Сенсорные системы рыб зимой

Обоняние у рыб

Все опытные рыболовы, оперирующие натуральными приманками и практикующие прикормку в ходе ловли, перед выездом на водоем экспериментируют с пахучими веществами натурального и искусственного происхождения. Их задача — придать приманке максимально привлекательный с точки зрения рыб аромат. То есть, всем известно, что обоняние у рыб имеется, причем весьма неплохое.

Давайте разберемся в том, какую роль играют запахи в жизни представителей ихтиофауны. Это поможет избежать типичных ошибок при приготовлении приманок, понять механизмы реагирования рыб на ту или иную ситуацию, узнать немало интересного о хемосенсорике (чувствительности к химическим веществам) обитателей водоемов. Итак, о сложных вещах — простыми словами!

Природа возникновения запаха

Ученые долго пытались разобраться, что же такое запах в принципе. В результате исследований было доказано, что ароматное облачко образуют микродозы растворенных в воздухе веществ. Они воздействуют на рецепторы, расположенные в слизистой оболочке носа и передают информацию для анализа головному мозгу. Это так, не впадая в «грех» изобилия научных терминов.

Выяснено, что запахи способны продуцировать лишь 10% от всех известных природных химических веществ. Были выделены «чистые» ароматы: мускусный, мятный, эфирный, камфорный, цветочный, острый и гнилостный. Вы не поверите, но все ароматы, которые ощущаем мы и все живое на Земле, представляют собой микст из вышеупомянутых чистых запахов. Правда, чувствительность к ним разная.

Хемосенсорные системы рыб

Рыбы имеют три самостоятельные хемосенсорные системы. Две из них аналогичны нашим, третья абсолютно уникальна (быть может, аналог у нас и присутствует, но достоверно сие доказать практически невозможно). Итак, рыбы обладают:

  • Обонянием. Они способны различать запахи растворенных в воде веществ и анализировать их.
  • Чувством вкуса. В отличие от запаха, вкус объекта рыба способна почувствовать лишь при непосредственном контакте.
  • Химической чувствительностью. Представители ихтиофауны могут анализировать характеристики водной среды. Некоторые специалисты считают вынесение химической чувствительности за рамки обычного обоняния и вкуса неоправданным, но большинство ихтиологов все же утверждает: это отдельная сенсорная система, характерная только для рыб.

Все хемосенсорные системы тесно связаны между собой и находятся в неразрывном единстве с прочими органами чувств.

Обоняние

Обоняние считается наиболее старой сенсорной системой. Считается, что рыбы обзавелись ей около 500 миллионов лет назад! И теперь, когда прочие органы чувств рыб достаточно развились, система распознавания запахов лишь усовершенствовалась. Правда, сейчас обонятельные раздражители лучше срабатывают в связке с иными факторами, воспринимающимися органами слуха, зрения, боковой линией. Замечено, что на ароматизированные блесны щука идет лучше, чем на обычные. При этом имеет колоссальное значение и качество проводки: приманка должна создавать привлекающие хищника вибрации, тогда в его мозгу сложится образ лакомой добычи.

Представители ихтиофауны, в большинстве своем, ощущают запахи куда лучше, чем мы с вами. Благодаря хорошо развитому обонянию они находят пищу, спасаются от врагов, выбирают потенциальных партнеров в период размножения. Пороговые (минимальные для распознавания) концентрации химических веществ выявить сложно, так как не изобретено еще приборов, способных посоревноваться даже с человечьим, не говоря уже о более чувствительных носах. Но доказано, что некоторые рыбы способны различать растворенные в воде микродозы поваренной соли или хинина. Вот попробуйте, поднесите солонку с нейодированной солью к носу — пахнет чем-нибудь?

Лишившиеся обоняния рыбы уже не могут вести привычный образ жизни и зачастую погибают, так как не могут вовремя различить врага и идентифицировать пищу, а об участии в размножении и говорить нечего. Это может произойти вследствие заражения специфическими паразитами или повышения концентрации в воде неких агрессивных элементов до критических значений.

Устройство органов обоняния

Давайте разберемся с устройством органов обоняния типичных представителей ихтиофауны. Большинство рыб имеют парные отверстия, разделенные неполной перегородкой и расположенные впереди глаз, то есть, ноздри, аналогичные нашим. Однако устроены они, не как у млекопитающих: у большинства рыб нет носоглотки, то есть, за небольшим исключением, рот и нос у них технически не связаны.

Итак, в классическом варианте рыба втягивает воду через переднюю ноздрю. Вода попадает в носовую полость, устланную обонятельными складками из эпителия с большим количеством рецепторов, а затем выпускается через заднюю ноздрю. Некоторые рыбы в ходе эволюции обзавелись дополнительными обонятельными мешками. Рецепторов они лишены, зато продуцируют особую слизь и способствуют вентиляции ноздрей.

Химические вещества, растворенные в воде, воздействуют на рецепторы, и по нейронам и аксонам в виде электрических сигналов поступают к специальным луковичкам для первичной обработки, а затем — непосредственно в передний мозг. После этого мозг и посылает ответные сигналы, определяющие поведение рыбы: «ешь», «спасайся», «размножайся» и так далее.

Микросматики и макросматики

Различные представители ихтиофауны обладают различной чувствительностью к растворенным в воде веществам и способностью к их дифференциации. В соответствии с этим среди рыб принято выделять макро- и микросоматиков: первые способны распознавать широкий спектр химических веществ в минимальной концентрации, у вторых эта способность существенно ограничена.

К микросоматикам относят преимущественно дневных и сумеречно-дневных рыб, которые большую часть жизни проводят в условиях хорошей освещенности и привыкают полагаться в большей степени на другие органы чувств. Это та же щука, окунь, жерех, уклейка и так далее. Им достаточно развитого зрения и сейсмочувствительности, чтобы жить припеваючи. А та же черноморская зеленушка, проживающая на мелководье, и вовсе разыскивает мидий только по визуальным признакам — остальные сенсорные системы у нее практически не развиты.

В качестве ярчайшего примера макросоматика можно привести слепую пещерную рыбу. Она живет в вечной темноте и обладает утонченнейшим «нюхом»: достаточно 50-100 молекул вещества, чтобы она дифференцировала запах. Чемпионские показатели в этой номинации демонстрируют и акулы: стоит пролить в воду немного крови, и хищницы слетятся к источнику привлекательного аромата за многие километры.

Среди пресноводных рыб наиболее развитым обонянием обладает сом: он чует и различает запахи немногим хуже, нежели собака. Немногим уступают ему и прочие ночные хищники: угорь, налим, судак.

Аттрактанты и репелленты

Сами по себе запахи нейтральны: анализ их с точки зрения «приятно-неприятно» происходит непосредственно в мозгу. Именно поэтому некоторые считают запах свежевыделанной кожи или сигарного дыма привлекательным, другие — отвратительным, то есть все это субъективно.

Рыбы оценивают запахи без всяких там эмоциональных реакций, с точки зрения функциональности. Они могут быть привлекательными (аромат пищи, потенциального партнера, родного водоема), отпугивающими (предупреждающими об опасности или просто излишне резкими) или нейтральными.

Привлекательные для рыб ароматы принято именовать аттрактантами. Они могут иметь как природное происхождение, так и быть химически синтезированными. Несмотря на ухищрения химиков, рыбы зачастую тонко распознают и предпочитают естественные ароматы, порой никак не реагируя на их искусственные аналоги.

Это создает проблемы в производстве так называемых «активаторов клева» — специальных вкусо-ароматических добавок к прикормке. Поэтому многие производители предлагают не синтетические ароматизаторы, а экстракты, добытые из натурального сырья. Впрочем, это не мешает рыболовам экспериментировать (и порой весьма успешно) со всем, что попадается под руку: сильно пахнущими лекарствами, всевозможными приправами и даже газированными напитками, где натуральных ароматов не может быть в принципе.

Репелленты воздействуют на обоняние рыб, напротив, негативным образом: они отпугивают их из зоны максимальной концентрации. Например, запах хищника или раненой «подружки» по стае действует на мирную рыбу как мощнейший репеллент. Кстати говоря, даже приятные запахи в высокой концентрации способны превращаться в репеллент — рыба получает мощный «удар» по чувствительному носу. Именно поэтому при приготовлении прикормок нельзя ориентироваться на собственные обонятельные ощущения: нюх у представителей ихтиофауны, в большинстве своем, куда тоньше человеческого. Однако по холодной воде допускается большая концентрация пахучих веществ, что следует учитывать при приготовлении привад.

Ароматы и пищевое поведение рыб

Как было сказано выше, обоняние играет одну из главенствующих ролей в пищевом поведении рыб. Чем меньше представительница ихтиофауны опирается на зрение, тем большую роль в поведенческих реакциях играют органы хемосенсорики.

Замечено, что рыбы лучше реагируют на привычные им естественные запахи. Именно поэтому многие разрекламированные импортные прикормки на наших водоемах попросту не работают — ну не знают их наши «сиволапые» обитатели водоемов. Конечно, к любому аромату пищи рыбу можно приучить, но зачем это рыболову? Словом, стоит использовать аттрактанты, имеющие запахи, обычные для кормовой базы конкретного водоема: привыкла рыба к анису, значит, его нужно ей и предлагать.

Именно поэтому стоит подождать с замесом прикормки до водоема: водопроводная вода, даже прошедшая через фильтр, пахнет для рыб чужеродно, незнакомо, а значит — непривлекательно и даже потенциально опасно.

Это выражается даже в поведении хищников. Мы уже говорили об эффективности приманок с грамотным добавлением ароматизаторов. Изобретена даже особая «съедобная резина», из которой изготавливаются привлекательные на запах и вкус силиконки. Но при выборе такой приманки стоит учитывать: чуждый рыбе запах хуже, нежели полное его отсутствие.

Запах страха

Наверняка вы знаете, что у человека в стрессовой ситуации в кровь впрыскивается макродоза адреналина. При этом учащается сердцебиение, повышается температура тела, бросает в пот. Это проявление одного из древнейших механизмов защиты от опасности — наши предки тонко улавливали подобные ароматы, исходящие от соплеменников, и реагировали соответствующим образом (оборонялись или убегали).

Сегодня мы в значительной степени утратили остроту обоняния: для выживания в современных условиях она попросту не нужна. Но ведь вы знаете о том, что собаки значительно чаще нападают на людей, которые их боятся? Они-то запах страха чувствуют замечательно!

Аналогичные обонятельные реакции наблюдаются и у рыб. В стрессовой ситуации многие представители ихтиофауны способны выбрасывать в воду феромоны, сигнализирующие об опасности. Почуяв его, стая бросается врассыпную, скрываясь в водорослях, зарываясь в ил или даже выскакивая из воды. Этот запах многократно усиливается при глубоком повреждении кожи — поверхностные царапины такого эффекта не производят.

Дополнительный сторожевой эффект обеспечивает и запах хищника. Причем интересно, что ароматы, выделяемые загонщиками типа жереха или полосатого окуня, их потенциальная добыча не считает столь опасными, как запахи засадчиков (щуки, сома, окуня-горбача и так далее). Причем наиболее остро рыбки-жертвы реагируют на запахи хищников из своего же водоема, пришлые охотники вызывают не столь яркие реакции.

В то же время, хищники куда более охотно атакуют местную мелочь, нежели подсадку из иных водоемов (помните о том, что живца лучше добывать на том же водоеме?) А если рыбка испугана или ранена (а при сидении на крючке иначе и быть не может), шансы на атаку еще более возрастают.

Роль запахов в размножении

Последний тренд в парфюмерной промышленности — духи с феромонами. Считается, что сбрызнувшись такими духами, дама становится поистине неотразимой для представителей противоположного пола. Конечно, большинство утверждений промоутеров — это всего лишь маркетинговые ходы, однако ароматы, привлекающие персон противоположного пола, действительно существуют. Правда, для нас они играют вторичную роль: все же на первом месте у нас визуальное восприятие объекта.

Обоняние рыб, как мы говорили, тоньше, и выброс феромонов является главным сигналом к наступлению сезона размножения. Да, представители некоторых видов «принаряжаются» к нересту, но в данном случае визуальный эффект явно вторичен.

При готовности к размножению самка выделяет целый комплекс феромонов, что обеспечивает ей внимание со стороны самцов. Непосредственно при выметывании икры выделяется другой аромат, провоцирующий выброс молок у самцов. Таким образом природа продумала процесс синхронизации, что при внешнем оплодотворении немаловажно.

Появившиеся на свет мальки некоторых видов продуцируют феромоны, стимулирующие родительский инстинкт и сподвигающие взрослых особей на уход за ними.

Химическая необонятельная чувствительность

Ихтиологи до сих пор спорят о правомерности вынесения общего химического чувства в отдельную хемосенсорную систему. О том, что она является необонятельной, вроде бы договорились, но некоторые специалисты настаивают на том, что в приложении к рыбам она идентична чувству вкуса.

Так это или нет, но факт остается фактом: рыбы от природы снабжены встроенным анализатором состава воды. Они способны определять состав воды по многим критериям: степень солености, кислотности, насыщенности кислородом и так далее. Считается, что именно таким образом лососевые рыбы запоминают состав воды реки, где родились, и способны вернуться туда на нерест за сотни километров.

Еще более длинный путь проделывает угорь. Появившись на свет в Саргассовом море, он плывет в пресноводные водоемы (в том числе и наши), проводит там большую часть жизни, а затем за тысячи километров возвращается в собственную «колыбель», чтобы дать жизнь новому поколению. Представляете, какую дорогу ему приходится запоминать?

Кстати говоря, многие ученые склоняются к тому, что и вышеупомянутые феромоны (размножения, страха) и так далее воспринимаются рыбами не через обоняние, а именно с помощью общего химического чувства.

Чувство вкуса

И последняя хемосенсорная система рыб, о которой стоит поговорить — это чувство вкуса. Рыбы очень хорошо различают как чистые вкусы (горький, кислый, соленый, сладкий), так и их оттенки. Причем вкусовая чувствительность многих представителей ихтиофауны превышает человеческую в сотни раз.

Это должно использоваться и при приготовлении приманок: крайне желательно, чтобы вкус коррелировал с ароматом. Кстати говоря, многие карпятники считают, что карпы обожают сладкое, а вот ученые доказали, что они неравнодушны к кисленькому в разумной пропорции (то есть, фруктовые приманки, в большинстве случаев, эффективны). Растительноядные рыбы с амуром во главе действительно отдают предпочтение сладенькому, а вот голавль предпочитает изысканную горечь, напоминающую ему о вкусе хитина летающих насекомых, коими он предпочитает трапезничать.

Львиную долю информации о потенциально съедобном объекте рыба получает на расстоянии, при помощи органов обоняния. При приближении к нему она сначала пускает в ход внешние рецепторы вкуса, расположенные на чувствительных усиках, губах, голове, а у некоторых видов — даже на плавниках и по всему телу. Рыба берет приманку только по признанию ее годной к употреблению, и тогда подключаются внутренние рецепторы, расположенные во рту, глотке, жабрах. Конечно, если она очень голодна, то может схватить приманку сразу, без предварительного анализа.

Интересное о хемосенсорике рыб

А теперь, на закуску, предлагаем несколько занимательных фактов, свидетельствующих о развитой хемосенсорике рыб:

  • Невзрачная с виду рыбка колюшка, считающаяся сорной рыбой, демонстрирует образцовое родительское поведение. Она способна по запаху отличить собственное потомство от чужого и окружить его трепетной заботой.
  • В прибрежных акваториях Индийского океана живет особая камбала (местные жители именуют ее рыбкой Моисея), которую не трогают даже акулы. Ее слизь служит природным репеллентом от грозных хищниц, однако создать его аналог или сохранить природный компонент без потери уникальных свойств пока не удается. Более того: эффективного «противоакулина» пока не существует!
  • Некоторые оседлые рыбы, подобно собакам, метят собственную территорию. Это отпугивает возможных конкурентов и служит хорошим ориентиром для отлучившейся по делам рыбы-хозяина: она находит дом благодаря обонянию. Вполне возможно, что так поступает налим, рыскающий только по собственным тропам.
  • Беззащитные рыбки-клоуны проводят большую часть жизни в симбиозе с актиниями, к стрекательным клеткам которых нечувствительны. Выйдя из сени родительской актинии, юные рыбки-клоуны ищут симбионта аналогичного вида по запомнившемуся запаху.
  • Некоторые аминокислоты, содержащиеся в сточных водах, способны привлекать рыб. В результате у представителей популяции накапливаются токсины, а также меняется поведение, что порой носит угрожающий характер.

Надеемся, вы узнали немало интересного о хемосенсорике рыб, что не только расширит кругозор, но и поможет в выборе наиболее привлекательной приманки!

Дистанционное «осязание»

Боковая линия, или как ее еще часто называют, сейсмосенсорная система, имеется у большинства низших позвоночных (круглоротых), всех классов рыб и живущих в воде амфибий.

Функции боковой линии долгое время оставались загадочными и непонятными. И это несмотря на то, что она была хорошо известна анатомам и морфологам начиная с XVI в. Сначала предполагалось, что боковая линия предназначена для выработки слизи, обильно покрывающей тело рыбы. Однако в начале XIX в. датским анатомом Людвигом Якобсоном (кстати, в 1811 г. он же впервые описал вомероназальный орган у млекопитающих), а затем и Лейдигом на основании детальных морфологических исследований было сделано заключение, что боковая линия – это сенсорное образование. В XIX в. русский исследователь П.И. Митрофанов на основании изучения обширного материала по развитию миног, акуловых и костистых рыб впервые показал общность происхождения органов боковой линии и слуховой системы. В начале ХХ в. эти работы были продолжены Н.К. Кольцовым, Д.К. Третьяковым и В.Владыковым. Также в начале ХХ в. известный американский физиолог Паркер установил, что чувствующие образования (невростомы) боковой линии являются механорецепторами. Спустя еще несколько лет с помощью экспериментов было выяснено, что боковая линия служит рыбам для восприятия водных потоков и стимулов, исходящих от подвижных подводных объектов. Впоследствии справедливость этих выводов была подтверждена на большом количестве примеров, в том числе в работах известного голландского ученого Свена Дайкграафа. Именно он предложил называть чувство, обеспечиваемое боковой линией, «дистантным осязанием», т.к. присутствие некоего объекта обнаруживается рыбами не за счет прямого контакта с ним, а опосредованно, благодаря восприятию возмущений, которые этот объект создает в водной среде.

Общий вид боковой линии

Чувствующие образования боковой линии сейчас называются нефромастами. Они имеют эпидермальное происхождение и состоят из двух типов клеток – волосковых и опорных. В одном нефромасте может быть от нескольких десятков до нескольких сотен и даже тысяч волосковых клеток, каждая из которых окружена опорными клетками. Волосковая клетка несет на своей свободной поверхности один длинный вырост и от 30 до 150 коротких. Сверху каждая волосковидная клетка прикрыта как бы прозрачной шапочкой – капсулой. В основании волосковой клетки имеются синаптические контакты с афферентными и эфферентными нервными волокнами. Афферентные нервные волокна, по которым электрический сигнал поступает в нервные центры боковой линии, подходя к нефромасту, теряют миелиновую оболочку и сильно ветвятся, образуя клубочек. Каждое из нервных волокон контактирует не с одной, а с несколькими одинаково ориентированными волосковыми клетками. Центральная регуляция волосковых клеток осуществляется благодаря эфферентным нервам.

Читайте также:  Самые ядовитые рыбы в мире

Схема волосковой клетки

Нефромасты бывают двух типов – одни лежат свободно на поверхности кожи, а другие располагаются в специальных каналах. Каналы могут быть эпидермальными и костными, и находятся как на туловище, так и на голове рыбы. Наружу каналы открываются специальными порами.

Нефромасты – свободные, канальные или и те и другие одновременно, имеются у всех видов рыб без исключения. По бокам тела рыб может проходить как один боковой канал, так и несколько (от 4 до 6 и даже более). Структурные особенности боковой линии (число и расположение каналов, изгибы и их протяженность, число пор и пр.) являются устойчивыми признаками и часто используются в качестве ключевых при диагностике видовой принад-лежности рыб, определении внутри- и межвидовых родственных связей.

Строение боковой линии непосредственно связано с ее функциями. Рецепторы этого сенсорного органа способны воспринимать колебания волн, лежащих в низкочастотном диапазоне – от 1–5 до 100–200 Гц. При этом зоны максимальной чувствительности канальных и свободных нефростомов различаются: первые более чувствительны к колебаниям от 20–30 до 100 Гц, а вторые – от 2–5 до 10–15 Гц.

Основные структурные элементы нефромаста

Интересно, что диапазон чувствительности боковой линии частично совпадает с диапазоном слуховой системы рыб, однако зоны максимальной чувст-вительности этих двух органов не перекрываются. Однако основное различие между слуховой системой и сейсмосенсорной системой боковой линии заключается в том, что боковая линия воспринимает волны смещения, распространяющиеся от подводных источников акустических колебаний, а слуховая система реагирует на преобразованные в отолитовых органах или в плавательном пузыре волны давления. Собственно звук с помощью боковой линии восприниматься не может, тело рыб акустически прозрачно, т.е. под воздействием пришедшей акустической волны одинаковым образом колеблется тело рыбы, купула невромастов и окружающая вода. В слуховом же органе (лабиринте) стимуляция рецепторных клеток достигается благодаря инерции отолитов, почти в три раза более плотных, чем тело рыбы.

Зачем же нужны органы боковой линии? Сейчас уже совершенно определенно можно сказать, что эта система принимает участие в самых важных формах поведения: питании, размножении, защитном и миграционном поведении. Именно эта система позволяет рыбам ориентироваться в полной темноте. При достаточной освещенности ведущая роль принадлежит все же зрению. Но у рыб с ночным типом активности, или живущих в пещерах, или держащихся у самого дна, информация, поступающая от органов боковой линии, всегда является ведущей.

О значении боковой линии в пищевом поведении рыбы – поисках добычи – могут свидетельствовать расположение каналов боковой линии и их размеры, а также количество невромастов. У многих видов наиболее крупные и хорошо заметные каналы располагаются на голове, что позволяет рыбе получать информацию о расположении и перемещении кормовых объектов около рта и, соответственно, совершать максимально результативные броски за жертвой.

Благодаря органам боковой линии многие рыбы, и прежде всего пелагические, питающиеся планктоном, могут кормиться даже в полной темноте или в том случае, если они слепы. Слепая рыба делает прицельный бросок на дафнию, проплывающую мимо. И это результат того, что рыба ощущает органами боковой линии колебания частотой всего в 3 Гц, которые производит дафния.

Более того, благодаря органам боковой линии рыбы могут находить добычу даже в донном субстрате. Так, в специальных экспериментах бычки подкаменщики (C.bairbi) безошибочно обнаруживали скрытый в грунте вибратор, генерирующий колебания с частотой 10 Гц и имитирующий перемещение в грунте бентосных организмов. Реакция на деятельность вибратора у бычков наблюдается только в том случае, если рыба нижней челюстью касается субстрата и задерживает на секунду дыхание. Если в этот момент она улавливает сигнал, то коротким и быстрым броском разворачивается в его сторону. После этого следует серия коротких бросков по направлению к вибратору, причем после каждого броска, включая первый, рыба обязательно прикасается нижней челюстью к субстрату. Реакция заканчивается прицельным и точным захватом грунта в месте расположения источника колебаний.

У рыб, которые питаются упавшими в воду насекомыми, боковая линия в ночное время обеспечивает не только получение сигнала о пище, но и позволяет определять направление и расстояние до нее. И это несмотря на то, что существует ряд физических различий между поверхностными волнами и волнами, распространяющимися в воде. В целом скорость распространения поверхностных волн в 1000 раз ниже, чем у волн, распространяющихся в воде. Кроме того, поверхностные волны слабо проникают в толщу воды. Определение направления на жертву – упавшее на воду насекомое – происходит за счет того, что волны приходят к симметричным нефромастам, расположенным с разных сторон головы рыбы в разное время и с разной амплитудой. А определение расстояния достигается за счет способности анализировать спектральный состав поверхностных волн. Бьющееся на воде насекомое генерирует колебания в диапазоне гораздо более широком, чем колебания поверхности воды, возникающие под воздействием ветра или производимые рыбами. Но уже на очень небольшом расстоянии спектр сигнала изменяется – его высокочастотные составляющие быстро затухают. По мере удаления от источника колебаний стремительно уменьшается и их амплитуда. Анализируя частотные, временные и амплитудные параметры сигнала, достигающего рецепторов, расположенных на разных сторонах тела или участках тела, рыба координирует угол своего броска с точностью до 5°, реагируя на сигнал с расстояния от 0,5 м до 1 м.

Спонсор публикации статьи специализированный автосервис и интернет-магазин «Фара-Фонарь». Компания предлагает услуги по ремонту фар и фонарей иностранных и русских производителей, сложное восстановление автомобильной оптики, быстрая и качественная замена, а также полировка, регулировка и устранение запотевания. Высококвалифицированные специалисты, профессиональная диагностика и ремонт неисправностей, доступные цены. В интернет-магазине компании Вы сможете приобрести фары на свой автомобиль (фара левая Land Rover Range Rover 4), доставка по всей России, возможность безналичного расчёта. Подробную информацию Вы найдёте на сайте: fara-fonar.ru. (+7 (499) 450-78-28. Москва, 1-й Котляковский пер., 3к1. info@fara-fonar.ru)

Каналы боковой линии на голове у обыкновенного ерша

Не менее важна для рыб и информация о приближающемся хищнике. Как правило, крупные рыбы создают сильные низкочастотные возмущения, которые рыбы-жертвы легко улавливают органами боковой линии (и прежде всего – свободными нефромастами). Ответ на подобные сигналы весьма оперативен и прост: рыбы-жертвы или затаиваются, или стремительно уплывают. Защитная поведенческая реакция на высокоамплитудные низкочастотные колебания врожденная и начинает проявляться с появлением первых свободных нефромастов у молоди, еще не начавшей активно питаться, или в самом начале личиночного периода.

Важную роль играет боковая линия в нерестовом и родительском поведении. Нерест у многих рыб сопровождается демонстрацией характерных поз, танцем или специфическими вибрациями. Естественно, что при этом возникают низкочастотные колебания, которые обеспечивают как синхронность нерестового поведения, так и собственно нерест. И хотя участие боковой линии в нерестовом поведении сейчас очевидно, долгое время оно лишь предполагалось, и только относительно недавно было доказано экспериментально. Опыты были проведены на нерке (Oncorhynchus nerka). У этого вида нерест сопровождается весьма характерными движениями как самок, так и самцов. Резкие и сильные изгибы самки, находящейся в гнезде, вызывают у самца, стоящего ниже по течению, бросок к ней и характерное мелкое дрожание тела, которое в свою очередь вызывает ответную дрожь у самки, которая сигнализирует о своей готовности выметать икру. В ответ на этот призыв самец приближается вплотную, широко раскрывает рот и, активно вибрируя, высвобождает порцию молок. Самка, в свою очередь выметывает икринки. Во время изгибов тела и дрожания самец и самка производят колебания с частотой от 2 до 37 Гц, но каждый пол – в своем диапазоне. Эксперименты, проведенные на карликовых самцах нерки в лабораторных условиях, показали, что полный цикл нерестового поведения они демонстрируют только в том случае, если им показывают модель самки соответствующего размера, вибрирующую на строго определенных частотах.

Что касается родительского поведения, то, например, самцы всем известной бойцовой рыбки, или петушка (Betta splendens), в случае появления какой-либо опасности привлекают мальков к себе специфическими сигналами, воспринимаемыми боковой линией молоди. Петушок принимает наклонную позу, касается поверхности воды головой и начинает быстро трепетать грудными плавниками. Это приводит к возникновению поверхностной волны, которую молодь воспринимает на расстоянии 40 см и тут же начинает плыть к источнику сигнала – родителю. Подобная реакция мальков проявляется и в ответ на искусственно генерируемые сигналы с частотой 8–10 Гц и амплитудой не менее 13 мкм.

Амплитудные, динамические и частотные характеристики поверхностных волн,
генерируемых упавшими на воду летающими насекомыми (А), рыбами (Б) и ветром (В)

Большинство рыб живет в текущей воде. Способность определять силу потока, направление и структуру имеет важное значение для их существования. Особенно важна такая способность для рыб, живущих в высокотурбулентных потоках, либо обитающих в полной темноте, либо ведущих ночной образ жизни. Восприятие рыбами течения осуществляется благодаря свободным нефромастам.

Благодаря боковой линии рыбы способны в темноте обнаруживать препятствия и не сталкиваться с ними. Впервые подобное предположение было высказано в 1963 г. Дайкграафом, а затем нашло замечательное подтверждение в экспериментах с пещерными рыбами. Ученые установили, что эти рыбы осуществляют постоянный гидродинамический мо-ниторинг среды, сравнимый с эхолокацией рукокрылых или активной электролокацией слабоэлектрических рыб. Перемещаясь вперед, рыба распространяет волновые колебания и создает вокруг себя гидродинамическое поле, которое нарушается любыми близко расположенными объектами, отражающими эти колебания. Характер искажения поля зависит от размеров и формы объекта, а при его подвижности – от скорости перемещения, особенностей плавания и т.п. В результате лоцирования у рыб создается «гидродинамический образ» окружающей среды, что в значительной степени облегчает им ориентацию в условиях полной темноты.

Мы рассмотрели строение и функции боковой линии у рыб. Однако эта структура, как мы отмечали в начале нашего рассказа, есть и у плавающих в воде амфибий (как у личинок, так у взрослых земноводных, ведущих водный образ жизни). У тех амфибий, которые после окончания личиночного периода переходят к жизни на суше, органы боковой линии исчезают.

В отличие от рыб, у амфибий нефромасты разбросаны по всему телу (более густо они расположены на голове) и лежат на поверхности кожи или в мелких ямках. Нефромасты земноводных представляют собой утолщения небольших участков эктодермы, в которых среди опорных клеток лежат грушевидные чувствующие клетки, снабженные выростами. Снизу каждая такая клекта оплетена окончаниями блуждающего нерва. Функции органов боковой линии у амфибий, ведущих водный образ жизни, аналогичны таковым у рыб.

По материалам:

Андрианов Ю.Н., Ильинский О.Б. Органы боковой линии. Эволюционная физиология. Ч.2. – Л.: Наука, 1983.

Павлов Д.С., Касумян А.О. Изучение поведения и сенсорных систем рыб России. Ч.2. Сенсорные системы. – М.: Изд-во МГУ, 2002.

Касумян А.О. Боковая линии рыб. – М.: Изд-во МГУ, 2003.

Осязание у рыб. Тактильная чувствительность.

Тактильное чувство, или осязание, или, как его еще называют, кожная механорецепция, наименее исследовано как у рыб, так и у других групп животных. Способность ощущать прикосновения и другие контактные механические воздействия имеет важнейшее значение в жизни рыб. Ученые считают, что именно тактильное чувство обеспечивает более прямую и непосредственную связь рыбы с окружающим миром.А рыболовы из всех сенсорных систем как раз меньше всего стараются затронуть осязание. Они работают с запахами и цветами приманок, хотя более эффективный и короткий путь – это воздействие на тактильную систему.

Представление о важности тактильного чувства для рыб дают обычные наблюдения за их поведением в аквариумах или в природе. Очевидно, что информация, получаемая рыбами при касании субстрата, растений, друг друга или любых других объектов, часто является решающей. Она важна для ориентации в водоеме, для питания, защиты, размножения и других жизненно важных проявлении. На сегодняшний день нигде в мире не проводились специальные исследования тактильного чувства у рыб, которые позволили бы получить сведения о его функциональных возможностях и роли в поведении рыб. Имеющиеся данные о строении, структуре и распределении тактильных рецепторов у рыб крайне скудны.

Тактильное чувство представляет собой способность животных воспринимать оказываемые на их внешние покровы разнообразные механические воздействия – прикосновения, смещения, натяжения, давление, вибрацию и т.п. Термин «тактильный» происходит от двух латинских слов: tactilis – осязаемый и tango – трогаю, касаюсь. Ученые считают тактильное чувство одним из проявлений осязания – сложного комплекса ощущений, возникающих в ответ на внешние стимулы, воздействующие на кожу, подкожные ткани, поверхностные слизистые оболочки, и воспринимаемые животными с помощью структур, называемых органами осязания. К осязанию относят и терморецепцию, ноцицепцию (восприятие болт и ряд других ощущений.

Поскольку тактильные рецепторы могут располагаться не только в коже, покрывающей внешнюю поверхность тела рыб. но и в слизистой оболочке ротовой полости, и в выстилке носового мешка, то ученые считают правомерным употреблять термин «кожная механорецепция».

У рыб выделяют быстро адаптирующиеся и медленно адаптирующиеся тактильные рецепторы. К первому типу относятся тельца Мейснера, термальные колбы Краузе, которые воспринимают прикосновения, перемещения, трение и вибрацию. Это происходит благодаря изгибу и смещению чувствительных волосков. К «быстрому» типу относятся и тельца Пачини, которые воспринимают высокочастотную вибрацию.

К типу медленно адаптирующихся рецепторов относятся клетки Меркеля, которые реагируют на локальное надавливание и осуществляют высокое пространственное различение стимулов, а также тельца Руффини, воспринимающие растяжение поверхностных покровов, Кроме вышеописанных рецепторов очень важны свободные нервные окончания, которые разбросаны по всей поверхности тела рыб. На голове рыб расположены нервные окончания тройничного нерва, на туловище, хвостовом стебле и плавниках – окончания спинномозговых нервов. Все они покрывают тело рыбы и позволяют «считывать» тактильную информацию от любого участка внешних покровов. Свободные нервные окончания обеспечивают рецепцию не только тактильных, но и химических, болевых и температурных стимулов.

У пластиножаберных найдены рецепторы, чувствительные к скорости растяжения кожных покровов. Интересно, что акулы, прижимающие рылом добычу ко дну, именно этими рецепторами на рыле контролируют расположение, движение и попытки схваченной добычи, мелких скатов освободиться. Так что, если кому-то придется встретиться с акулой нос к носу, учтите, что все ее рыло пронизано очень чувствительными тактильными рецепторами, которые остро реагируют на боль, и серией коротких и быстрых ударов можно довести ее до болевого шока, от которого она или уплывет, или сдохнет. Либо, наоборот, вы ее чрезвычайно разозлите, и дальше уже акула будет работать над вашими тактильными и болевыми рецепторами.

Органы осязания рыб

Перейдем к осязательным органам рыб, поскольку эти знания могут помочь в привлечении рыбы. У ихтиологов существует давно сформировавшееся, устойчивое и в целом справедливое представление, что рострум, усы, плавники, свободные плавниковые лучи, выросты, разрастания и другие подобного рода образования выполняют у рыб специализированную тактильную функцию. Кроме того, те же усы, плавники и другие структуры у многих рыб несут также и вкусовые почки, хемосенсорные клетки и пр. То есть тактильные рецепторы выполняют комплексную чувствительную функцию, что дает рыбам еще больше информации об окружающем мире, в том числе о рыболовных приманках, рыболовных приспособлениях и т.п. Усы рыб представляют собой щупальцевидные по форме эпидермальные выросты, которые находятся на голове, чаще всего вблизи или вокруг рта.

Число и относительная длина усов и их расположение сильно варьируют у разных видов рыб. В эпидермисе усов много вкусовых почек и тактильных рецепторов. Усы есть у миксин, у ряда хрящевых, осетровых, сомообразных, значительной части карпообразных, тресковых и у многих других групп рыб. Благодаря мышцам многие рыбы могут активно двигать усами, у других рыб усы неподвижные.

При повреждении или после потери значительной части усы быстро регенерируют. Несомненно, что столь широкий размах вариабельности по размерам, расположению и количеству усов, подвижности и другим характеристикам указывает на то, что их функция крайне разнообразна и, безусловно, связана с образом жизни, поведением и питанием рыб, с развитием у них других сенсорных систем. Из рисунка видно, какое разнообразие усов представлено в классе рыб.

Особенно большое значение усы имеют для рыб, обитающих или питающихся в условиях, когда возможности для зрительной рецепции ограничены. Хорошим примером, подтверждающим это, могут быть данные о длине усов у близкородственных рыб, обитающих в прозрачных водоемах и на большой глубине в условиях темноты, когда зрительные анализаторы бессильны.

Так, у «слепого» сома – троглодита усы длиннее, чем у его «зрячего» родственника, в три раза. Длиной подбородочного уса различаются «оседлая» беломорская треска и проходная, заходящая в Белое море атлантическая треска. И у этих двух подвидов трески наблюдаются отличия в строении усов и связанные с этим различия в объектах и экологии питания. Совместно обитающие ко – роткоусые и длинноусые особи обыкновенного карася при недостаточной обеспеченности пищей тоже питаются разными кормовыми объектами.

Очень важное наблюдение для рыболовов: рыбы, у которых усы наряду с механорецепторами имеют и вкусовые почки, обычно активно обследуют окружающее пространство в поисках пищи. Так себя ведут многие сомы, питающиеся в сумерки и находящие пищу на дне, и тресковые рыбы, которые к поисковой работе усов еще добавляют и свободные лучи плавников. А подводные наблюдения за макрурусами показали, что, привлеченные запахами, эти рыбы – падальщики в поисках приманки плавают, слегка наклонившись головой к грунту. Такое положение позволяет им сохранять постоянный контакте грунтом с помощью короткого подбородочного уса.

Плавники. Свободные лучи плавников – один из главных органов осязания у рыб. Они присутствуют у рыб в спинном, в брюшных и грудных плавниках. Длина СЛП может сильно варьировать; у некоторых рыб она многократно превышает длину тела. На СЛП учеными найдены сенсорные клетки тактильного типа, с помощью этих лучей многие рыбы тестируют донные субстраты в поисках пищи. Кстати, у людей и других высших позвоночных все известные типы тактильных рецепторов не имеют прямого выхода на свободную поверхность эпидермиса и связаны с наружной средой только опосредованно.

Читайте также:  Топ 5 книг о рыбалке для новичков

Очень интересны СЛП у морских петухов – тригл. Эти рыбы благодаря крупным внешним мышцам способны двигать независимо каждым лучом в секторе 180°, перемещаться с их помощью по дну, ощупывать и рыться в донном субстрате В итоге у триглы получается тактильный охват окрущаю – щей поверхности больше, чем с помощью зрения. Рострум – это часть головы впереди глаз. Он может иметь у рыб довольно заметные размеры и выполнять различные функции, У быстро плавающих океанических рыб, таких как марлины, рыбы – мечи, тунцы, сарганы, удлиненный рострум снижает сопротивление и оптимизирует гидродинамику плавания, что позволяет этим рыбам развивать рекордно высокие скорости.

Для многих рыб, у которых хорошо развита тактильная рецепция, очень важна консистенция кормового объекта. Нередко именно после тактильной оценки консистенции пищевого объекта они решают, брать его или не обращать внимания. То есть для привлечения таких рыб важнее правильно подобрать консистентную структуру пищевого объекта, а не его внешний вид или запах.

Нерестовые бугорки и дермальные зубы. Следующий осязательный орган – это нерестовые бугорки. Во время нереста рыб именно тактильное чувство – вне всякой конкуренции. Еще одно интересное тактильное образование у рыб – дермальные зубы. Они выглядят своеобразно, что видно на фото этого органа, сделанного с помощью электронного микроскопа. Эти уникальные структурные образования, называемые еще одонтодами, обнаружены у мелких американских сомов – астроблепов. Одонтоды, разбросанные по всему телу, могут опробовать пищу, а также контролировать потоки воды.

Тактильное чувство важнее для донных, травяных или пещерных рыб. Интересные опыты проводились с пятиусым налимом. Выяснилось, что плывущие рыбы возвращаются для более внимательного обследования к камням, покрытым вазелином, то есть отличающимся от других камней текстурными характеристиками поверхности. Для обследования рыбы используют удлиненные брюшные плавники, которые в это время напряжены и расположены под прямым углом к телу, так же как и при поиске пищи на дне, Европейская солея при поиске пищи часто опускает голову на дно. Нижняя часть ее головы покрыта тактильными почками, с их помощью солея обследует дно, обнаруживает еду и отбирает ее. Если при этом насадка находится в толще воды, рыба ее просто пропускает, так как она обследует именно дно и донный субстрат.

Американский сом во время экспериментов замечал и хватал добычу только тогда, когда ее касались его усы. Когда корм «проплывал» мимо его глаз и носа, рыба не реагировала. Аквариумисты тоже замечают, что у лабиринтовых рыб длинные лучи плавников работают именно на обнаружение и выбор пищи. Очень интересны наблюдения за ослепленными форелями и гольянами. У слепых экземпляров тактильное чувство начинало работать очень эффективно и не позволяло этим рыбам умереть с голоду.

О хеморецепции и обонянии рыб.

В извечном противостоянии между рыболовом и подводным обитателем, когда первый благодаря опыту, хитрости и различным ухищрениям пытается изловить последнего, изо всех сил старающегося быть сытым и в то же время не пойманным, чрезвычайно важным представляется факт даже не умелости человека, а его наблюдательности и пытливости вкупе с желанием применить на практике полученные знания. Почему щука берет именно «этот воблер»? Как быстро карась обнаружит ароматную приваду? Что вообще творится под водой у рыболовного крючка.

Обладая достаточным багажом знаний, наблюдательный рыболов сможет всегда найти ответы на свои отнюдь не риторические вопросы. Особенно, когда на помощь ему приходит наука.

В настоящее время многие аспекты физиологии и этологии (поведения) рыб достаточно подробно изучены. С начала 1960-х годов под пристальным вниманием ученых оказались вопросы изучения поведения рыб в естественных условиях. В 1963 году журнал «World Fishing» так описывал ход работы проходящего в Лондоне II Всемирного конгресса по орудиям лова: «Сегодня ключевой проблемой можно считать поведение рыб и наше игнорирование этого вопроса». Сейчас ситуация в корне изменилась. Мы многое узнали из жизни рыб наших водоемов. К сожалению, большой объем по-настоящему интересной для рыболовов – спортсменов и любителей информации о жизни рыб так и остался невостребованным на страницах солидных научных журналов и сборников. За несколько десятилетий опубликованы сотни книг и научных статей, освещающих особенности сенсорных систем и поведения рыб, как пресноводных, так и морских, океанических. Достаточно интересными и познавательными для рыболова представляются следующие публикации: Б.А. Флеров «Обоняние рыб», М., 1962, В.Р. Протасов «Биоакустика рыб», М., 1965 и «Зрение и ближняя ориентация рыб», М., 1968, «Поведение и рецепции рыб», М., 1967, «Биологические основы управления поведением рыб», М., 1970, В.И. Гусельников, В.В. Логинов «Зрительный анализатор рыб», М., 1976, «Изучение поведения рыб в связи с совершенствованием орудий лова», М., 1977, В.Р. Протасов «Поведение рыб (механизмы ориентации рыб и их использование в рыболовстве)», М., 1978, Б.П. Мантейфель «Экология поведения животных», М., 1980, А.А. Дарков «Экологические особенности зрительной сигнализации рыб», М., 1980, «Хемочувствительность и коммуникация рыб», М., 1989 и многие другие. Полный перечень литературы (в том числе и иностранной) по вопросам этологии и физиологии рыб, обзору организации их сенсорных систем (органов чувств) привести невозможно ввиду необъятности материала и ограниченности журнальной площади.

В настоящей статье уделим внимание только обонянию рыб и их восприятию в естественной среде химических веществ и запахов, играющих огромную роль в жизни обитателей наших рек, прудов и морей.

Об органах чувств. У рыб обнаружено несколько каналов получения разнообразной информации об окружающей их среде. Информация может передаваться звуками и позами, потоками воды и химическими веществами, световыми вспышками и электрическими полями. Передача и прием информационных данных, кроме того, может происходить контактно – благодаря тактильным прикосновениям рыб к предметам.

Органы чувств или, как принято их называть сейчас, сенсорные системы обеспечивают рыб разноплановой информацией о водной среде и их внутреннем состоянии. С помощью сенсорных систем рыбы способны воспринимать и преобразовывать электромагнитные поля в видимой (зрение) и инфракрасной (температурная чувствительность) областях спектра, ощущать механические возмущения в виде звуковых волн (слух), силу тяжести (вестибулярная и гравитационная чувствительность), механическое давление (осязание), воспринимать химические сигналы – обнаруживать вещества в жидкой фазе (вкус) и в газовой фазе (обоняние) (Варфоломеев и др., 2000).

В зависимости от экологических условий среды (освещенности, прозрачности, жесткости воды и пр.) степень развития обонятельной рецепции у рыб разных видов различна. Химические вещества, которые либо выделяются рыбой в воду, либо воспринимаются ею, имеют сигнальное значение для поддержания меж- и внутривидовых связей, контактов между особями одного вида в стаде, отношений типа «хищник – жертва», совершения локальных суточных пищевых и длительных нерестовых (сезонных) миграций.

Запахи, которые рыбы воспринимают, помогают им отыскивать пищу, ориентироваться в пространстве, реагировать на хищников или обнаруживать жертв.

Восприятие рыбами химических сигналов. Органы обоняния находятся в носовой полости. Обычно у рыб парные носовые отверстия – ноздри – неполной складкой делятся на два: переднее входное и заднее выходное. В процессе обоняния вода входит в переднюю ноздрю и выходит через заднюю (рис.). У всех рыб, за исключением двоякодышащих, ноздри с полостью глотки не сообщаются. Ноздря представляет собой обонятельный мешок, выстланный слизистой оболочкой с фигурными складками – розетками, увеличивающими общую площадь соприкосновения этого органа с водой.

По степени развития и применения рыбами органов обоняния различают рыб-макросматиков, обладающих высокой чувствительностью к широкому спектру запахов, и рыб-микросматиков, у которых спектр воспринимаемых запахов очень узок и ограничивается часто только половыми феромонами. У первых органы обоняния развиты слабо, отыскание пищи проводится в основном при помощи зрения. Как правило, это – дневные хищники (окунь, щука, жерех). У рыб-макросматиков (акулы, чавыча, нерка, ночные хищники – сом, налим, речной угорь) роль обоняния среди других органов является преобладающей. Обонятельные мешки у этих рыб большие, и их владельцы очень чувствительны к запахам.

Некоторые ученые к макросматикам относят и судака. Рыболовам хорошо известна его способность охотиться, безошибочно находить добычу и попадаться на блесны и воблеры в ночной период.

У рыб имеются также органы химической необонятельной рецепции, которые воспринимают общие химические раздражения и вкусовые ощущения. С их помощью рыбы получают информацию о солености, рН воды, содержании в воде СО2 и др. Представлены эти органы вкусовыми почками, которые располагаются на коже и усиках, в полости рта, жабрах, голове, лучах плавников, на коже тела рыб. Некоторые рыбы, например, экзотические, осязают при помощи . хвостового плавника. Рыбы с большим количеством вкусовых почек-рецепторов (лещ, сазан, карась) разыскивают пищу именно при их помощи.

Каким образом рыба отыскивает пищу. На протяжении ряда лет очень интересные исследования по изучению пищевого поведения рыб проводились на кафедре ихтиологии МГУ, в Институте эволюционной морфологии и экологии животных РАН, Институте биологии внутренних водоемов РАН, других учреждениях. Некоторые результаты научных исследований приводятся в нашем кратком литературном обзоре.

Рыбы, которые питаются в водоеме беспозвоночными организмами, обитающими в толще ила (серебряный карась, обыкновенный пескарь, карп) при поиске пищи передвигаются у самого дна, часто «тестируя» частицы грунта, схватывая, «склевывая» их, активно перерывают ил.

В отличие от придонных карася или карпа, пелагические рыбы (уклея, чехонь) могут только изредка «склевывать» привлекающие их частички ила, для них характерны более порывистые и быстрые движения при поиске пищи.

Примечательно, что если те же карп, карась, пескарь и линь совершают поиски, целиком полагаясь на осязание и обоняние, то пелагические планктофаги (рыбы, питающиеся в толще воды, – толстолобики и тюлька) осуществляют поиск пищи преимущественно с помощью зрения.

Установлено, что взрослые щуки пользуются преимущественно зрительной и сейсмосенсорной ориентацией, а не полагаются на восприятие химических запахов. Причем в результате опытов обнаружено, что молодь щук в темноте (когда обеспечивается невозможность функционирования зрения) неспособна питаться неподвижным кормом, то есть таким, который не создает звуковых колебаний, улавливаемых органами боковой линии.

Исследования показали, что естественные запахи для пресноводных рыб обладают наибольшей эффективностью, чем искусственные вещества. Поэтому опытные рыболовы приводу и прикормку замешивают на водоеме на природной воде, а не дома – из-под крана.

Этими предпочтениями рыб можно объяснить и «несрабатывание» многих, популярных за рубежом, кормовых смесей на наших водоемах. К «чужим» компонентам, а значит и запахам, отечественная рыба попросту не привыкла.

Интересно, что реакция привлечения резко усиливается при совместном предъявлении визуальных и химических стимулов. Результаты сугубо научных наблюдений в итоге сразу же воплотились в коммерции: на рыболовном рынке появились первые ароматические приманки – блесны. Такого рода блесна, в отличие от обычной, «воздействовала» сразу на несколько органов восприятия хищников – зрение, сейсмосенсорную систему (боковая линия), обоняние, что в намного повышало шансы рыболова на уверенную хватку рыбы.

Не секрет, что любой рыболов, готовящий прикормку или использующий искусственную кормовую смесь-приваду, руководствуется, прежде всего, собственными ощущениями: «Ах, какой запах, сам бы ел. » А вот рыба почему-то не хочет соблазняться такой ароматной и неотразимой (по мнению рыболова) прикормкой и наживкой. Почему?

Обычно нежелание рыбы клевать нами чаще всего объясняется банальным «Погода плохая. » А корень проблемы кроется именно в антропоцентристском подходе рыболова к осмыслению поведения своего подводного соперника. Обоняя запах прикормки, рецепторы человеческого органа обоняния имеют дело с воздушной средой, а вот рыбе искать корм доведется в водной среде, руководствуясь несколько отличными от человеческих органами чувств. И сильный для нас аромат может вообще не восприниматься обонянием рыб. Даже если рыба учуяла интенсивный запах прикормки, вовсе необязательно, что она клюнет: источник сильного и устойчивого запаха может даже отпугивать обитателей водоема, которые в этом случае будут сосредотачиваться на периферии «градиентной» зоны.

Рыбы способны различать оттенки вкуса – сладкое, горькое, соленое, кислое. Их чувствительность к восприятию оттенков вкуса в десятки и сотни раз выше, чем у человека (например, к поваренной соли – в 205 раз, к хинину – в 24 раза). Это следует учитывать при приготовлении привад и ароматических насадок для рыбалки: то, что интенсивно воспринимается, «чуется» человеческим носом, может буквально «оглушить» органы обоняния и вкуса рыбы.

Слепые пещерные рыбы осуществляют поиск пищи преимущественно с помощью органов обоняния и осязания. Они чувствуют раствор биогенной природы концентрацией менее 10-12% (в орган обоняния – ольфакторный мешок – попадает не более 50-100 молекул (!) химического вещества). С помощью условнорефлекторной методики получены данные относительно порогов восприятия слепыми рыбами некоторых веществ: тростникового сахара – 0,005%, поваренной соли – 0,0023%, уксусной кислоты – 0,0035%, хинина – 0,0006%.

Кстати, выявлено, что при низких температурах и в процессе понижения температуры воды продолжительность поиска кормовых объектов увеличивается.

О феромоне тревоги или «веществе страха». Очень интересны научные данные об изучении поведения рыб и их реакции на так называемые «вещества страха».

Для большинства мирных рыб вещества, выделяемые из кожи рыб при ранении, например, при нападении хищника, являются естественными химическими репеллентами (от лат. repello – отталкиваю, отгоняю). Рыбы их воспринимают на больших расстояниях, наличие «веществ страха» вызывает у рыб оборонительную реакцию. Впервые она была описана Г. Ноублом в 1939 году и более подробно исследована в лаборатории Карла фон Фриша в 1939 – 1941 гг. Поврежденная кожа оказывала на рыб характерное отпугивающее действие: через 30 с после введения ее экстракта в воду, где содержались подопытные рыбы, стая сжималась в размерах, а затем все особи бросались врассыпную.

Придонные рыбы с покровительственной окраской после резкого броска в сторону от источника угрозы надолго затаиваются у дна. Караси делают попытку зарыться в грунт, резко снижают двигательную активность и затаиваются. Рыбы, обитающие в верхних слоях (уклея, чехонь) стараются выпрыгнуть из воды. Такие результаты были получены в экспериментальных условиях учеными МГУ Е. А. Марусовым и Г. А. Малюкиной. Для всех рыб после воздействия «вещества страха» наблюдался длительный период общей возбудимости, настороженности и пугливости. Обнаружено, что чувствительность к репелленту у рыб в стае всегда выше, чем у отдельных особей; она зависит от накормленности рыб и состояния организма. В зимний период реакция снижается.

Характерно, что подобные реакции страха присущи только мирным стайным рыбам. Их биологический смысл – предупреждение об опасности. Д.В.Радаков (1958, 1961, 1970 и др.) в своих исследованиях установил, что скорость распространения волны возбуждения в стае рыб в 15 раз превышает максимальную (бросковую) скорость движения отдельных особей!

Отмечено, что повреждение поверхностного слоя кожи – эпидермиса (царапина) не обладало отпугивающим эффектом для рыб. Реакция тревоги или страха наблюдалась только в случае получения рыбой глубокой царапины или раны. Характерно, что экстракты других органов (тонких кишок, печени) не вызывали страха у рыб, а экстракты, полученные из жабр, мышц, яичников, воздействовали на стадо в 5, 10 и 100 раз соответственно слабее, чем экстракты кожи рыб.

Примечательно к рыболовству можно утверждать следующее: сход с крючка подсеченной рыбы и ранение ее ротовой полости не так пугает собравшихся в прикормленном месте сородичей, как случайное багрение за брюхо, бок или голову во время подсечки.

Кроме того, ученым удалось установить факт наличия у рыб дополнительного химического сигнала опасности, выделяемого в воду рыбами, находящимися в состоянии стресса, возбужденными, испуганными особями (Малюкина, Мартемьянов, 1981; Малюкина и др., 1983). Другими словами, сигнал опасности может передаваться в стае не только после схватывания хищником жертвы, но и благодаря «интуитивным ощущениям» рыбами-жертвами затаившегося хищника.

Еще несколько интересных фактов из жизни и взаимоотношений хищника и жертвы. Для рыб-жертв запах находящихся в засаде хищников (запах экскрементов щуки, сома и др.) вызывал более сильные оборонительные реакции, чем запах хищников-угонщиков (окуня, жереха). При этом запах хищника «своего», т.е. входящего в один биоценоз с рыбами-жертвами, для последних был значительно более сильным, чем запах «незнакомых», приблудных хищников (Марусов, 1976, 1991; Касумян, Пащенко, 1985). Наоборот, щука охотнее атакует соседа-пескаря, чем гостя, привезенного с другого водоема.

Поразительно, но сами хищники, согласно исследованиям Г. Малюкиной и В. Мартемьянова (1981), с помощью хеморецепции способны различать запах потенциальных жертв, а также определять состояние рыбы-жертвы и по-разному реагировать на запах спокойной и возбужденной особи.

О привлекательности и отпугивающем действии некоторых веществ на рыб и их органы обоняния. В естественных условиях рыбы могут лишаться обоняния (хемочувствительности). Часто это происходит из-за паразитов, поселяющихся в обонятельном мешке, действия различных загрязняющих веществ, например, детергентов (Касумян, Пащенко, 1982).

Один из самых опасных приоритетных загрязнителей – фенол при концентрации 0,04-0,0004% действует на рыб подобно действию на человека угарного газа: при заплывании рыбы в зону со слабой концентрацией органы обоняния «отключались» и в дальнейшем «угоревшие» рыбы переставали избегать акваторий с высокой, вплоть до смертельной, концентрации фенола и погибали.

В последнее время получены достоверные данные, свидетельствующие об аттрактивности (привлекательности) и репеллентности («отпугивательности») аминокислот, которые входят в состав животных белковых кормов, в том числе и искусственных. Достоверным привлекательным эффектом для карпа, например, обладают аланин, лизин и тирозин, причем последние привлекают рыбу при любых концентрациях, а аланин предпочитается молодью карпа (Павлов, Касумян, 1990; Касумян, и др., 1993).

Следует отметить, что многие аминокислоты для рыб являются семихемиками – веществами, способными изменять поведение, в первую очередь, пищевое – лейцин, метионин, треонин, α-аланин, аспарагиновая и глутаминовая кислоты, аспарагин, валин, глицин, триптофан, цистин и цистеин. Эти свободные аминокислоты содержатся в избытке в хозяйственно-бытовых сточных водах и стоках ряда производств (биотехнологических, пищевой промышленности) и могут привлекать рыб к загрязненным участкам акваторий. Рыбы чувствуют (обоняют) интенсивный запах «нереальной» пищи и в больших количествах сосредотачиваются в токсично опасных местах.

Читайте также:  Ловись, рыбка! 6 самых крупных уловов в истории

Таким образом, обнаруживается огромная угроза для рыбного населения водоема: кроме накопления токсикантов в организме рыб, отмечается увеличение плотности рыб на небольшой части акватории, что ограничивает использование кормовой базы на водоеме, изменяет условия нагула, зимовки и нереста рыб.

Автор: Новицкий Роман Александрович Кандидат биологических наук, доцент кафедры зоологии и экологии Днепропетровского национального университета. Профессиональный ихтиолог.

Сенсорные системы рыб зимой

Немаловажное значение в жизни рыб имеет так называемая электрорецепторная сенсорная система. Рыбы могут общаться в водной среде посредством таких каналов “связи”: акустического, гидромеханического (при помощи органов боковой линии), оптического, химического, светового, контактного и электрического.

В водной среде рыбы пользуются своими органами чувств в зависимости оттого, работа какого из них в данный момент окажется наиболее эффективной. Естественно, значимость каждой сенсорной системы в конкретном случае отличается. Например, при “дальнем поиске” пищи задействованы три-четыре системы, непосредственно при кормлении или охоте хищника-засадчика – одна-две. Каждый канал связи обладает собственной “дальнобойностью”: при помощи звуков эффективное общение под водой возможно на расстоянии 100-200 метров, использование зрения ограничивается десятками метров, гидромеханическое общение обладает дальностью от десятков сантиметров (при общении в потоках и вихрях) до нескольких метров (при образовании поверхностных волн), канал химической связи в стоячей воде применим на расстоянии 1-15 см, хотя в движущемся потоке воды общение между рыбами возможно на расстоянии в несколько километров (при миграциях). Практически все рыбы (вне зависимости от того, морские они или пресноводные) обладают способностью излучать и воспринимать электрические поля. У одних обитателей подводных просторов эта способность развита очень сильно, у других – незначительно.

О рыбах, убивающих животных и людей, впервые заговорили после завоевания Америки испанцами, воочию увидевшими в Амазонке и ее притоках электрических угрей. Исследования этой необычной в животном мире способности рыб (кроме них ни одно существо на планете не имеет электрических органов и не может вырабатывать электрополя значительной напряженности) начались только в XX веке.

Об истории исследований “электроспособности” рыб.

Первые работы в области электрорецепции и электроориентации рыб были начаты в России под руководством В. Р. Протасова (Институт эволюционной морфологии и экологии животных – ИЭМЭЖ). В монографии этого ученого “Биоэлектрические поля в жизни рыб” (1972) приводились данные о так называемых слабо- и сильноэлектрических рыбах, о механизмах восприятия ими магнитных и электрических полей и их значении в жизни подводных обитателей. Эти исследования положили начало новому направлению биологической науки – электроэкологии.

Учеными-электроэкологами установлено, что не менее 300 из 25 ООО современных видов рыб способны использовать в своей жизни электрический ток. И не только использовать, но и генерировать его! Например, в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века группа ученых ИЭМЭЖ РАН установила возможность передачи и приема собственных электрических сигналов черноморскими скатами рода Raja на расстоянии до 7-10 метров, что значительно превышает возможность общения этих хрящевых рыб при помощи других дистантных органов чувств (Барон и др., 1985, 1994).

В Мурманском морском биологическом институте РАН исследовалась роль электрорецепции и электрогенерации в поведении рыб, участие этих систем в реакциях на циклоны и землетрясения (Муравейко, 1988).

Какие они – рыбы – “электрогенераторы “?

Всех рыб по их способности создавать электрические поля условно подразделяют на три группы: сильноэлектрические виды, которые в процессе эволюции обзавелись специальными электрическими органами и обладают способностью создавать вокруг себя сильное электрическое поле с целью обороны или нападения; слабоэлектрические рыбы, имеющие так называемые электрогенерирующие ткани (не органы!), способные образовывать импульсные электрические поля с целью локации и связи; неэлектрические рыбы. К сильноэлектрическим рыбам относят пресноводного электрического угря, электрических ската и сома, американского звездочета. Например, поле вокруг угря, напряжение которого достигает 1200 В при силе тока 1,2-1,4 А, простирается на расстояние до 5 метров! По образному выражению английского ученого Н. Тимбергена, “электрический угорь может зажечь вокруг себя полдюжины 100-ваттных лампочек”.

Для сильноэлектрических рыб способность генерировать в особых органах ток необходима для привлечения жертв, так как электрическое поле вокруг рыбы приводит к электролизу воды, происходит обогащение воды кислородом, что приманивает к угрю рыб, лягушек и других водных животных. Кроме того, сильное электрическое поле способно ввести жертву в состояние электронаркоза (об этом ниже). Доказано, что электрическая деятельность облегчает угрю. дыхание в заморных водоемах и болотах (происходит разложение воды в теле рыбы и обогащение крови кислородом, водород выводится рыбой наружу). В неза-морных водоемах угорь использует собственное электрическое поле как своеобразный “электролокатор” для поиска жертв.
Так же используют свою уникальную способность и электрические сомы, а электрический скат и американский звездочет – типичные донные хищники – благодаря особому строению их электрических органов обладают способностью разряжаться вертикально, поражая проплывающую над ними добычу.

Слабоэлектрические рыбы излучают достаточно слабые электрические сигналы. В 1958 году Р. Лиссман установил, что они используют электрополе для ориентации и общения. Начиная с 1960-х годов в мире проводятся интенсивные исследования значения самых разнообразных электрических полей в жизни рыб. Особый интерес к этим работам вызван и тем, что в последние десятилетия резко возросло воздействие на рыб различных электромагнитных полей искусственного происхождения (прохождение ЛЭП над водоемами, применение в рыбоводной практике электрогонов и электроловильных установок и тралов, использование браконьерами электротока как метода добычи рыбы).

Сильноэлектрические рыбы используют электрические органы и генерируемый ток как средство для обороны и нападения, они разряжают свои природные “аккумуляторы” частыми и продолжительными импульсами только в ответ на стимуляцию или при встрече с жертвой, противником.

Слабоэлектрические пресноводные рыбы испускают слабые и кратковременные разряды с постоянной частотой импульсов. Умеют использовать электрические поля и некоторые сельдевые и осетровые рыбы. Обладают способностью испускать электрические разряды такие общеизвестные рыболовам виды, как красноперка, карась, пескарь, вьюн, щука. Первые два вида испускают кратковременные разряды, окунь, пескарь и вьюн – средние по продолжительности, щука – наиболее длительные разряды.

Характерно, что при исследовании степени восприимчивости разных пресноводных рыб к воздействию электрического тока оказалось, что наибольшей чувствительностью обладала щука, наименьшей – линь и налим, что объясняется наличием у последних толстого слоя слизи, снижающего способность восприятия слабых электрических полей рецепторами кожи.
Чувствительные (рецепторные) клетки – это высокоспециализированные особые “датчики”, служащие для восприятия сигналов либо извне, либо изнутри организма. К внешним стимулам относят механические возмущения, включая звук, давление, свет, изменение температуры, концентрации химических веществ, напряженности электрического поля.

Электрорецепторы и восприятие рыбами электрических полей.

Слабые электрические токи и магнитные поля воспринимаются главным образом рецепторами кожи рыб. Многочисленные исследования показали, что почти у всех слабо- и сильноэлектрических рыб электрорецепторами служат производные органов боковой линии. У акул и скатов электрорецепторную функцию выполняют особые слизистые железы в коже – ампулы Лоренцини. Поля более высокого напряжения действуют непосредственно на нервные центры водных организмов.

Слабоэлектрические рыбы обладают высокой чувствительностью к электрическим полям, что позволяет им находить и различать в воде объекты, определять соленость воды, использовать разряды других рыб с информационной целью в межвидовых и внутривидовых отношениях.

Электрические поля постоянного тока воспринимаются рыбами в виде двигательной реакции: они вздрагивают при включении-выключении тока. Если напряженность поля увеличить, у пресноводных рыб наблюдается оборонительная реакция – стадия отпугивания: рыба сильно возбуждается и старается уплыть из зоны действия поля. У исследованных карася, щуки, окуня, гольяна, осетра резко учащается ритм дыхания. Примечательно, что для одного и того же вида рыб более крупные особи раньше реагируют на ток, чем более мелкие.

Если напряженность поля продолжает расти, происходит анодная реакция (движение рыбы по направлению к аноду), после чего наблюдается электронаркоз: рыба теряет равновесие, подвижность и перестает реагировать на внешние раздражители. Еще большее повышение напряженности поля приводит к появлению в крови рыб значительного количества ацетилхолина, вызывающего нарушение дыхания и нормальной деятельности нервной системы и затем гибель рыбы (Протасов, 1972).
Переменный ток вызывает у рыб более сильное возбуждение, чем постоянный. После его воздействия рыба долго не может прийти “в себя” – она находится в состоянии электрогипноза.

В импульсных электрических полях поведение рыб еще более сложно и разнообразно, причем их реакции зависят от частоты, формы и продолжительности импульсов.

В 70-80-е годы XX ст. были получены данные о реакции рыб на электрические поля постоянного, переменного и импульсного тока, которые применялись в рыбохозяйственной практике: для облова водоема использовались электрогоны, направляющие рыбу в зону орудий лова; электроловильные установки (ЭЛУ) и электрорыбозаградители применялись для отпугивания молоди рыб от турбин ГЭС и т. д. В настоящее время использование ЭЛУ и электротралов не практикуется (за исключением нескольких водоемов), а способ добычи рыбы при помощи электротока взяли на вооружение браконьеры.

Как действует электролокация рыб?

И слабо-, и сильноэлектрические рыбы создают вокруг себя характерное электрическое поле дипольного типа. Если в воде вокруг нет никаких объектов, диполь симметричен. Его конфигурация зависит от электропроводности воды и от искажений, когда в электрическое поле попадают объекты, отличающиеся от воды по электропроводности. Другими словами, с помощью своего электрического поля (генерируемого разрядами) и электрорецепторов рыба чувствует возмущение поля при попадании в него некоего объекта. Происходит перераспределение электрических потенциалов по поверхности тела той же щуки или вьюна, с помощью чего они определяют направленность воздействия или “вторжения”, величину объекта и пр. (Лаздин, Протасов, 1977).

Учитывая, что скорость распространения электромагнитных волн в воде достигает 225 ООО км/с, электрорецепция позволяет слабо- и сильноэлектрическим рыбам практически мгновенно реагировать на искажение поля (бегством или нападением), тогда как сигналы от других сенсорных систем могут запаздывать во времени.

С помощью электрических полей рыбы обмениваются различной информацией. Электрические сигналы бывают агрессивно-оборонительными, групповыми, межполовыми, опознавательными, стайными, опознавательно-пищевыми.

Акулы, скаты, некоторые пресноводные рыбы (сом, щука), обладающие высокой чувствительностью к внешним электрическим полям, прекрасно различают на некотором расстоянии движущихся рыб по их биопотенциалам (выделяемым биоэлектрическим сигналам). Находить пищу с помощью электрорецепторов способны также и представители осетровых.

В опытах, целью которых было выяснение зависимости амплитуды и длительности электрических разрядов от количества рыб в стае, исследователи зафиксировали следующее: с увеличением количества рыб в стае амплитуда и длительность разрядов, образующих поле, возрастают. В 1967 году биоэлектрические поля стаи черноморской атерины из 500-600 особей были зарегистрированы на расстоянии 12-15 метров (в поперечнике стая достигала 2,5 м) (Лаздин, Протасов, 1977). Ученые пришли, к выводу, что при увеличении стаи в 10-20 раз ее можно зарегистрировать на значительно большем расстоянии.

В связи с обнаружением вокруг стай рыб биоэлектрических полей в настоящее время разрабатываются методы электропеленгации рыб. Например, по силе тока вьюна и ставриду можно “запеленговать” на расстоянии 3 м, а сильноэлектрических рыб (электрических угря и сома) – на расстоянии 50-75 м.

Кроме того, “золотая” мечта человечества – общение под водой посредством электрических сигналов, возможно, сбудется благодаря изучению этой способности рыб. Научились же мы летать, подобно птицам.

Поведение рыб зимой

В конце лета в водоемах начинается процесс отмирания фитопланктона — мельчайших водорослей, плавающих в толще воды. Отмирают и многие крупные водные растения, однако некоторые из них продолжают жить, притом даже в такое время, когда под лед проникает ничтожно малое количество солнечного света. Что же это за растения?

Ряска, которая летом плавает на поверхности воды, зимой лежит на дне. Правда, подо льдом ее мало, но все же это хорошая пища для мирных рыб. Зимой они могут кормиться и некоторыми видами рдестов. Опустившись на дно, зимуют и зеленые кустики телореза. Элодея, которую еще недавно считали несъедобной. зимой тоже зеленая, ее побеги растут. На дне лежат и темно-зеленые ветки роголистника. Правда, они жестче, чем летом, но в бескормное время все же могут пригодиться. От многих растений зимой остаются только почки, которые летом дадут побеги. Некоторыми почками рыбы тоже питаются.

Почти всем известно, что зимой в воде есть мотыль, ручейник, мормыш, но далеко не все знают, что подо льдом живут водяный ослик, личинка стрекозы-коромысла, жук плавунец, прудовик в ракушке и другие существа, которыми кормится рыба. Зимой жизнь в водоемах ни на минуту не замирает, хотя протекает и не так бурно, как летом.

Из-за нехватки корма и в нередких случаях кислорода в это время года организм рыбы ослаблен. На нее большее воздействие оказывают все факторы: повышение или понижение атмосферного давления, дальнейшее уменьшение количества кислорода в воде и т. д.

Зимовка — самый трудный этап годичного цикла жизни рыбы. Для этого периода характерны падение ее активности, полное прекращение или резкое уменьшение потребления корма, снижение интенсивности обмена веществ.

Рыболовы знают, что по первому и последнему льду рыба хорошо клюет в течение всего дня. Объясняется это просто: после ледостава вода еще богата кислородом, и рыба продолжает нагуливаться. Примерно через месяц клев ослабевает. А незадолго до распаления льда в реку или озеро начинает поступать много свежей воды, насыщенной кислородом. Рыба становится энергичней, она нуждается в большом количестве корма, необходимого ей, чтобы восстановить силы.

В начале зимы рыба избегает течения чтобы стоять на нем, требуются силы, а их надо экономить. Во второй половине зимы в поисках воды, насыщенной кислородом, рыба устремляется туда, где есть течение. Этим обстоятельством пользуются опытные удильщики.

В небольших и мелких, густо заросших водоемах зимой наблюдается такой острый дефицит кислорода из-за гниения отмершей растительности, что в них начинается замор. Спасаясь от гибели, рыба уходит в речки, впадающие в такие водоемы. Бывает, что в их устьях скапливается чуть ли не вся рыба.

В первые дни после ледостава некоторые рыбы держатся на мелководье, возле растительности и даже среди нее — здесь обычно бывает много личинок насекомых. Но вода здесь скоро сильно охладится, и рыба уйдет.

Подходит рыба и к тем местам, где бьют ключи или родники. В небольшой речке она стоит в бочагах или на разливе перед плотиной, а также в омуте ниже нее — в этих местах тише течение.

С приближением весны рыба уходит с мест зимовки ближе к берегам — сюда в первую очередь поступает свежая талая вода.

Выше мы говорили, что активность рыб зимой снижается, однако это касается не всех видов. Вот что показали, например, опыты, проведенные в дельте Волги. Жерех зимой все время кормится, держится на тех же местах реки, что и летом — там, где течение быстрее. У судака активность значительно снижена, питается он нерегулярно, иногда залегает в ямы. Лещ испытывает угнетение жизненных процессов, однако в глубокое оцепенение не впадает. Сазаны малоподвижны, они плотными скоплениями лежат на грунте и при температуре 0 0 находятся в состоянии почти полного оцепенения. Сом, видимо, бывает близок к анабиозу. Порой сому начинает угрожать удушье из-за недостатка кислорода, но он не делает попыток уйти в другой район водоема, где кислорода достаточно, и гибнет. Лежащего в зимовальной яме сома можно гладить, даже взять на руки, и он не делает попыток удрать.

Ученые исследовали сезонную динамику потребления пищи пресноводными бентосоядными рыбами и установили, что подавляющее большинство рыб зимой снижает потребление корма. Если говорить схематично, то в различных широтах это выглядит так. В арктической зоне интенсивность питания таких рыб в течение всего года примерно одинакова. Конечно, это не касается времени нереста. Интересно, что если арктические рыбы проникают в водоемы умеренных широт, то у них часто начинает вырабатываться сезонная ритмика питания. У бентосоядных рыб умеренных широт, как правило, такая ритмика четко выражена. Они усиленно кормятся летом, а зимой прекращают или кормятся очень слабо. Причем у речных рыб эта особенность обычно выражена более четко, чем у живущих в озерах. В водоемах субтропических широт сезонная ритмика питания пресноводных бентосоядных рыб выражена очень слабо или ее совсем нет. Это зависит от обеспеченности кормом в тот или иной период года.

Несомненно, что зимний перерыв в питании у бентосоядных рыб в умеренных широтах не есть приспособление к недостатку пищи или к низким температурам, а вернее всего вырабатывается как приспособление, обеспечивающее снижение потребности в кислороде, когда обычно в придонных слоях наблюдается в большей или меньшей степени дефицит кислорода. Иными словами: зимой рыбе легче найти корм, чем кислород. Эту же мысль можно высказать и так: нехватку корма и света рыба переносит легче, может приспособиться к этому, а нехватка кислорода ведет к гибели.

Среди прочих видов миграций рыбы совершают и зимовальные перемещения от мест размножения и нагула к местам зимовки. Зимовальная миграция у большинства рыб начинается после нагульной, когда они достигнут определенной упитанности и жирности, что обеспечивает благополучную зимовку. Так, худой лещ, несмотря на резкое снижение температуры воды, не начнет переход к местам зимовки.

Зимовальные миграции совершают и проходные, и полупроходиые, и морские рыбы, но более всего — пресноводные рыбы умеренных широт. Эти миграции вызваны необходимостью провести зимовку в таких условиях, чтобы при меньшей активности и пониженной интенсивности обмена веществ рыбе были обеспечены благоприятная обстановка и защита от врагов.

Добавить комментарий