Уважение к рыбе, история

Урок-размышление по литературе в 11-м классе по теме: “Человек и природа в рассказе В.Астафьева “Царь-рыба” и повести Э.Хемингуэя “Старик и море”

Разделы: Литература

Цель урока: способствовать воспитанию негативной позиции к хищническому, потребительскому отношению к природе; формировать навыки сравнения, анализа, обобщения; умения связывать экологические проблемы с нравственными; развивать самостоятельность суждений учащихся.

Портреты Э. Хемингуэя, В. Астафьева. Иллюстрации к произведениям.

Эпиграф на доске:

Человек не для того создан, чтобы терпеть поражение. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить.

Люди повинуются законам природы, даже когда действуют против них.

– Наш урок посвящается теме человека и природы в произведениях американского писателя Э. Хемингуэя и русского писателя В. Астафьева. Наша задача – определить сходство и различие повести “Старик и море” и рассказа “Царь-рыба” путем сравнения, анализа, обобщения, а также выразить свое отношение к проблемам, поднимаемым в них.

Великий немецкий поэт и мыслитель XIX века Иоганн Вольфганг Гёте утверждал: “Люди повинуются законам природы, даже когда действуют против них”, а американский писатель XX века Эрнест Хемингуэй писал: “Человека можно уничтожить, но его нельзя победить”. Как же решаются проблемы взаимоотношений человека и природы в этих произведениях?

1. Вспомните краткое содержание повести “Старик и море”.

– Старый рыбак Сантьяго вот уже 84 дня возвращался без рыбы. Помогавший ему мальчик обнадеживал его, провожая на 85-й день в море. Уплывшему далеко в море старику с трудом удалось поймать огромную рыбу. Трое суток боровшись с ней, обессилев, он пустился в обратный путь, привязав рыбу к лодке. Но на рыбу напали акулы и съели ее, как ни боролся старик с ними. Старик вернулся со скелетом рыбы только на четвертые сутки, голодный, ослабевший, но с уверенностью, что его никто не победил.

2. Краткое содержание рассказа “Царь – рыба”.

– Браконьер Игнатьич на Енисее поймал огромную рыбу – осетра. Но при попытке перевалить ее в лодку сам упал в воду и зацепился за крючки самолова. Так человек оказался в ловушке вместе со своей жертвой. Выбившись из сил, запутавшись в крючках из собственных самоловов, связанный одной гибельной цепью с царь-рыбой, в итоге герой покаялся в своих грехах и отказался от добычи. В конце рыба освобождается и уходит.

– К моменту создания Виктором Астафьевым рассказа “Царь-рыба” уже мировую известность получила повесть Хемингуэя “Старик и море”, написанная в 1952 году и принесшая автору Нобелевскую премию. Сюжеты этих произведений несколько схожи. Зачем же Астафьеву нужно было создавать такое произведение спустя 24 года после Хемингуэя? Какие проблемы решаются в них?

– В них поднимаются разные проблемы. Если в “Старике и море” основная проблема – победа и поражение человека, то в рассказе “Царь – рыба” – взаимоотношения человека с природой в новых, иных условиях. Здесь проблема не только экологическая, но и нравственная.

-Да, хотя и в обоих произведениях описывается поединок человека с рыбой, они отличаются во многом. Вот эти отличия мы с вами должны найти.

– Что вы можете сказать о героях этих произведений? – Ответы учащихся по примерному плану:

  • портрет героя;
  • занятие, социальное положение;
  • взаимоотношения с окружающими;
  • качества личности.

– Как относится герой к своей жертве?

Старик

Игнатьич

– Уважение к рыбе:

-“Рыба, я тебя очень люблю и уважаю. Но я убью тебя прежде, чем настанет вечер”.

– Заботится: “Худо тебе, рыба?”

“Если ты еще не устала, то на самом деле – необыкновенная рыба…”

– “Как хорошо, что нам не приходится убивать звезды!”

– “Жалко рыбу, которой нечего есть. Сколько людей она насытит! Но достойны ли люди ею питаться? Конечно, нет. Никто на свете не достоин ею питаться: поглядите только, как она себя ведет и с каким благородством.”

– “Может быть, грешно было убивать рыбу. Хоть я и убил ее для того, чтобы не умереть с голоду и накормить еще уйму людей.”

– Старик – частица этого мира природы.

– “Я все равно ее одолею. Хоть это и несправедливо, но я ей докажу, на что способен человек и что он может вынести.”

– “Мне жаль, рыба, что все так получилось. Ты уж прости меня, рыба.”

– Опасная работа Игнатьича вызвана не стремлением избыть голод, обрести кусок хлеба, а жажда обогащения, жадность заставляют рисковать жизнью и проливать кровь человеческую и “братьев наших меньших”.

-Называет рыбу Царь – рыбой.

– “Уходи!” – дубасит рыбину по башке.

– Уговаривает рыбу скорее умереть:

“Ну что тебе! Все равно околеешь”.

– Отвращение к рыбе:

“Почему же он раньше-то не замечал, какая это отвратная рыба на вид!… все-все отвратно, тошнотно, похабно!

Из-за нее, из- за этакой гады забылся в человеке человек! Жадность его обуяла! Сколь помнит себя, все в лодке, все на реке, все в погоне за нею, за рыбой этой клятой”

– Царь-рыба – олицетворение жадности. Она кажется уже оборотнем.

Ее спасение символизирует торжество жизни, спасение природы, а значит, и самой жизни от погубления человеком.

– Что вы заметили в отношении авторов к своим героям:

Хемингуэй:

Астафьев:

“Я попытался дать настоящего старика и настоящего мальчика…” “Мне повезло, что у меня были хороший старик и хороший мальчик”

Автору больно смотреть, как его земляки преступили старинную заповедь и решили на разбойный, зверский лов рыбы. Он не судит героев, а заботится об их душевном исцелении, выступает с позиций добра, гуманности, но против варварской позиции.

– Что можно сказать об идее произведений?

– “Человек не для того создан, чтобы терпеть поражение. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить”. Хотя старик и терпит поражение, но в высшем смысле он остается непобежденным, его человеческое достоинство торжествует.

– Не зря в конце повести старику снятся львы. Он, как и в юности, вновь молод и непобедим.

– “Жить и верить в свои силы, в человека, любить человека – вот что делает человека непобедимым”. Это и есть нравственный вывод писателя.

Протест против хищничества.

Вмешиваясь в жизнь природы грубо, нарушая экологическую среду, человек совершает нравственное преступление.

Кто беспощаден к природе, беспощаден ко всему живому, а стало быть, и к себе самому. В символической картине единоборства человека с природой ни на чьей стороне не может быть победа, так как человек и природа “повязаны одним смертным концом”. Гармонические отношения могут быть сохранены только благодаря духовно-историческому опыту предшествующих поколений. Человек у Астафьева не торжествует, доказывая свое превосходство, а вымаливает у рыбы спасение. Можно согласиться, что люди действуют против законов природы, но повинуются законам природы.

– Государство серьезно заботится о сохранении уникальных природных богатств: на карте заповедников России можно увидеть и созданный в Туруханском районе заповедник на Енисее. Вот об этих местах писал Астафьев, болея душой за природу. Но все же человек не останавливается в своем желании покушения на природу. Например, и на территории нашего Государственного природного комплексного заказника “Кичкетан”, несмотря на жесткие меры, еще продолжают действовать браконьеры. (Краткое сообщение ученицы по цифровым данным, полученным в администрации заказника)

– Что вы можете сказать об этих людях?

– Хотя и они, наверное, неплохие люди, как и Игнатьич, но все же это – браконьеры. За сотни километров они приезжают сюда ради рыбы, и часто бывают наказаны самой природой.

– Проблемы, поднятые в произведениях Астафьева, актуальны и сейчас. Астафьев напоминает, что человек и природа – единое целое, что все мы – ее часть, что волей-неволей человек, как бы цивилизован он ни был, находится под властью законов природы.

– Авторами прочитанных произведений созданы яркие образы (старик, рыба, океан, Игнатьич, царь–рыба, река)

А как вы относитесь к этим образам? Подведем итоги своим размышлениям при помощи создания маленьких пятистиший – синквейнов.

Учащиеся имеют опыт создания синквейнов. Слово “синквейн” происходит от французского слова, означающего “пять”. Синквейн создается по определенным правилам.

  1. В первой строчке указывается тема стихотворения, для этой цели обычно используется существительное.
  2. Во второй строчке двумя прилагательными дается описание темы.
  3. В третьей строчке тремя словами дается описание действия в рамках этой темы.
  4. Четвертая строчка – это фраза из четырех слов, показывающая отношение автора к теме, его чувства.
  5. Пятая строчка – это одно слово, по сути своей синонимичное тому, с которого синквейн начинается. Рифма не требуется.

Например, у учащихся получились такие пятистишия:

Рыба,
Красивая и сильная,
Попалась, утащила, уморила,
Держалась достойно до конца,
Умница!

Старик,
Смиренный и гордый,
Любуется, борется, теряет.
Твое человеческое достоинство торжествует,
Победитель!

Игнатьич,
Умный и жадный,
Ловит, истребляет, раскаивается.
Природа не терпит алчности,
Браконьер.

Природа,
Красивая, чистая,
Дыши, радуйся, живи.
Я восхищаюсь твоей добротой,
Родная! (и другие).

Рыба всегда играла огромную роль не только в нашей кухне, но даже в истории страны

За сотни лет до того, как сталинский нарком Микоян 12 сентября 1932 года учредил «рыбный день», продукция рек и морей занимала почетное место на русском столе. Порой в силу экономики и религиозных постов рыба являлась едва ли не важнейшей частью рациона наших предков. Журнал «Профиль» расскажет о рыбных днях и рыбных веках русской истории.

«Питательна, как и мясо…»

«Обыкновенная пища русских – это рыба и соленая рыбья икра, красная и черная», – рассказывал герцогу Тосканскому дипломат Якоб Рейтенфельс ровно 340 лет назад, в 1679 году. «С хлебом они обыкновенно едят свежую и соленую рыбу…», – доносил в Лондон из столицы России посланник английского короля граф Чарльз Карлейль 350 лет назад. «Ежедневная пища их состоит из каши, репы, капусты и крупной, большею частью соленой рыбы, которая иногда, по причине малого ее соления, очень воняет, но которую тем не менее они охотно едят…», – рассказывал голштинскому герцогу Адам Олеарий, переводчик посольства, вернувшийся из Москвы в 1639 году, 380 лет назад.

Рыба и рыбные продукты – от знаменитой икры до ныне прочно забытого «рыбьего клея» – составляют наряду с драгоценными мехами и безбрежными пространствами едва ли не главный лейтмотив всех рассказов иностранцев о Московии допетровской эпохи. Некоторые из иностранных дипломатов XVII века даже пытались подводить под рыбные пристрастия русских теоретическую базу.

«Несмотря на суровость климата, мясо употребляется ими довольно редко… Между тем это нисколько не мешает им быть здоровыми и жирными, иметь хороший стан, быть похотливыми и способными к деторождению, чему служит доказательством большое количество детей в их семействах, что заставляет меня поверить парадоксу тех, которые думают, что рыба, которою москвичи питаются большую часть времени, так же питательна, как и мясо…», – глубокомысленно писал о наших предках уже упоминавшийся граф Карлейль.

Сэр Карлейль, представитель того поколения, что поместилось в истории аккурат между Шекспиром и Ньютоном, ничего не знал о берестяных грамотах Древнего Новгорода. Но, по подсчетам современных археологов, рыба и всяческая «рыбица» упоминаются в записях на бересте чаще иных продуктов, а различные снасти для рыбной ловли встречаются при раскопках во всех русских дворах. Древнейшая берестяная грамота с упоминанием рыбы относится еще к домонгольскому периоду, к середине XII века, в ней некая Харитания просит Софью, чтобы Михаил «передал рыбиц».

Берестяные грамоты содержат многие наименования рыб, хорошо знакомые нам и сегодня: лосось, лещ, щука, сиг, таймень, осетрина… «Возьми у Канунниковых десять лососей, а еще десять возьми у Данилки Бешкова», – писал новгородец Степан адресату по имени Семен в эпоху Дмитрия Донского и Куликовской битвы. «От Василия Софонтьева прислали Евдокиму два леща да щуку», – в те же годы записал неизвестный новгородец, проживавший в Неревском конце на левом берегу реки Волхов.

Именно реки Восточной Европы являлись одним из важнейших источников пищи для древних славян в ту эпоху, когда скотоводство и земледелие были жестко ограничены из-за климата и географии, специфики нечерноземных лесов и долгих зим. «Блаженствует от обилия рыбы», – не случайно писал про Киев как столицу древнерусского государства один из европейских авторов.

О богатейших рыбных промыслах, существовавших тысячелетие назад у Черного моря, в устье Днепра, упоминается еще в первых договорах русов с Византией и в «Повести временных лет». Вообще же рыбные богатства черноморского региона впервые описаны самим «отцом истории» Геродотом.

Всю эпоху античности Черное море было главным источником осетровых для создателей Парфенона и Колизея. На окраине современной Керчи при раскопках городища Тиритаки археологи обнаружили целый «рыбный комбинат», построенный два тысячелетия назад, – три десятка рыбозасолочных бассейнов, в которых одновременно можно было засаливать 160 тонн рыбы. Значение осетрового экспорта было столь велико, что на монетах Пантикапея, столицы Боспорского царства («Боспор многорыбный» – в описаниях Геродота), раскинувшегося в Крыму и на Тамани, чеканили изображение осетра.

В низовьях Волги наши предки добывали рыбу в поистине промышленных масштабах…

Moynet / Le Tour du Monde / Oldtime / Alamy Stock Photo / Vostock Photo

Осетровая дань и «икряные корабли»

Своя «рыбная промышленность», работавшая в масштабах страны, сложилась на Московской Руси уже в эпоху Ивана Грозного. Именно он основал Архангельск и присоединил к России всю среднюю и нижнюю Волгу, то есть прочно утвердил Россию меж берегов северного Поморья и южного Каспия. Белое и Каспийское моря вместе с речной системой Волги стали основой огромного рыбного рынка, кормившего Русь. Любопытно, что немногие сохранившиеся документы XVI века зафиксировали падение цен на рыбу в Москве примерно на 20% после покорения Казани и Астрахани.

Читайте также:  Как ловили рыбу древние рыбаки

Уже полтысячелетия назад в низовьях Волги рыбу добывали в поистине промышленных масштабах, а привычные тогда размеры осетров, белуг и севрюг могут напугать современного человека. Самая крупная белуга, пойманная возле устья Волги в XX веке, весила 1224 кг и несла в брюхе полтора центнера черной икры. Пять веков назад такие «царь-рыбы» для Волги были не исключением, а правилом. Иностранные очевидцы описывают, как разом добывались сотни рыбин размерами гораздо больше человека.

…а привычные им размеры осетров, белуг и севрюг могли бы напугать современного человека

Moynet / Le Tour du Monde / Oldtime / Alamy Stock Photo / Vostock Photo

Не меньше впечатляла иностранцев и самая обычная волжская рыбалка той эпохи. «Рыбак при помощи удочки рядом с нашим кораблем поймал белугу длиной почти в 4 локтя, а обхватом в полтора локтя… Ее били, точно быка, большим молотом по голове, чтоб убить», – вспоминал плавание от Саратова к Царицыну в 1637 года немецкий дипломат Адам Олеарий. «Четыре локтя» Олеария – это 2 м 23 см…

Еще до окончательного покорения Астраханского ханства царь Иван Грозный обязал последнего хана Дервиш-Али в качестве дани ежегодно поставлять в царскую казну три тысячи крупных белуг и осетров. До начала прошлого века средний вес осетра в Волге достигал 200 кг, т. е. размер астраханской рыбной дани русскому царю можно оценить минимум в 500–600 тонн деликатесной рыбы ежегодно.

26 декабря 1582 года в итальянский порт Ливорно вернулся парусный корабль «Соломон» под командованием капитана Роберто Россело. Впервые в истории он привез несколько десятков тонн черной икры из России. Эта икра, добытая в низовьях Волги, через весь континент была доставлена к берегам Белого моря, откуда ее и забрал итальянский парусник, обогнувший всю Европу.

В ту эпоху Италия была единственным регионом, помимо нашего Отечества, где ценили черную икру, – местная аристократия любила этот деликатес со времен античности. Позднее, в Средние века, генуэзские колонии итальянцев в Крыму покупали и отправляли на родину черную икру, привозимую татарскими купцами с нижнего течения Волги. После турецких завоеваний Константинополя и Крыма связи итальянских коммерсантов с Каспийским регионом прервались, но привычка венецианской, миланской и флорентийской аристократии к черной икре осталась.

Когда в середине XVI века царь Иван Грозный взял Казань, а потом и Астрахань, именно Россия оказалась единственным собственником этого черного деликатеса. Московский царь тут же ввел государственную монополию на продажу волжской икры за границу, и этот выгодный товар надолго стал предметом конкуренции между европейскими купцами.

В Центральной России во времена Ивана Грозного мясо свиньи стоило вдвое дороже семги и в разы превосходило цены на местную речную рыбу

Mihaly Zichy / SuperStock / Fine Art Images / INTERFOTO / Vostock Photo

Известно, что только в 1652 году из Архангельска в Западную Европу «икряные корабли» вывезли 328 тонн «черного золота», коим тогда на Руси по праву была не нефть, а икра, заплатив 60 тыс. руб. серебром – огромную для той эпохи сумму, когда хорошая лошадь стоила около 2 руб. При этом вся рыба, из которой было добыто столь огромное количество экспортного продукта, осталась для потребления на внутреннем рынке.

Длительные посты, строго предписываемые православием, а также дороговизна мяса предопределяли господство рыбы на русском столе той эпохи. Во времена Ивана Грозного в Центральной России мясо забитой по соседству свиньи стоило в два раза дороже привезенной издалека деликатесной семги и в разы превосходило цены на местную речную рыбу. К тому же мясо было не только дорого и ограничено постами – наши предки по традициям допетровской эпохи почти не ели телятину, зайчатину и конину. В силу хозяйственных особенностей немного было и баранины. Одним словом, рыба не имела альтернатив.

Царская уха и лещ для патриарха

Как писал в своих «Записках о Московии» современник Ивана Грозного, английский поэт и дипломат Джайлс Флетчер, «белуга в пять аршин длиной (т. е. более 3,5 м. – «Профиль»), осетрина, севрюга и стерлядь водятся в Волге; их ловят во множестве и рассылают отсюда на продовольствие всего государства…»

Флетчер же на исходе XVI века первым дал общую характеристику и отметил особенности рыбного рынка России: «Города, замечательные по рыбной ловле, суть Ярославль, Белоозеро, Новгород, Астрахань и Казань. Все они за право производить рыбный промысел ежегодно платят значительную пошлину в царскую казну. Рыбной ловлей занимаются летом, а зимой уже рассылают во все концы государства наловленную и замороженную рыбу».

Если с Волги привозили главным образом осетровых, то Русский Север через Ярославль поставлял семгу. До эпохи церковного раскола одним из ведущих оптовых поставщиков семги на рынок Москвы был знаменитый Соловецкий монастырь. Из регионов Новгорода и Пскова в столицу шли в основном сельди и сиг. Одним из крупных поставщиков сига в Москву четыре-пять веков назад был тверской городок Осташков, расположенный на островах и берегах озера Селигер.

Отдельным рыбным краем считались окрестности Ростова Великого и Переславль-Залесского. Отсюда к царскому столу поставлялась мелкая рыбешка из озер Неро и Плещеево – уха из тамошнего улова считалась особенно вкусной и по традиции преподносилась русским самодержцам на торжественном пиру после венчания на царство. Первый указ об ограничении вылова рыбы из озера Неро появился еще в 1632 году, при первом царе из династии Романовых. В 1676 году под страхом смертной казни запретили лов сетями в Плещеевом озере…

Уже в эпоху Ивана Грозного русские письменные источники упоминают минимум четыре десятка наименований различной промысловой рыбы, не считая массы терминов, относящихся к рыбным субпродуктам, – от популярной и ныне икры до напрочь забытой сегодня вязиги. В прошлом вязига, содержимое позвоночника осетровых рыб, была крайне популярна в русской кухне как дешевая, питательная и вкусная начинка для пирогов.

Цены на рыбу весьма разнились в зависимости от региона. На исходе царствования Ивана Грозного, в 1576 г., в Холмогорах у берегов Белого моря пуд семги стоил 26 копеек (для сравнения: пуд ржи – 2,5 коп.), тогда как в Москве пуд семги продавали за 49 коп. (а пуд ржи – за 1,5 коп.)

На экспорт семга шла засоленной в бочках – считалось, что в бочку должно помещаться 20 «кольских рыб», как тогда нередко именовали крупную семгу на Руси. Хорошо засоленная в бочках семга хранилась без порчи не менее трех лет, и иностранные купцы покупали такие «консервы» по внушительной цене – 4 руб. за одну бочку. Но соль тогда была дорогим продуктом (на порядок дороже зерна), а бондарное производство для той эпохи могло с полным правом считаться высокотехнологичным. Поэтому экспорт беломорских «консервов» не был массовым. Зато пуд вяленой на воздухе трески на берегах Белого моря приобретался русскими купцами у местных рыбаков за 16 коп. и перепродавался европейским негоциантам в четыре раза дороже.

При царе Алексее Михайловиче, отце Петра I, в Москве семга продавалась по 1 коп. за фунт или 40 коп. за пуд, то есть цена на северную рыбу чуть снизилась за столетие со времен Ивана Грозного. Более распространенная речная рыба стоила еще дешевле. В «Расходной книге патриарха Никона» зафиксирован факт, как автор церковного раскола в 1652 году по дороге из Новгорода в Москву на Валдае купил 50 щук, 17 лещей, 16 окуней и 3600 валдайских сельдей за 1 руб. 8 коп.

Любопытно, что белуги и осетры для патриарха тогда покупались не на вес, а поштучно – за десяток осетров платили 4 руб., за каждую белугу – по рублю. Впрочем, в ту эпоху обычных волжских осетров и белуг взвесить было непросто – рыбины по сотне кг считались мелкими. Вылов белуг весом более тонны в устье Волги документально зафиксирован даже в XX веке, когда рыбные богатства региона были порядком истощены. В эпоху же Никона подобные гиганты считались обыденностью, поэтому неудивительно, что за пару тонн деликатесной «севрюжины» платили цену средней крестьянской лошадки.

Рыбные холмы на семи холмах

Уже к середине XVII столетия, три с половиной века назад, русские люди впервые осознали и рыбные богатства Тихого океана. Конечно, до появления океанской рыбы на столах в центре России лежала еще целая эпоха, но первопроходцы уже отправили в Москву впечатляющие описания нереста лососевых в устьях дальневосточных рек. В 1646 году казаки Ивана Москвитина, первыми из русских побывавшие на берегах Охотского моря, так описывали увиденное: «А рыба большая, в Сибири такой нет, столько ее множество, только невод запустить и с рыбою никак не выволочь… А ту рыбу в реках быстредью убивает и выметывает на берег, и по берегу лежит много, что дров, и ту лежачую рыбу ест зверь…»

Иностранные путешественники и дипломаты XVII века, посещавшие столицу России, не раз описывали огромный, располагавшийся недалеко от Кремля на берегу Москвы-реки рыбный рынок, порою сравнивая его с богатейшими тропическими торжищами.

«В Москве есть длинный рынок исключительно с солеными рыбами всякого рода, особенно лещами, окунями и т. д., большая часть которых привозится с Волги, – писал в 1674 году сотрудник шведского посольства Иоганн Кильбургер. – Об этом рыбном рынке справедливо сказать, что говорят и об островах Мадагаскаре и Цейлоне, а именно, что такие места можно раньше обонять, чем увидеть… Зимой сюда свозят замерзшую свежую рыбу, и много саней, полных корюшки, ершей и других рыб, идет из Ладожского озера и Новгорода, но также привозятся из Астрахани белуга, осетры и стерляди, и особенно осетры в таком большом количестве, что ими завален большой гостиный двор, и рыбы, как холмы, лежат одна на другой…»

Шведскому очевидцу вторит тосканский вельможа Якоб Рейтенфельс: «В Москве зимою на рынке ежедневно можно видеть целые горы рыб, лежащих на снегу, причем особенно поразительное зрелище представляют собою длинные ряды астраханских осетров, выставленных замороженными на продажу. Икру из них, приправленную солью, русские продают с громадным барышом во все страны, так что Московия поэтому может назваться общим международным рыбным садком…»

Иностранцы закономерно отмечали главную особенность рыбного рынка Московской Руси. Если на западе Европы рыба могла продаваться либо соленая, либо только рядом с местами улова, то в России благодаря продолжительной и морозной зиме задолго до эпохи холодильников и рефрижераторов было доступно массовое перемещение рыбы между дальними регионами. С поздней осени до марта в Москву со всех сторон съезжались огромные обозы, порою сотни саней с замороженным товаром.

Зимние холода позволяли обходиться без дорогого засаливания, издалека доставлять потребителю любую замороженную рыбу. Именно так столетия назад поставлялась треска и семга с берегов Белого моря в центр страны. Значение таких рыбных обозов для России сложно переоценить хотя бы потому, что с одним из них в январе 1731 года пришел в Москву будущий основоположник отечественной науки – сын поморского рыбака Михаил Ломоносов.

Рыбная кухня

Рыба, какой бы она ни была привычной для российских хозяек, является настоящим деликатесом во многих национальных кухнях. Существует множество способов приготовления и сервировки рыбных блюд, отличающихся друг от друга как по вкусу, так и по оригинальности и сложности. Но одно остаётся неизменным — рыба является источником комплекса полезнейших витаминов, а также фосфора, что так полезно для человеческого организма.

История зарождения рыбной кухни

Рыба была одним из первых видов добычи человека, которую он научился готовить на костре. Годы исследований позволили учёным сделать вывод о том, что первобытный человек готовил рыбу в неочищенном виде.

Более или менее привычный нам вид рыбная кухня приобрела во времена Эллады — греки являются авторами многих рецептов блюд из рыбы, которые сегодня считаются классическими. Впоследствии повара Древнего Рима переняли значительную часть греческой кулинарной традиции, усовершенствовав и дополнив некоторые рецепты кухней Апеннинского полуострова.

Средневековая кухня, славящаяся своими мясными блюдами, испытывала сильное влияние церкви. Достаточно вспомнить период поста, в который набожные жители средневековых поселений не ели мяса и иных продуктов, содержащих животный белок. Как нельзя кстати пришлись продукты из рыбы, так как Церковью данные блюда признавались допустимыми для потребления в пост.

Её, по традиции Рима и Греции, запекали на огне, обжаривали, коптили и подавали к столу с овощами. Для приготовления новых блюд и большей радости короля, придворные повара заказывали у рыболовов и купцов всё более изысканные блюда из морской рыбы.

В отличие от мясных данный вид блюд был крайне широко распространён среди простого люда. Зачастую так случалось, потому что не каждый крестьянин мог иметь дома скот, а лесные звери так или иначе оставались в королевских охотничьих угодьях. Однако рыбалка оставалась в ведении крестьянства. Рыбные блюда для простолюдинов не отличались особыми изысками, хотя и сохранили методы и технологии приготовления.

Читайте также:  Охрана рыбы в заповедниках

Различались и сорта рыбы: придворные повара готовили судака, осетрину и сёмгу, в то время как простой люд довольствовался сельдью и карпами.

В России рыбная кухня начала особенно развиваться в XVII веке. Этому способствовал опыт французских поваров, которые научили прислугу императора приготовлению закусок из свежей рыбы. Деликатесами на русском столе тогда были и остаются сейчас угорь и осётр.

Революционный период — конец XIX-начало XX века — незначительно повлиял на рыбную кухню, разве что убрал все изыски и сделал её значительно проще. Тем не менее, на советском столе в последующие годы сохранилась сёмга и икра, а также запечённая фаршированная и знаменитая заливная рыба.

Традиции кухни по всему миру

Современная кухня в различных странах богата рыбными блюдами. Особо богата кухня островных государств, заводи которых богаты разнообразными видами рыб, а ловля в открытом море является одним из основных видов заработка местных жителей.

По всему миру популярны японские суши и сашими. Эти продукты традиционно готовятся из сырой рыбы, «компанию» им составляет рис. Также широко развита рыбная кухня в Индонезии — здесь в пищу употребляют как морских, так и пресноводных обитателей.

Богаты рыбой также северные страны. В горных озёрах Норвегии, известных своей кристально чистой водой, можно выловить чистейшего осетра или норвежскую сёмгу и съесть в сыром виде без вреда для здоровья.

Рыбная кухня весьма разнообразна также в Финляндии, Дании, Исландии и Швеции. Рыбу здесь солят, маринуют, жарят, тушат с овощами и коптят.

Рыбная кухня в практически первозданном виде сохранилась в Греции — стране, которая фактически является прародительницей рыбной кухни.

По сей день данные блюда остаются по-настоящему удачной альтернативой мясу, как более диетические и по-настоящему полезные для человека блюда.

А рыболовный магазин «ПроФишинг» предоставляет своим покупателям отличную возможность приобрести качественные снасти и элементы рыболовного снаряжения по доступным ценам. Приходите к нам — удача будет сопутствовать вам на любой рыбалке!

Сочинение по рассказу Царь-рыба

В рассказе В.П. Астафьева «Царь-рыба» мы можем наблюдать такую проблематику, как противоборство отдельного человека с целым обществом. Центральным героем произведения является Игнатьич. Игнатьич это мастер на все руки, умелый рыбак, хороший механик, готовый в любую секунду бросить все свои дела и помочь нуждающемуся человеку. Вместе с положительными качествами, в нем также присутствуют некое превосходство и снисходительность по отношению к остальным жителям поселка. Именно из-за этого между ними находится огромная пропасть, ведь мы видим, что Игнатьич будто бы выше всех остальных своих земляков, чем те очень недовольны и раздражены.

Мы сразу понимает, что перед нами очень противоречивый герой. Это его качество можно объяснить его самостоятельностью. С самого детства ему приходилось надеяться только на самого себя. Все, что он имеет, было добыто непосильным трудом. В процессе становления, Игнатьич будто бы отдалился от общества и остался сам по себе.

В душе у героя образовался свой маленький мирок со своими правилами и законами. С одной стороны, мы видим, что он бескорыстно помогает односельчанами, но в то же время, этой помощью он выработал в них особое к себе отношение. В обмен на свою помощь он не просит ничего, кроме как спокойствия. Больше всего он не хочет того, чтобы к нему кто-то лез и учил жизни. Молчаливость также отталкивала от него людей.

Вскоре Игнатьич твердо встает на ноги и невольно становится над обществом. Благодаря своей безвозмездной помощи, каждый в селе оказался чем-то ему обязан, каждому он чем-то помог и выручил. Он ходит в чистой одежде, в его доме порядок, он мастер на все руки, и это вызывает в жителях села некое психологическое отторжение. Игнатьич, сам того не понимая, становится объектом раздражения для всего села.

Показав читателю настоящего Игнатьича, Астафьев приступает к подготовкам по наказанию своего персонажа. Вскоре перед героем образуется царь-рыба, про которую он знал о своего деда. Эта встреча почти убила Игнатьича. Но, вместе с тем, благодаря царь-рыбе наш герой многое осознает и искренне просит прощения у всех людей. После этого он чует, что его душа, наконец, освободилась от тяжести. И у Игнатьича началась совершенно другая жизнь, настоящая.

Это произведение, как мне кажется, учит нас умению просить прощение и каяться в своих грехах. Каждый из нас на протяжении жизни совершает плохие поступки, но нужно уметь найти в себе мужество для того, чтобы в нужный момент извиниться перед тем, кто был незаслуженно обижен. Расплата придет в любом случае. В рассказе мы видим сплетение реальности и фантастики, отчего произведение выглядит с одной стороны как реальная жизнь человека, а с другой стороны как сказка. Астафьев мастерски сумел тесно связать два мира, и донести до читателя свои мысли честности и правде.

2 вариант

Автор рассказа “Царь-рыба”, Виктор Петрович Астафьев выдвигает проблему, о который хоть раз задумывался каждый человек на земле. Проблема взаимоотношения людей с природой. Именно эта тема лежит в основе рассказа. Во время прочтения мы наблюдаем любовь и уважение к своей Родине, к обширным могучим лесам, к рекам протекающим по всей стране и к животным, для которых природа является домом. “Царь-рыба” это произведение, состоящие из маленьких рассказов и истории, но связанных между собой одной темой. Все истории в рассказе принадлежат главным героям, жителям деревни. У каждого из них свои переживания, принципы, радости и огорчения. В рассказе описана жизнь деревни и ее жителей, довольно достоверно и правдиво без всяких приукрашиваний ситуаций.

Одним из главных героем произведения является Зиновий Игнатьич. Он добрый, хороший и честный человек, готовый всегда прийти на помощь и никому в ней не отказывает. Но не настолько он хорош, как моно подумать. У него есть проблемы и неразрешенный конфликты, а также безответственное отношение к природе и всему живому. Подтверждения этим словам легко можно найти в тексте рассказа. Ведь он опытный браконьер, хороший рыбак. Его родной брат завидовал черной завистью, ведь улов был действительно богат и хорош.

С самого детства, главный герой рос, надеясь только на себя. Он был самостоятельным, не просил помощи у других и со всем справлялся сам. Его отдаление от общества сказалось на нем в более сознательном возрасте.

Большим переворотом в жизни Игнатьича стала встреча с Царь-рыбой. Как будто сама судьба направила ее к главному герою. Положившись только на свои силы, Игнатьич оплошал. Впоследствии, это решение чуть не стоило ему жизни. В нем произошли сильные изменения, пока он находился под водой вместе с Царь-рыбой. Царь-рыба напомнила главному герою о важности и честности жизни, об ответственности за все свои совершенные поступки. Борьба между двумя персонажами олицетворяла борьбу человека с природой. В конце схватки, Игнатьич признает тот факт, что природа сильная и могущая сила, у которой ни может быть не сверженных противников.

Произведение Астафьева передает всем читателям огромный смысл и знания. Оно рассказывает нам о важности гармонии между человеком и природой. Нужно ценить, уважать ухаживать и заботиться о том что окружает нас изо дня в день. Нужно жить в гармонии с природой и с ее обитателями.

По рассказу Царь-рыба

Популярные сочинения

На картине все очень красиво… Главное – такие приятные цвета: светло-зеленый, желтоватый… Всё кажется просто прозрачным, особенно воздух. Чувствуется прохлада весеннего дня и тепло солнечных лучей. Красота!

Комедия Мольера построена на высмеивании желания представителей деловых кругов, становящихся все более богатыми и влиятельными, приобщится к дворянскому образу жизни и стать частью привилегированного сословия

В современном мире дети уже с детства знают, что такое алкоголь. Алкоголь стал чем-то привычным и абсолютно нормальным для нашего общества. Но доказывать вред алкоголя даже не нужно

Рыба.Значение в религиях мира.

К тематической неделе “Рыба” я подобрала из различных источников в интернете(более 50 источников) вот такую,на мой взгляд рыбы очень познавательную информацию.

В мифологических представлениях рыбы преимущественно связаны с Нижним миром, служат маркерами водной стихии и во многих древних религиях связываются с богинями любви и плодородия, являясь первоначально воплощениями богини-матери, а впоследствии ее атрибутом. Этот образ богини-матери в виде Рыбы пережил века. В эпоху бронзового века в Аладжа-Хююке ее статуэтка была отлита из серебра с золотой инкрустацией на груди. “У нее очень широкие бедра и тонкая талия, ее руки представляют собой плавники, а черты лица практически неразличимы”.

Вода – колыбель жизни, космическое лоно, из которого происходит Земля и на водах которого она покоится. Поэтому во многих мифологических системах существует представление о рыбе, на спине которой утверждена земля. Возможно, мотив рыбы как опоры земли в океане связан прежде всего с индийскими представлениями о мировой горе посреди океана. Гора в мифологических представлениях могла отождествляться с гигантским животным. О Гималаях, в частности, существовало представление как о спящем бегемоте (см. Бегемот в ветхозаветных преданиях); известны мотивы о горе-быке, горной цепи – окаменевшей оленьей упряжке и т. п. В мусульманской мифологии рыба также служит одной из опор земли.

Культ священных животных и рыб органически слился с исламом. “В Каракалпакии при мусульманских святынях – могилах почитаемых святых – есть водоемы со священными рыбами. Один такой бассейн был, в частности, у гробницы святого Султан-Вейс-баба. Мертвых рыб здесь хоронили рядом с могилой святого, завернув их предварительно в саван. Верующие говорили: “Это не рыбы. У них только вид рыбы”.В иранской мифологии известен мотив рыбы, плавающей в океане преисподней и несущей на себе быка как опору мира. Орочам весь о. Сахалин представлялся гигантской рыбой – лососем. Землетрясения объяснялись движениями, вероятно, проголодавшейся рыбы. В японской традиции землетрясения вызывает хтонический сом.

Рыба выступает в качестве ездового животного морских божеств, солярного божества, которое ночью плывет на рыбе по подземному океану к точке восхода, перевозчиком душ умерших. В индийском мифе о потопе рыба выступает спасителем родоначальника человечества новой эпохи Ману. В ареале распространения мифов о потопе особенно хорошо сохраняются следы “рыбной” мифологии и культа в Сирии, Палестине, Малой Азии, Закавказье, Иране, Индии и лр. Врагами рыб выступают различные птицы и крокодил.

Представления о водяном широко распространены у русских и нашли отражение в разных фольклорных жанрах: в заговорах и пословицах, сказках и былинах, в многочисленных мифологических рассказах. Обычно этого персонажа называют по месту его обитания в воде: «водяником», «водяным дедушкой». В его именованиях нередко также подчеркивается статус хозяина стихии — «водяной хозяин» или «царь».

Так же известно Чудо-Юдо.Подводное чудовище, иногда олицетворяемое щукой или другой невероятной рыбою. Древнему человеку туча казалась щукою — великаном, проглотившим прекрасное светило дня. Проглотив его, чудовище места себе не может найти от жара, сжигающего все его внутренности; оно мечется из стороны в сторону, пышет огнем, истекает горючими слезами и, наконец, в полном изнеможении — выбрасывает полоненное солнышко на свободный простор, исчезая с просветлевшего неба-моря.

В Грузии обнаружили статуи Вишапы — существа подводные и все их существование связано с водой и посвящено ей. В некоторых армянских сказках вишап фигурирует в виде «морской бури», а также словом «вишап» переводится слово «кит» в древнеармянском и древнегрузинском переводах Библии.Их огромные, покрытые чешуей тела, нередко источают воду вместо крови, они дышат жабрами и самим своим полетом могут порождать грозы и ураганы. Чаще всего вишап огромен и ужасен собой, иногда многоглав, как истинный дракон, иногда подобен гигантскому змею или чудовищной рыбе. Рассказывают как о вишапах в рост буйвола высотой и пяти буйволов в длину, так и о таких, что могут одним своим телом окружить целое войско. Самые могучие и грозные вишапы обычно закованы в чешую черного цвета, их менее опасные собратья же бывают белые.

В качестве символа плодородия рыба иногда изображалась в виде фаллоса. В искусстве палеолита известны изображения рыбы в виде фаллоса на ритуальных жезлах с отверстиями. В русских сказках беременность наступает от съеденной рыбы. “Великая богиня из Эфеса носит амулет в виде рыбы на гениталиях. Из традиций, связанных со знаком рыбы, становится ясно, что рыба была символом женских половых органов… В Египте, рыбу, проглотившую пенис Осириса, иногда сравнивают с влагалищем Исиды, которая была еще одной ипостасью изначальной бездны. Знак рыб был составлен из двух полумесяцев, что условно представляло Богиню в качестве источника всех вод на земле. Рыба всегда считалась пищей-афродизиаком вследствие ассоциаций с Афродитой и ее сексуальным характером”.

Магическую цель имели распространенные на женской одежде “рыбные” орнаменты в Закавказье.

Здесь же известно лечение бесплодия с использованием форели. К этому же кругу явлений относится табу на называние рыбы и употребление некоторых рыб в пищу, ряд ритуалов, связанных с рыбной ловлей.

Соотнесенность мифологического образа рыбы с мотивами плодородия обусловила присутствие этого образа в мифологии умирающего и воскресающего божества плодородия. Показательна грузинская сказка “О девяти сыновьях царя”, в которой младший из братьев берет живую воду из источника, принадлежащего женщине-рыбе. Когда юношу убивают, эта женщина-рыба собирает его тело и воскрешает с помощью воды из источника. Проглатывание “рыбой” и последующее изрыгание участника инициационных обрядов тоже можно рассматривать в рамках смерти и воскрешения. Во всех этих случаях рыба выступает как некий эквивалент нижнего мира, источника плодородия и порождения новой жизни.

Читайте также:  Роль древесной массы в водной экосистеме

В Китае, Индии и некоторых других ареалах Рыба символизирует новое рождение. Этим представлением объясняется использование рыб в похоронных ритуалах. Известны изображения рыб в древнеегипетских захоронениях. В богослужении Адонису рыба была приношением для мертвых. Некоторые народы ритуально едят рыбу во время обрядов, связанных с мертвыми. У римлян рыба означает похороны, но в то же время и жизнь в следующем мире. Именно эта метафора рыбы как нового рождения легла в основу раннехристианских представлений.

Библейский Левиафан изображался не только как чудовищный крокодил-змей, но и как рыба. Во французской истории о Святой Марте Левиафан изображен океанским змеем, родившим вместе с Онагром, сжигавшим огнем все, к чему ни прикоснется, чудовищного крылатого дракона, который был “наполовину зверь, наполовину рыба”.

В библейской мифологии рыба связывается с мессией, который в Талмуде обозначается как Dag, “рыба”, и его второе пришествие произойдет, когда Сатурн и Юпитер сойдутся в зодиакальном знаке Рыб. Иисус Христос в ранней христианской литературе тоже иногда называется “Рыбой”.

Зодиакальное созвездие Рыб сыграло большую роль в древнейших христианских учениях. В атласе Фарнезе это созвездие изображено таким образом, что “первая рыба рыба, помещенная на север от экватора, расположена вертикально и головой указывает на северный небесный полюс; вторая, помещенная к югу от экватора, расположена горизонтально и указывает головой на запад. Их крестообразное расположение стало настойчиво подчеркиваться в христианские времена. Возможно, что вообще как христианский символ Рыбы впервые появились в Александрии приблизительно в 200г

У иранских народов и их соседей рыбы считались чистыми существами. Происхождение жабр объяснялось ранами, полученными рыбой от стрелы, когда она закрыла своим телом бога. По представлениям народов Северной Сибири у рыб есть “волосяной отец”, пасущий рыбные отары и помогающий рыболовам. Иногда этот “хозяин” рыб имеет вид щуки или налима. Согласно хантыйским представлениям бог Средней Сосьвы Тахыт-котль-Торум (или Махар Торум) в детстве был проглочен рыбой и принял в ее брюхе облик лягушки. В некоторых традициях образ хозяина моря является антропоморфным, например, у греческого Посейдона, осетинского Донбеттыра или нивхского хозяина моря, который живет со своей семьей в доме на дне, и в его распоряжении находится икра, которую он и бросает в море по мере надобности. В астекской и шумеро-аккадской мифологиях люди превращаются в рыб, когда боги водой смывают существующий мир. В ряде африканских традиций рыбы также представляются воплощениями душ умерших.

Некоторые из видов рыб особенно выделяются в мифологических мотивах. К ним относятся щука, налим, окунь, карп, сом, карась, сазан, форель, лосось, дельфин и “царь рыб” – кит (дельфины и киты в древности также считались рыбами). Неудивительно, что, выступая одним из главных персонажей мифологических систем, Рыба получила почетное место на звездном небе как обозначение зодиакального знака, но помимо этого рыба являлась одним из древнейших лунных символов, а расположенное вертикально изображение рыбы ассоциировалось с понятием “звезда” в традиции протоиндийской цивилизации Мохенджо-Даро. Шесть вертикальных черточек в сочетании с изображеним рыбы означают aru-min – старинное тамильское название созвездия Плеяд. “Возможно, древние жители долины Инда представляли небо окруженным океаном или широкой рекой, где звезды соответствуют плавающим рыбам”. Но не только в Индии созвездие Плеяд ассоциировалось с Рыбой. Н.В. Мамуна цитирует К.Фламмариона в “Истории неба”: “На языке древних персов Плеяды называются Первиз (Perviz), что значит “рыба”. Удлиненная форма этого созвездия действительно представляет сходство с рыбой. На очень древнем индийском Зодиаке вместо наших двух Рыб изображена одна Рыба, из чего, пожалуй, можно вывести заключение, что знак Рыб потому и получил это название, что в нем тогда находились Плеяды”.

Зодиакальное созвездие Рыб располагается левее Водолея. Рыбы традиционно изображались связанными лентой. В “Тайной книге богомилов” (“Евангелие альбигойцев”) Сатана, спустившись с неба в преисподнюю и проникнув под землю, “нашел двух лежащих на воде рыб в одной упряжке, подобно волам на пахоте”. Эти две рыбы, поддерживающие Землю от востока до запада и соединенные связкой (“ярмом”), соотносятся именно с зодиакальными Рыбами. А прямо под Водолеем видно созвездие Южной Рыбы с яркой и красивой звездой Фомальгаут (от арабск. Фам-аль-хут-аль-януби – «Рот Южной рыбы»). Вавилонские и индийские служители Неба знали лишь одну Рыбу – Южную, со звездой Фомальгаут. Само созвездие графически представляет разверстый рот. Со всеми этими “небесными” рыбами связаны многочисленные мифологические сюжеты, отражающие древнейшие представления об устройстве вселенной, инициационных обрядах, посмертном существовании и земном и человеческом плодородии.

История блюда из рыбы

На территории всех стран текут реки, берега многих омывают воды морей и океанов. И, конечно, на столы всех народов попадает и речная, и морская, и океаническая рыба в самом разном виде: отварная, жареная, запеченная, в кляре, тушеная.

У датчан, финнов, шведов, норвежцев почти ежедневно подают рыбные блюда. В Дании популярны сельдь, макрель, угорь, камбала, лосось. Их едят в вареном и соленом виде. Менее распространена копченая и вяленая рыба.

В Голландии сельдь жарят, начиняя мелко нарубленным укропом, петрушкой, смешанными с маслом. Рыбу подают с рисом. А угря жарят на вертеле вперемежку с огурцами.

Норвежцы отдают предпочтение треске, соленой сельди с картофелем, жареной треске, палтусу и камбале. Национальное блюдо – клипфикс – высушенная на скалах треска без головы. Любят здесь копченую и вяленую рыбу. А еще в Норвегии готовят рыбный клопе в белом сметанном соусе, с большим количеством зелени. А поскольку, согласно норвежской пословице, рыба любит плавать в желудке, к этому блюду подают много пива.

По мнению финнов, мясо не идет ни в какое сравнение с рыбой. Рыба намного лучше любого мяса и масла. Рыбу готовят самыми разными способами. В кабачках гам подают простую и вкусную еду – сельдь с картофелем, рыбу, тушенную в молоке, сельдь в кисло-сладком соусе, салат из лососины и финский рыбный пирог.

В Болгарии все блюда принято приправлять чесноком и орехами, фаршируют ими и рыбу, даже костистых карпов, которые отличаются нежным мясом. К карпам подают поджаренный лук и рис.

А если спросить у поляков, какое блюдо считается самым вкусным, они. не задумываясь, ответят: «Сельдь». Сельдь готовят со сметаной и обязательно с большим количеством лука. И трудно сказать, что появилось в Польше раньше – сельдь или волка, но теперь они неразлучны: или к водке подают сельдь, или к сельди – водку. И, конечно, всеми почитаемое блюдо – карп по-польски. Рыбу сначала маринуют, а потом помешают в кипящий овощной бульон (с морковью, сельдереем, петрушкой). Но это не все. В кастрюлю добавляют пиво, коврижку, изюм и миндаль, кипятят, а в конце вливают красное вино. Самому почетному гостю достанется и самый большой кусок – голова карпа.

Греция – прибрежная страна и. естественно, гам испокон веков ели рыбу: и на первое, и на второе, и на. нет-нет, как закуску. Готовят из рыбы филе по-гречески, тушат, жарят. И, говорят, только из воды и рыбы могут приготовить рыбный суп по-гречески. Ну. может, добавят немного лука, зелени, перца, чеснока и помидоров. Суп готов. Просим к столу.

В израильской кухне готовят фаршированную рыбу. Фаршем служит мякоть рыбы, белый хлеб, репчатый лук, яйцо, растительное масло и сахар. Начиненные куски рыбы варят в овощном бульоне и подают с хреном. Можно рыбу также потушить.

Китайская кухня очень своеобразна. Китайцы соединяют казалось бы несовместимое. Они могут сварить бульон одновременно из рыбы, говядины и птицы. Причем пищу, в том числе и рыбу, еще сырыми нарезают маленькими кусочками, чтобы сразу отправить в рот. Ведь ножи при сервировке не полают.

Среди рыбы, которую используют китайцы, – китайский окунь, камбала, рыба-сабля, а также морские беспозвоночные – креветки, крабы, кальмары, осминоги, каракатицы, устрицы и др,

Япония – островная страна. И там любят рыбу Пожалуй, рыба занимает в меню первое место. Японцы предпочитают не вареную, а жареную целиком рыбу. Почти все. что дает море, японцы употребляют в пищу. Кроме рыбы, это экзотическая пиша – плавники акулы, из которых готовят паштет, напоминающий по вкусу нечто среднее между ливерной колбасой и марципаном. Это и всевозможные раковины, крабы, хрустящее белое мясо каракатицы, трепанги – морские огурцы. К рису может быть подана зашими – знаменитая сырая рыба. Филе карпа иди сазана кладут в морозильник, потом нарезают тонкими дольками. Такую рыбу подают под специальным острым соусом из сои, хрена и разной зелени.

В Камбодже рыба -основной продукт питания. Так как в странах Юго-Восточной Азии очень жарко и рыба быстро портится, то не проходит и часа как она попадает на рынок или на вертело в кухне какого-нибудь дома или ресторана. Рыбу едят здесь в свежем виде, зажаренной или вареной, вялят на солнце или засаливают. В Таиланде каждый день на стол подают рыбу и рис. Иногда лакомятся маринованными лангустами и крабами.

Во Франции очень популярны блюда из морской и пресноводной рыбы: трески, камбалы, палтуса, скумбрии, щуки, карпа, а также продуктов моря — устриц, креветок, лангустов, морских гребешков. При приготовлении рыбы французы кладут в кастрюлю небольшой пучок трав из петрушки, чабера. лаврового листа. Перед подачей на стол пучок вынимают.

В Грузии рыбные блюда занимают весьма скромное место, да и то лишь в районах, расположенных вблизи рек. Для Закавказья типичны карповые виды – усач, храмуля и др., отличающиеся нежным, жирным мясом. В высокогорьях распространена изысканная форель. Рыбу в Грузии предпочитают отваривать или тушитъ, приправляя ее соусами.

В Туркмении рыбные блюда готовят по среднеазиатской технологии (обжаривают на вертеле или в прокаленном масле, в казанах), соединяя с рисом, кунжутом, урюком, изюмом, гранатовым соком, которые по европейским понятиям вряд ли сочетаются с рыбой. В результате получаются неожиданные вкусовые эффекты. Близкое расположение Каспия определило и предпочтения – осетрина, севрюга, а также такая рыба, как вобла, судак, сазан. Из пресной рыбы готовят

Каспий — давний поставщик осетровых рыб. Еще в Древней Руси в первопрестольную отправляли возы с осетрами, которые порой не помешались на одной телеге. Чтобы довезти их свежими, в жабры им клали сено или водоросли, обильно смоченные водкой.

Поговорим немного о том, как же все-таки лучше приготовить рыбу.

Некрупную рыбу отваривают целиком или, если рыба большая — то крупными кусками. Осетрину, севрюгу разделывают на звенья. Целыми варят судака, лосося, форель, кефаль, окуня, карася. Тушки рыбы перевязывают шпагатом, чтобы они при варке не потеряли форму.

Нарезанную на порции рыбу укладывают в кастрюлю в один ряд спинкой вверх, заливают горячей водой, кладут специи, овощи, солят. При закипании нагрев уменьшают и доводят рыбу до готовности без кипения, иначе мясо будет жестким, а бульон мутным.

Некоторые виды океанических рыб (камбала, палтус, ставрида и др.) обладают специфическим вкусом или запахом, поэтому при варке рекомендуется добавить немного уксуса, белого сухого) вина или огуречного рассола. Продолжительность варки в зависимости от размера рыбы от 5-10 до 30-40 мин.

Отварная рыба отлично сочетается с картофелем, свежими помидорами и огурцами, цветной капустой, зеленым горошком. Подают и соусы: польский, голландский, белый с каперсами, томатный и к осетрине – хрен.

Жарить рыбу можно несколькими способами: на открытой плите, в духовке, во фритюре, на вертеле, на решетке. Мелкую рыбу жарят целой с головой или без головы, крупную разрезают на куски.

Подготовленную для жаренья рыбу солят, перчат, панируют в сухарях или муке. Жарят с двух старой до образования румяной поджаристой корочки. Жареная рыба хороша с различными гарнирами: жареным или отварным картофелем, картофельным пюре, тушеной капустой, овощным рагу и т.д. К рыбе подают зелень, а в соуснике – различные соусы: майонез с корнишонами, сметанный, томатный.

Для тушения используют мелкую костистую рыбу, соленую, нежирную (треску, сайду, океанического карася, иногда рыбное филе). Соленую рыбу предварительно вымачивают.

Подготовленную рыбу кладут в два-три ряда в посуду, чередуя слоями овощей, заливают бульоном или соусом, растительным маслом, добавляют немного уксуса и тушат 40—50 мин, плотно прикрыв крышкой. Рыба приобретает сладковатый привкус овощей, кореньев, томата, становится сочной и ароматной.

К тушеной рыбе подают различные овощные гарниры: отварной картофель, рагу из овощей, зеленый салат, отварную цветную капусту и т.д. Поливают рыбу соусом с овощами, в котором она

При приготовлении рыбного фарша используют филе рыбы. Подготовленные куски рыбы вместе с замоченным белым хлебом пропускают через мясорубку. В полученную массу кладут соль, перец, яйца и хорошо перемешивают. Из фарша готовят котлеты, биточки, зразы, рулеты, шницели, тефтели.

Перед жареньем изделия панируют в сухарях, тефтели – в муке. Рулеты, фрикадельки, кнели не панируют.

При подаче рубленые изделия поливают сливочным маслом. Гарнир может быть как сложный, так и однородный: жареный картофель, овощи, припущенные в масле. Блюдо посыпают свежей зеленью. Отдельно подают соусы: томатный, сметанный иди луковый.

Добавить комментарий