на птиц и зайцев. Нам это казалось неинтересным.

Иногда он рассказывал о той, далекой и неинтересной дореволюционной жизни, где он работал приказчиком на Астраханских пристанях. О царской, империалистической войне, на которой дедушка, быв солдатом, глядел в глаза смерти. Нас не интересовала и Великая Отечественная война, на которой дедушка был комендантом нефтебазы, снабжавшей Сталинградский фронт авиационным керосином, соляркой, бензином и мазутом. В наших глазах он оставался старым-престарым дедом, который элементарно мешал в наших детских, тогда казавшихся важными, делах.

Моя первая с ним рыбалка состоялась весной. Проснувшись и не обнаружив ни деда, ни нашей лодки, рванул на озеро. Дед оказался там. Он полоскал “немкой” воду, каждый раз вытаскивая по несколько крупных воблин. При этом он так был поглощен рыбалкой, что, казалось, не замечает ничего вокруг. Но стоило мне спуститься к урезу воды и потрогать ее, холодную, руками, дед сразу оказался у берега. Затем начались его причитания, которые он, думаю, считал грозным разговором с любимым внуком. Когда поток его слов иссяк, он посадил меня в лодку, привязал веревкой за ногу, и мы поехали рыбачить. Это была моя первая и последняя с ним такая рыбалка.

Урок первый, или Как ловить раков

В те далекие годы у нашего рабочего поселка находилось пять причалов, к которым швартовались нефтеналивные танкеры и баржи. У причальной стенки были глубины до десяти и более метров. Это были места, где счастливчики успешно ловили крупных судаков, нередко выволакивая из-под свай громадных, как нам казалось, сазанов и сомов.

Ближе к берегу между свай было царство раков. Некоторые старшие мальчишки доставали их из норок руками. Мой же дедушка такой ловли раков не любил. Он, один из немногих взрослых в нашем рабочем поселке, ловил их раколовками.

Он научил меня искусству их изготовления. Дедушка делал раколовку, а я под его руководством изготавливал свою. Основанием раколовки часто брался обруч от бочки. Дедушка брал их диаметром не больше шестидесяти сантиметров. Говорил, что этого хватит для того, чтобы в ней поместилось до трех приличных экземпляров раков.

Над основным обручем на расстоянии десять сантиметров крепился еще один обруч из проволоки диаметром 6-7 мм.

Использовал для такой раколовки полотно сети из крупной нити с ячеей не менее двадцати пяти миллиметров. Сеть крепилась, начиная от проволочного обруча, далее – к основному обручу, и оканчивалась карманом. Глубина кармана под обручем была сантиметров двадцать – двадцать пять. Это позволяло удержать раков при подъеме раколовки с большого расстояния от рыболова. Часто раколовка выволакивалась из воды боком, и тогда карман удерживал в ней большинство из позарившихся на дармовую пищу раков. Большая ячея сети позволяла при подъеме раколовки избавиться от молодых рачков.

Был у дедушки и свой особый способ приваживания раков. В качестве привады в ход шла пойманная и притушенная на солнце плотвичка или любая иная белая рыба. После поимки она разрезалась по брюху и выкладывалась на солнцепек. Затем эта привада – подкормка – привязывалась к камню и забрасывалась в места, где через день-два предполагалась ловля раков.

Нередко дедушка в качестве привады использовал головы от вяленой рыбы.

При ловле раков он использовал до пяти раколовок. Забрасывал или завозил их на куласе на приваженные места. Перед этим к раколовке прикреплялась приманка, такая же, как и ранее используемая привада.

Проверялись раколовки с интервалом в пятнадцать-двадцать минут.

Урок второй. Как не надо ловить судака

Дедушка, да и большинство из наших отцов, в далекие годы детства не признавали спиннинг.

Судака ловили преимущественно на живца, а также отвесным блеснением. Причем за день поймать десяток-другой крупных, до трех килограммов судаков не было выдающимся достижением.

Мой же дедушка любил “побаловаться” ловлей судаков проводкой по течению “У камня”.

По рассказам родителей, после войны в этом месте на берегу Волги была танцплощадка. Ежегодно весной она подмывалась водой. И через несколько лет просто разрушилась. Один из обломков танцплощадки до настоящего времени можно заметить в воде. В те же годы “У камня” была хорошая рыбалка на судака, жереха и окуней. Сильная струя шла между берегом и этим камнем, возвышающимся над поверхностью воды на два метра.

Так вот, мой дедушка любил в этом месте ловить судаков. Он брал обыкновенную донку, вязал к ней самодельную легкую блесну похожую на рыбку и ловил здесь хищников.

Спускался к воде, разматывал донку себе под ноги, а затем забрасывал ее против течения. Часто забросить блесну далеко ему мешал или ветер, который, казалось, никогда не покидает Волгу, или леса запутывалась за камень, за наносные ветки.

Каждая такая его рыбалка напоминала экстрим. Дедушка то поскользнется и упадет в воду, то оторвет блесну. Но, сколько помню, каждый раз ему удавалось поймать одного-двух судачков, а то и среднего размера жереха.

Папа неоднократно предлагал деду освоить спиннинг или же вести проводку с помощью длинного удилища. Дед упорно не сдавался.

Экстрим для деда закончился в тот день, когда он пришел с рыбалки, придерживая одной рукой желтую самоделку, якорек которой почти до крепления вошел в его нижнюю губу. Как он рассказал позже, блесна задела за камень, и когда дед ее сильно потянул, то она с большой скоростью влетела ему прямо в приоткрытый рот, а якорек при этом вошел в нижнюю губу.

Дедушка вел себя мужественно и даже согласился дать подержаться за блесну и моему отцу. Был вызван местный фельдшер, который решил вести его в районную больницу. Но ехать к хирургу не пришлось, так как отцу удалось, не разорвав губу, извлечь из нее злополучный якорек. Затем самое эффективное средство дезинфекции, то есть водка, завершило оперативное лечение.

Урок третий. Сом или сазан, томленые в котле, на слабом огне костра, в собственном соку

А еще мой дедушка любил готовить. Он рассказывал, что его отец был в царское время шеф-поваром самого шикарного ресторана Астрахани – “Аркадия”. Наверное, он научил его премудростям приготовления отдельных блюд. Помню, что практически на каждую свадьбу его приглашали готовить салаты. Мне же запомнилась его селедка под луком. Она была красиво украшена кружочками лука и полита ароматным подсолнечным маслом.

Уже более сорока шести лет, как в страну вечной охоты ушел мой любимый дедушка Костя. Но мне не забыть вкус приготовленной им рыбы.

Дудушка почему-то называл это блюдо нерусским названием “гальжя”. Для его приготовления использовался сом или сазан. Экземпляры брались крупные, не менее десяти килограммов веса.

Рыба чистилась, разрезалась под углом на большие куски, промывалась, обсушивалась. Затем они натирались солью и специями. Если рыба была недостаточно жирной, то на дно котла выливали полстакана воды. Затем выкладывались овощи и зелень: дольки сладких астраханских помидор, петрушка, укроп, лук, перец. Такой приправой перекладывал каждый слой рыбы.

Рыба томилась на медленном огне костра примерно два-три часа. Котел накрывался крышкой. К приготовлению этого блюда дедушка никого не подпускал. Сам подбрасывал дрова, сам помешивал куски рыбы, пробовал и определял готовность блюда.

Когда же дедушка раскладывал эту дымящуюся рыбу на тарелки, незабываемый запах наполнял всю нашу стоянку – бивуак на берегу красавицы Волги. Есть можно было все. Косточек не ощущалось.

Еще помню, что дедушка к этому блюду часто подавал поджаренный молодой картофель, а то и пшенную кашу. Всегда на столе было много астраханских сладких помидоров.

Умер дедушка как-то тихо. Было жарко. Пищали комары. Дедушка в этот последний вечер запомнился мне задумчивым и тихим. Он нас не поучал. Сидел, слушал, смотрел и молчал.

А утром я проснулся от суеты. Вбежал в комнату дедушки. Он лежал на коленях папы, как мне показалось, узнал меня, потянулся и вдруг затих. Затих навсегда.

Прошли годы. Сам стал дедушкой. Моему внуку Саше – девять. Он похож и не похож на меня. Другое время, другое место, другие интересы. Часто мы с Сашком, приехав в страну моего детства и юности, бродим по памятным местам, ловим окуньков и плотвичек у памятного камня.

Рассказываю ему о прошлом, о его прадеде и пра-пра. Он слушает. Иногда в поведении внука удается узнать себя в далеком детстве. Жизнь продолжается.

Случай на рыбалке. Рассказ очевидца

Как-то вечером сидели мы с дедушкой Яшаром у костра, вспоминали прошлое, и я попросил его рассказать какой-нибудь случай, происшедший на рыбалке, который ему больше всего запомнился. Дедушка Яшар немного призадумался, а затем кивнул головой и начал рассказывать:
– Мне было тогда девять лет. Жили мы в городе Кировабад, нынешняя Гянджа. Во дворе, где жила наша семья, кроме нас проживало ещё примерно десять семей. Многие поселились во время эвакуации, когда началась Великая Отечественная война. После войны многим семьям, которые приехали в наш город во время эвакуации, некуда было возвращаться, и они остались жить в Кировабаде. Соседи во дворе жили очень дружно и в выходные дни всегда выезжали на природу, но чаще всего — на рыбалку. Меня, сопливого пацана, тоже всё время брали с собой.
После того, как начали заполнять Мингечаурское водохранилище, мы стали на рыбалку ездить именно туда. Полуторку для поездки всей компанией выбивал дядя Володя, который работал в КГБ. Дядя Женя был главврачом тюрьмы, дядя Сеня — директором кирпичного завода; одним словом, все занимали какие-то посты, кроме дяди Мити, который работал водителем автобуса. Хотя в то время все профессии были в почёте. Дядя Митя был здоровяком. При своём росте в два метра он весил 170 килограммов и был душой компании.
И вот, приехали мы на водохранилище и начали с того, что стали готовить наживку для сома. Это выглядело примерно так: развели костёр, достали большие куски сала величиной с мужскую ладонь и стали на дыму его коптить. Затем надули лодку и стали готовить снасти. Так как в то время с леской были проблемы, то вместо неё пользовались шпагатом.
Приготовили две снасти. Их нужно было к чему-то привязать. На берегу росло только одно дерево, поэтому конец одной снасти привязали к нему, а вторую снасть — к буксирному крюку полуторки. Затем меня посадили в лодку и сказали, чтобы я медленно грёб от берега, а сами рыбаки, сидя по разным бортам лодки, разматывали шпагат. Отплыв на довольно-таки большое расстояние, они достали небольшие куски фанеры с дыркой в центре и, обвязав эту фанеру шпагатом, пропустили его конец через центральную дырку. Затем, привязав огромные крючки, нацепили на них те самые куски подкопченного сала. Мне объяснили, что такая конструкция держится на плаву между дном и поверхностью воды и это повышает действенность наживки.
Вернувшись на берег, рыбаки повесили на оба шпагата бубенцы, которые обычно были атрибутом упряжки русской тройки, и разбрелись немного поохотиться. Вечер у костра за ужином из пострелянной дичи прошёл спокойно, и, пожелав друг другу спокойной ночи, все разошлись спать.
Вдруг под утро, когда едва забрезжил рассвет, мы все вскочили, спросонья решив, что прямо на нас мчится упряжка. Придя в себя, мы поняли, что это с такой силой звенят бубенцы на шпагате, который был прикреплён к переднему буксировочному крюку полуторки. Первым кинулся к шпагату Митяй — так все звали дядю Митю. Подбежав, он стал тянуть шпагат на себя, но тот натянулся струной, как на гитаре, и постепенно стал тянуть Митяя к воде. Увидав такой поворот событий, вся остальная компания ринулась на помощь Митяю. И только после того, как шесть или семь человек дружно потянули шпагат на себя, нечто, находящееся под водой, стало поддаваться. Какова же была радость и удивление у всех присутствующих, когда они вытянули на берег огромного сома! Радовались оттого, что задумка с салом удалась, а удивление вызвали небывалые размеры добычи. Когда сома полностью вытянули на берег, рыбаки обступили его и стали эмоционально выражать восторги, смешанные с изумлением. Так как я был еще ребёнком, то очень испугался эту огромную рыбину и, отбежав, стал наблюдать со стороны.
Пока остальные разглядывали сома, Митяй освобождал ногу, которая запуталась в шпагате. И вдруг случилось такое, что сразу никто не смог сообразить, что же произошло. Я увидел, как сом встрепенулся и каким-то неуловимым движением метнулся обратно в воду, утащив за собой Митяя. Рыбаки обомлели и лишь растерянно посмотрели туда, где Митяй ушёл под воду. Первым пришёл в себя водитель полуторки: резко развернувшись, он побежал в сторону автомобиля. В то время на полуторках не было ключа зажигания, заводить автомобиль нужно было специальной ручкой, и почему-то в самый ответственный момент это очень здорово подводило. Все смотрели с надеждой и, наверное, в душе молились, чтобы полуторка завелась как можно быстрее, так как попытки вытянуть Митяя вручную никаких результатов не дали. Скорее всего, это было оттого, что к весу сома вдобавок прибавился вес дяди Мити, поэтому задумка с машиной была единственно правильным решением.
Кажется, прошла целая вечность, пока машина завелась. Водитель заскочил в кабину и, включив заднюю передачу, выжал до упора педаль акселератора, дав полный газ. Как ни странно, первым перед глазами присутствующих появился сом, а затем уже — бездыханный Митяй. Увидев его, про сома все забыли, да и никуда этот сом не делся бы, так как грузовик оттащил их метров на пятнадцать от воды. Нужно было срочно оказать Митяю первую помощь. Меня посадили к нему на живот, а двое взрослых мужиков с раскачкой вверх и вниз стали мною надавливать на него. Я себя чувствовал пожарной помпой, которую видел как-то во время пожара, когда ею качали воду. Наконец Митяй закашлялся фонтаном воды, и через пару минут его поставили на ноги, которые заметно дрожали. Первым делом Митяй попросил закурить. Ему дали папироску, а сами вернулись к сому.
Улов был в длину больше двух с половиной метров. Некоторые рыбаки, измерив его длину шагами, говорили, что сом был почти трехметровый. Из разговоров рыбаков я понял, что они такого исполина ещё ни разу не видели. Подошёл и Митяй. Немного походив вокруг сома и вдруг как будто осознав, что с ним случилось, он с яростным возгласом, состоящим из матерных слов и примерно означающим «так ты что же, сволочь такая, хотел меня утопить?!», он от всей души ударил сома ногой, обутой в кирзовый сапог. Сом, наверное, по силе удара понял, что пнул его не такой уж и маленький «рыбачок». Никто не ожидал от него ответной реакции. Сом приоткрыл глаза и, увидев обидчика, как-то по-особенному изогнулся и молниеносно ударил хвостом. Раздался звук, похожий на шлепок очень громкой пощёчины. Если бы в тот момент на берегу оказался монах из Шаолиня, думаю, потом среди ударов, названных в честь животных, появился бы и «удар сома». Результат этого удара ошеломил всех. Представьте себе детину в два метра ростом, с внушительным весом, который, по-детски кувыркаясь, отлетел на три или четыре метра в сторону. После этого Митяй пришёл в ярость и, прихрамывая, побежал к своей палатке. Достал дробовик и, подойдя к сому без всяких матерных слов, выстрелил дуплетом прямо ему в голову.
Еще долго после этого случая на ноге дяди Мити красовался багровый след от удара, нанесенного хвостом огромного сома.
P.S. Эта история произошла примерно в1954 году, в Азербайджанской ССР, во время образования Мингечаурского водохранилища на реке Кура. Площадь, отведённая под водоём, была внушительных размеров – семьдесят километров в длину и восемнадцать в ширину. Естественно, рыбе, обитавшей до этого в многочисленных заводях, теперь было где разгуляться.
В Куре водилось множество разных рыб, но особенно она славилась сомами невероятно крупных размеров.

Прежде, чем написать этот рассказ бывалого рыбака, я хотел небольшим вступлением напомнить читателям, что все без исключения любители рыбалки любят «чуть-чуть» приврать.
Но, немного подумав, я решил из уважения к очевидцу этих событий написать о небылицах в конце моего рассказа. Я расскажу вам еще две истории: одну про Федота, моего товарища по работе, а другую — про моего друга, художника дядю Сашу.

У Федота была своя манера пересказывать услышанное или где-то прочитанное. Начинал он свой рассказ подтверждением, что все было именно так: бурно клялся памятью матери, а потом – всеми спиртными напитками, которые он пил и не пил. И каждый раз один и тот же рассказ обрастал новыми подробностями, которые может придумать только настоящий рыбак.
Как-то на работе мы разговорились с ребятами о рыбалке и стали вспоминать разные интересные случаи. В это время к нам подошёл Федот и сразу встрял в разговор, как и обычно клянясь и божась. В этот раз он даже пообещал принести вырезку из газеты «Кировабадский рабочий», где был описан этот случай. И сразу стал пересказывать историю, опубликованную в газете:
– В Мингечаурском водохранилище был пойман гигантский сом. Он был таким огромным, что человек, на снасть которого он попался, в одиночку не смог вытащить его. К нему подбежали несколько человек, и сообща они его вытащили. Вначале сом лежал и не двигался, затем открыл глаза и, осмотрев всех, прыгнул в сторону именно того человека, который его выловил. Человек этот отскочил и побежал вдоль берега, а сом погнался именно за ним и пробежал ровно сто метров, а затем, обессилев, прекратил погоню.
Тут со всех сторон посыпались вопросы:
– Федот, ну ты забрехался! Как же сом мог бежать за человеком? У рыб ведь не бывает ног!
Федот невозмутимо ответил:
– Да он за ним вприпрыжку гнался! Вы что, опубликованной статье не верите?! Завтра я вырезку из газеты принесу, и вы все убедитесь, что я не вру!
Прошло несколько лет, а Федот так и не принёс нам вырезку из газеты. Ответ на вопрос, где же она, всегда был прост:
– Опять забыл, чёрт побери!

Читайте также:  Ловля сома в июне

P.S.
Возможно, такая статья была в газете, и я не исключаю, что ее написали как раз о том соме, про которого рассказал дядя Яшар. Думаю, просто впоследствии этот самый эпизод оброс преувеличениями и нелепыми подробностями, поэтому и стал отличаться от настоящего события.

Как-то дядя Саша пригласил меня поехать с ним на реку Кура. Дядя Саша был художником-пейзажистом и часто выезжал на природу писать этюды.
Я, конечно, согласился, так как давно не выезжал на рыбалку. Подумал: пока он будет писать этюд, я в это время порыбачу.
На реке дядю Сашу все знали и относились к нему с уважением. Когда мы приехали, он выбрал для себя место и, расположившись, начал писать этюд. Прошло несколько часов. К нам подошли рыбаки, знакомые дяди Саши, и пригласили отведать ухи. Дядя Саша ответил, что с удовольствием попробует ухи и с таким же удовольствием послушает их очередное враньё про рыбалку. Они ещё немного перекинулись шутками, из которых было понятно, что у них давнишние дружеские связи.
Как и при любом рыбацком застолье, через некоторое время начались «удивительные» истории про рыбалку. Я видел, как дядя Саша незаметно посмеивается, слушая приукрашенные рассказы. Через некоторое время один из рыбаков спросил, не знает ли он какой-нибудь интересный случай, произошедший на рыбалке. Дядя Саша утвердительно кивнул. Я, конечно, удивился, так как знал, что дядя Саша не любит рыбалку и считает ее пустым времяпровождением. Его можно было понять, ведь он относился к творческим людям. Если поэт или писатель, глядя на поплавок, мог обдумывать свои будущие творения, то художник не мог расслабляться на природе, создавая очередной шедевр, где каждую секунду нужно улавливать краски и тени, которые природа меняет, как бы заигрывая с художником. Такое могли увидеть только чрезвычайно одарённые художники-пейзажисты.
Так вот, дядя Саша огляделся и, показав на бугорок у берега реки, начал свой рассказ:
– Сидел я как-то вон возле того бугорка и мазал свои этюды. Время было вечернее, и мне очень хотелось поймать момент заката. Закаты здесь бывают невообразимо красивые. Я заворожённо наблюдал, как буквально с каждой секундой преображается красота теней в разноцветье красок неба, и вдруг услышал рёв, который раздавался ниже по течению, метрах в ста от меня. Приглядевшись, я увидел медведя, который переплывал реку и громко ревел, иногда поднимая лапу вверх, словно прося о помощи. Когда он доплыл и выбрался на берег, я увидел, что в заднюю лапу медведя вцепился огромный сом. Медведь, продолжая оглушительно реветь, доковылял до небольшого бревна, схватил его, встав в полный рост, размахнулся, применив всю свою медвежью силу, и опустил это бревно на голову сома с возгласом «вот тебе, мать твою!»
У слушавших дядю Сашу рыбаков округлились глаза и отвисли челюсти. Один из них, немного подумав, стал уточнять:
– Дядя Саша, а это точно медведь был? Или, может, это у тебя, от переживания за медведя, непроизвольно вырвался возглас?
Дядя Саша, посмотрев на него, ответил:
– Всё может быть.
А потом добавил:
– Я целый час слушал от вас такие небылицы, что мне казалось, будто от вашего вранья у меня уши скручиваются. Скажите на милость, разве я хоть раз сказал, что не верю вам?
И Когда мы возвращались домой, я поинтересовался у дяди Саши: неужели и правда такое было? На что он, усмехнувшись, ответил:
– Нет, конечно! Я это там же на ходу придумал, наслушавшись их вранья.

Рыбацкая байка про то, как немцы на Волге сома ловили

и решил с вами поделиться.

Есть у меня друг. Немец. Немец самый что ни на есть породистый, чистокровный, хотя и потомок в каком-то там колене русских эмигрантов.
Большой любитель рыбалки, настолько большой, что при слове РЫБА он делает стойку и с затуманившимся взором начинает пускать слюни.
Зовут его Курт. Познакомились мы с ним в Германии, довелось мне там работать по контракту в начале 90. Русский матерный он знает в совершенстве (моя заслуга), русский разговорный со словарем.
И вот захотелось ему как -то поймать БОЛЬШУЮ РЫБУ. Ну рыбы у нас достаточно, но вот насчет БОЛЬШОЙ. Рыба то есть, но она по причине своих размеров пропорциональных прожитым годам настолько премудра, что изловить ее стоит немалых трудов (речь не идет о рыбе весом менее пуда).

Пошел я на поклон к знакомому егерю. Дедок в таком возрасте, что еще Наполеона наверное помнит, но тем не менее сколько я его знаю, всегда бодр и прыток не по годам. Всю жизнь он прожил на реке и всю Большую рыбу чуть ли не поименно знает. Слово зА слово, пузырьком пО столу, разговорил я деда. Вытер дед усы и молвил;-Будет тебе БОЛЬШАЯ рыба!

Звоню Курту, сообщаю радостную весть. Проходит некоторое время, он прибывает. Утыканный как ежик колючками удилищами и обвешанный всякими прибамбасами. Едем к деду. У деда есть лодка. Большая лодка, ровестница деда, но такая же крепкая и добротная. Плавает на ней дед, или как он выражается ХОДИТ, он таким образом; берет длинный и прочный шест, стоя на носу лодки втыкает шест в дно и идет к корме держась за шест. Так повторяется несколько раз, а когда лодка наберет скорость, можно просто стоять на корме и шестом, как дед выражается `подсовываться`.

Управляется он с этим шестом просто феноменально и скорость лодки вполне приличная. Ну так вот, приехали мы с Куртом к деду, приезд как полагается обмыли и стали снасти настраивать. Курт уже `на полуспущеных` (немец он и есть немец, что с него взять)пытается сотворить какую-то по его разумения СУПЕРСНАСТЬ для СУПЕРРЫБЫ. Дед посмотрел, сказал;Выкинь на***! и принес из сарая веревку толщиной с палец и крючки, похожие на якорь от авианосца.

Глаза у Курта стали как блюдца, но так как немцы народ деликатный, он промолчал. Затем дед повертел в руках всякие супернаучные приманки и тоже отбросил в сторону. Тут уже стало интересно мне. Приволок дед древний Карамультук и не сходя с места уконтрапупил пару каркуш. Обсмолив паяльной лампой, дед приладил их к своим крюкам.
Примерно в метре от наживки присобачил пару кирпичей.

Снасть готова. Курт в ступоре. Дед добывает из сарая пару камер от грузовика, берет насос и все это хозяйство тащит в лодку. Курт молчит, но его глаза говорят за троих. Грузимся в лодку, дед по одному ему ведомым приметам находит в реке место, накачивает камеры, вяжет к ним свои снасти и швыряет все за борт, потом спокойно суется к берегу и идет домой. Курт в задумчивости, я, если бы не знал деда, тоже уже был бы весьма озадачен.

Дело к вечеру, доедаем шнапс и баиньки.Утром порываемся на реку, дед удерживает. Занимаемся хозяйством, причем Курт все время пристает к деду с вопросами о том, кого мы ловим. Дед отмалчивается. К вечеру берем удочки и идем ловить просто рыбу.

Курт вылавливает солидного леща кило на 4 весом и счастливый сообщает о том, что большую рыбу поймал. Сфотографировавшись с ней, собирается выпустить в реку. Отбираем у него рыбу. Законопослушный Курт, узнав о том, что мы собираемся съесть рыбу, пойманную ( о ужас!)без соответствующей лицензии да к тому же не прошедшую санитарного контроля пришел в неописуемый ужас и с дрожью в коленках все ждал появления `полицай`, готового нас немедленно арестовать и оштрафовать.

Дрожал он до первой рюмки, потом с аппетитом уписывал жареного леща и нахваливал искусство деда.
На следующее утро одной из камер, торчащих поплавками посреди реки на месте не оказалось. Дед с азартно заблестевшими глазами потер руки и сказал;-Ну ребяты, хороший поросенок уцепился, давненько я таких не лавливал. Надо же, кирпич за собой таскает! Айда в лодку, счас мы его супостата изловим!

Прыгаем в лодку, начинаем поиски. Весь день кружим по реке, расширяя круги, а камеры все не видно. Наконец к вечеру дед утомился и решил сойти на берег перекусить. Я тоже увязался с ним, рыбалка рыбалкой, а кусать хоца. Курт, охваченный азартом, решил поиски самостоятельно продолжить. Обнаружил он камеру прямо напротив того места, куда мы подошли после сытного обеда ( или ужина). Нашел он ее по видимому перед самым нашим проиходом, а посему все дальнейшие события мне довелось наблюдать со стороны.

Итак, Курт узрел камеру, подплывает к ней и цапает веревку. Сом ( как оказалось он был очень сердит )недовольный тем, что его потревожили, немедленно несется прочь, попутно выдергивая из лодки Курта как пробку из бутылки. Тот еще в полете соображает, что рыбка шутить не намерена, а посему пора делать ноги. К нашему берегу (ширина Волги в этом месте метров 150)он подплыл ( или подбежал, пес его знает, во всяком случае во время заплыва он не погружался в воду больше чем по пояс)минут через 5, а это я думаю тянет на мировой рекорд. Далее было делом техники. Дед метнулся к соседу, схватил весла, прыгнул в его лодку и на всех парах помелся к выныривающей из волн камере. Из воды он ее доставать не стал, просто привязал к ней веревку, а веревку зацепил за нос лодки. Мы стояли на берегу и наблюдали как сом катает деда по реке. Курт забыл про свою мокрую одежду, с глазами как у совы смотрел то на меня, то на деда в лодке и беспрестанно вопрошал;Was ist das? , иногда вставляя; Ни х#я сепе! Потаскав деда с полчаса, сом утомился и дед стал потихоньку править к берегу. Подошел сосед, заинтригованный неожиданной прытью деда, уволокнувшего весла и лодку.

Всей толпой уговорить сома вылезти на берег мы не смогли, пришлось соседу заводить свою древнюю `Ниву`и тащить рыбку с ее помощью. Вытянули. Померили.2метра 70 см Вес почти 200 кг. Репа как котел. Чавкает. Хвостом по песку возит. Курт от радости чуть его не целует, всю пленку в фотоаппарате перевел, видеокамеру чуть не изнасиловал, все запечатлеть этого сома старался. Сом в обхвате поболее полметра, упитанный, и на его фоне Курт как цыпленок выглядит.

Смотрю, сосед бензопилу прет. Оказывается сома разделывать собрался. Курт чуть не в крик, руки растопырил, сома защищает. Матом как пьяный сапожник верещит, и меня поближе подтягивает. Не дал сома зарезать, отпустили мы его обратно. Да и дед слезу пустил, говорит как в молодости побывал, не осталось почти таких гигантов. Обмыли мы сомово освобождение, на следующий день Курт со всеми сфотографировался, снасти свои все деду подарил и проводил я его в Неметчину полного впечатлений о РУССКОЙ РЫБАЛКЕ.

Минуло с той памятной рыбалки два года.

Курт у себя на родине является членом рыболовного клуба, и когда он там показал фотографии и видеозапись улова, как и бывает в таких случаях, сразу нашлись и завистники, и скептики, и просто желающие тоже поймать такую же рыбку. Ну хотеть не вредно, и возможность осуществить мечту выпала только через годы. В общем снова звонок, поездка к деду, традиционный пузырек и дедово согласие. Прибывают трое. Курт как опытная устрица порожняком, а еще двое фрицев в полной походной выкладке.. Мне как назло в эти несколько дней было некогда, поэтому отвез я их к деду, а все остальное уж извините, рассказываю от его лица, так как сам непосредственным свидетелем не являлся.

Итак.
Ну привез ты фрицев, уехал, мы как водится за знакомство приняли, стали снасти готовить. И надрал же меня хрен кровать в доме передвинуть, чтобы место для ночлега гостям подготовить. Радикулит, мать его за ногу так прихватил, хоть вой. Ну Курта то я уж знаю, наказал ему что делать, а сам отлеживаться пошел. Он все приготовил, пришли они все в избу, на посошок приняли и пошли на реку. Курт то вроде как более трезвый был, а энти двое ну прям в лоскуты. И приняли то вроде немного, пару литров на четверых, а их то уж вон как развезло. Ждать их возвращения не стал, лег спать. Утром просыпаюсь, Курт на полу храпит мокрый насквозь, двоих нет.

Ну я встревожился, стал Курта будить. Куда там, дрыхнет как сурок.

Наплевал на радикулит и покостылял к реке. Выхожу на берег, глядь – ЭсТешка (речное судно, предназначенное для перевозки сыпучих грузов, серия СТ) Михалыча на банке (мель на реке) сидит. На борту никого не видно.
Покричал-покричал, в соседову лодку взгромоздился, и к ЭсТэшке правлю. На борт поднялся – никого. Что думаю за мистика, куда все делись. Зашел в рубку и по УКВ диспетчеру говорю, что мол судно на банке сидит, а экипажа нет на борту. Диспетчер в ответ: Знаю, туда два РБТ (речной буксир-толкач) пошли, а экипаж весь в дурке, у них у всех “белочка”. Ну думаю, дело не чисто. Михалыч на борту никогда в рот спиртного не берет, а уж чтобы до белочки всей командой допиться……

Надо, думаю, Михалыча разыскивать, а до райцентра 30 верст, самому не одолеть. Пошел к соседу на поклон. Завели его Ниву, поехали в дурку в райцентр. Нашел врача, тот мне и говорит; Диагноз ‘белая горячка ‘ не подтвердился, рассматриваем ‘массовый психоз’. Что, как, ничего не понимаю.

Трясу врача, оказывается они всей командой ( 4 человека) видели говорящий буй на реке. Причем буй разговаривал на ненашем языке, по их словам. Соображаю, что дело нечисто, метемся с соседом обратно. Бужу Курта.
Тот немного приходит в себя и начинает рассказ. Оказывается, они угнездились в лодку, причем двое свежих фрицев были что называется на рогах. Курт, как наиболее трезвый (сказывается прошлый опыт) ухватил шест и решил последовать примеру деда (я описывал способ). Раза три он удачно пробежал по лодке, они вышли почти на середину, ход уже хороший у лодки, и тут решил Курт еще раз подтолкнуться. Всадил шест в дно, добежал до кормы, шест надо выдернуть, а он гад застрял, и следуя законам физики вынул Курта из лодки.

Лодка с приличной скоростью стала удаляться, а Курт остался висеть на шесте.
Глубина в этом месте метра полтора, настоящая глубина чуть дальще начинается, но все равно купаться не хочется, поэтому Курт ухватился за шест поосновательнее и стал с тоской смотреть по сторонам. Стемнело довольно быстро. В этот момент появились на горизонте ходовые огни вышеописанной ЭсТешки. Немецкий умишко Курта вообразил, что плывут спасатели. Он не долго думая, достает фонарик, и начинает моргать светом.

Я не силен в судоходстве, но по-моему судно, идущее вниз по течению должно оставлять буй или бакен, как его называют, моргающий белым светом справа по борту. Рулевой добросовестно берет чуть левее и судно так же добросовестно взгромождается на мель. Курт, думая что судно притормозило из-за него, начинает орать. В минуту опасности ВСЕ люди орут на родном языке, что и сделал Курт. В этот момент с борта судна стаей полетели @буки капитана, почувствовавшего сильный удар судна. До Курта стало доходить, что он сделал что-то не то и его сейчас будут бить. Поэтому он наплевал на все, отцепился от шеста и бросился к берегу, добрался до дома, вылакал остатки шнапса и лег спать. Оставшиеся на судне пришли в себя, включили прожектор, осветили все вокруг и не обнаружили бакена.

Сообщили диспетчеру. Тот выслушал историю про то, что белый бакен сначала моргал, потом стал орать по -ненашему, а потом вдруг прыгнул в воду и уплыл к берегу, и тут же вызвал ‘скорую’. В это время остальные два немца проснулись в зарослях камыша, куда лодку прибило течением, Курта не обнаружили и решив что он где-то поблизости, решили самостоятельно ловить рыбу. Снасти для ловли БОЛЬШОЙ РЫБЫ я описывал в прошлый раз. Немцы их тоже видели, знали для чего они, но не знали КАК. Поэтому они, следуя немецкой логике, для ТАКОЙ лески подобрали на берегу ТАКИЕ ЖЕ удилища (представили, да), в каждом из которых было как минимум по пол-куба дров и забросили снасти в воду.

Назначение камер они понять не смогли и просто надели их на себя, вообразив что это спасательные средства.
Вот в ТАКОМ виде и застал их на реке патруль рыбнадзора. А теперь представьте; крупная водная магистраль, посреди нее в лодке два хмурых типа, ни хрена не рубящих по-русски, увешанные фото и видеоаппаратурой и держащих в руках ТАКОЕ. А вы бы что подумали?

В общем, когда все разъяснилось, пароходство, больница и остальные непосредственные участники в лежку лежали от хохота, к деду прилипла кличка ШТАНДАРТЕНФЮРЕР, Курт оплатил все расходы и штрафы, немцы получили обратно всю аппаратуру и завели много новых знакомств. Людьми они оказались с юмором, ко всему произошедшему тоже отнеслись с пониманием, в общем международного скандала не было, а Курт в задумчивости спрашивал, разрешат ли ему снять здесь фильм.

Продолжение истории о немцах-рыболовах.
Теперь я уж сам при этом присутствовал, проникся, так сказать.
Улеглась вся шумиха, все успокоились, кроме немцев. Они ведь рыбу ловить приехали. Отошли они от стресса, пошушукались между собой, и постановили; *** с ней, с БОЛЬШОЙ РЫБОЙ, половим хотя бы обычную. Дед не против.
Предлагает половить щук. Все проголосовали ЗА. Надрючиваются снасти, смазываются катушки на спиннингах, готовятся сапоги-скороходы, в общем обычная суета. Один Курт грустит. Приехал-то он в этот раз БЕЗ снастей!

Ну дед, добрая душа, достает из сарая кружкИ. Рыболовы поймут, а для не рыболовов поясню. Кружок – это круг из легкого твердого материала (чтобы плавал), выкрашенный с одной стороны ярким цветом, а с другой стороны в него вставлен небольшой шестик. Леска намотана на кружок и пропущена через шестик. К леске привязан крючок с наживкой. Когда рыба берет, она срывает леску с шестика и переворачивает кружок, одновременно сматывая леску с кружка. По плавающему перевернутому кружку (для этого красят) определяется поклевка. Ну так вот, рассказал дед Курту что с чем едят, и посоветовал для приманки наловить лягушек (щука на них хорошо берет). Ну взгромоздились на лодку и на острова. Двое немцев пошли вдоль берега со спиннингами, я забросил пару донок на судака, дед взялся кашеварить, ну а Курт взгромоздился на лодку и поплыл расставлять кружкИ к зарослям камыша, предварительно наловив хороших, отборных лягушек. Дед наловил на уху окуньков, ершей и прочей мелочи (хоть и мелочь, но уха вкусная!, заварил, меня позвал, выкушали с ним по соточке, лежим у костра, балдеем. Уха доспевает, водочка теплом по желудку растеклась, на песке у костра уютно, лепота одним словом. Слышим, немцы идут, переговариваются.

Подходят довольные, один хорошего жереха вынул, второй пару тоже хороших щук, в общем довольны. Присели к нам, накатили по 100, мы тоже. Пошел у нас разговор, каждый по-своему трет, но как говорится рыбак рыбака. В общем, друг друга понимаем, ведем неспешную беседу.

Уха готова, пора ужинать. Курта все нет. Наконец показывается. Злой как сто индейцев подходит к костру. Молчит. Наливает СЕБЕ (!), высасывает, не закусывая (. ) и подсаживается к костру. Мы с дедом встревоженно смотрим друг на друга (ну рефлекс уже!, потом дед осторожно спрашивает Курта что случилось. И тут. Курт вскакивает, с остервенением плюет себе под ноги и разражается речью. Что это была за речь. На двух языках, с пляской и жестикуляцией, с подпрыгиваниями и подвываниями, с пробежками вокруг костра и потрясанием кулаком в сторону камышей. Мы с дедом с восхищением заслушались, причем дед внимал открыв рот и с уважением покачивая головой в такт словам. Ну что это была за речь. По-моему, даже жерех и щуки на кукане, и те заслушались.

Да, с момента нашей последней встречи Курт значительно опередил своего учителя, т.е. меня. Ему и в подметки теперь не годились сантехники, сапожники и слесари. Из его уст лилась МУЗЫКА.

По-русски из этой речи мелькало лишь одно цензурное слово – ЛЯГУШКИ, а по-немецки вообще одни предлоги. Немцы тоже раскрыли рты и внимали боясь пошевелиться. Наконец Курт успокоился. Дед сразу налил ему еще 200, и сказал что такой музыки давно не слышал. Немцы уважительно кивали.

Курт высосал шнапс, успокоился окончательно и позвав нас с собой, пошел к лодке, выписывая ногами кренделя. Заинтригованные, мы гуськом поплелись следом. Взгромоздились в лодку. Курт везет нас к камышам.
Подплываем. Он не слова не говоря, берет в руки кружок, на крючок сажает лягушку и опускает кружок в воду.

Вопросительно смотрим. Успокаивающий жест. Снова смотрим. Кружок покачивается на воде. Проходит минуты 3, около кружка всплывает насаженная на крючок лягушка и преспокойно взгромождается на кружок, напрочь забыв свою прямую обязанность. Курт шлепает по воде шестом, лягушка исчезает в воде. Спустя несколько минут все повторяется. Так как кружков у Курта было около полутора десятков, да еще расплылись они друг от друга, то получается, что все время Курт был занят “разгоном демонстрации.”

Учитывая немецкую терпеливость и расстояния между кружками. Словом, было от чего прийти в ярость. Когда до ВСЕХ дошло, от хохота проснулись спавшие на деревьях вороны.

Добавить комментарий