Россия и Норвегия никак не могут поделить море

Плоды уступок в Баренцевом море: как Норвегия пользуется ошибкой России

«Норвегия готовится к нефтяной гонке с Россией» — под таким заголовком международное информагентство Reuters опубликовало цитату министра нефти и энергетики Норвегии Терье Севикнеса. Министр настаивает на активизации разведочных работ на шельфе Баренцева моря вблизи границы с Россией.

«Если Россия обнаружит большую находку, мы должны быть готовы сделать все возможное, чтобы обеспечить экономические интересы Норвегии. Вот почему мы должны продолжать работы вблизи российской границы», — сообщил Reuters Терье Севикнес.

Говоря об «экономических интересах Норвегии», министр опирается на заключенный в 2010 году между Россией и Норвегией договор «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане». Без этого документа, так огорчившего российское экспертное сообщество, «интересы» Норвегии в регионе были бы не столь широки. Страны поделили шкуру неубитого медведя, не зная даже, какими размерами обладает «зверь». И теперь, пользуясь ситуацией, соседи своего не упустят.

Договор Медведева — Столтенберга

Провести границу по водам Баренцева моря Норвегия и СССР (а потом и Россия) пытались почти сорок лет. Изначально советская сторона настаивала на делении акватории по секторам, что привычно для установки границ в Арктике, и в таком случае СССР получал большую часть дна. Норвегия же хотела разделить море по «срединной линии», что увеличивало их часть.

Спор был официально разрешен в 2010 году путем компромисса, который неожиданно последовал с упертой российской стороны. Участок был поделен примерно поровну, и Дмитрий Медведев (тогда президент, сейчас премьер-министр России) и Йенс Столтенберг (тогда премьер-министр Норвегии, а ныне генеральный секретарь НАТО) подписали договор.

Эксперты назвали заключенное соглашение провалом. Россия могла отстоять свой вариант через международный суд, имея на руках важные козыри. Предлагаемая нами линия шла по границе Полярных владений, установленных ещё в 1926 году и действующих в настоящее время. На руку России играл и Договор о Шпицбергене 1921 года, не позволяющий Норвегии законно считать архипелаг своей территорией. Но документ все равно был подписан по неизвестным причинам: из-за сговорчивости российского лидера или ради экономических привилегий (которые если и были обещаны, то пока остаются загадкой).

Россия, по оценкам специалистов, отдала Норвегии 60−80 тысяч «лишних» км2. На такой огромной территории с неизвестными науке запасами вполне могут быть обнаружены крупные месторождения нефти и газа, а на чьей стороне их больше — пока неизвестно.

Соглашение вызвало опасения не только в нефтегазовой отрасли, но и среди российских рыбаков. В области рыболовства нет стопроцентной уверенности в том, что страна-сосед не изменит правила игры. По мнению Вячеслава Зиланова, заместителя министра рыбного хозяйства СССР в 1988—1991 годы, Норвегия вполне способна в будущем запретить российским рыболовецким судам вести промысел в своей части Баренцева моря, даже в районе «ничейного» Шпицбергена.

«Мы ведем сейчас промысел и в морском районе архипелага Шпицберген, руководствуясь непризнанием еще Советским Союзом норвежской 200-мильной рыбоохранной зоны и ее юрисдикции здесь, — сообщил в интервью автору ИА REGNUM Вячеслав Зиланов. — Но нас не устраивает, что в районе архипелага норвежцы в полной мере контролируют рыболовство наших судов, выполнение ими правил, которые устанавливают норвежцы в одностороннем порядке, и наказание в случае обнаружения нарушений таких правил».

Эксперт отмечает, что Норвегия, всего семь лет назад получив желаемое, не пойдет на обострение отношений с Россией в этом регионе. Но за все будущие решения страны-соседа отвечать невозможно.

Кому нужна работа сообща

Согласно договору 2010 года, разработку месторождений, обнаруженных на линии границы, страны должны вести вместе. Таких объектов на приграничной территории пока не установлено, однако у ученых уже давно имеются прогнозы.

В 1980-е годы мурманские геофизики выявили в зоне спорной границы двух стран предполагаемые вместилища месторождений нефти и газа — в районе свода Федынского на юге Баренцева моря. Эта территория способна стать одним из крупнейших в мире газовых месторождений: ресурсы в пределах объекта оценены в 5,8 трлн кубометров газа и превышают объемы Штокмановского газоконденсатного месторождения в 3,9 трлн кубометров.

Подтверждений эти цифры со свода Федынского еще не получили, но «Роснефть» (которой принадлежат все лицензии на разведку с российской стороны границы) уже ведет переговоры с итальянской компанией Eni о совместной разведке и разработке близлежащих участков — Федынского и Центрально-Баренцевского. Норвежский министр Севикнес обошелся без упоминания конкретных топонимов, однако нацелил свою речь именно на подобные «миражи» масштабных проектов.

«Русские, вероятно, найдут нефть, — цитирует Reuters Терье Севикнеса, которому дела соседей, очевидно, не дают покоя. — А если Россия найдет запасы полезных ископаемых на морских границах в Баренцевом море, то нужно сделать все возможное для обеспечения экономических интересов Норвегии».

Россия и Норвегия уже несколько лет обсуждают подходы к совместному освоению трансграничных месторождений. Наша сторона еще в конце 2016 года была готова подписать соглашение об обмене сейсмическими данными, собранными на континентальном шельфе в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Но Норвегия, проявлявшая интерес к документу на стадии подготовки, не спешит довести дело до конца. Похоже, соседи не желают делиться научными открытиями — будущими или уже настоящими?

Отметим, что, по открытым данным, у Норвегии дела с разведкой на своей стороне идут неважно. В 2017 году ведущая нефтегазовая компания страны Statoil разведала пять скважин, однако обнаружила незначительные залежи углеводородов только в одной из них.

Для Норвегии нефтегазовый сектор играет огромную экономическую роль. По подсчетам Еврокомиссии, на углеводороды приходится около 22% ВВП страны и 67% экспорта. Норвежские ресурсы покрывают более 20% газовых потребностей Евросоюза. Однако с середины 2020-х годов эксперты прогнозируют спад объемов добычи в Северном море, поэтому страну спасут только новые значительные открытия.

По оценкам Норвежского нефтяного директората (NPD), запасы норвежской части Баренцева моря — это 65% еще не открытых морских ресурсов страны. Как в южной, так и в еще не разведанной северной части Баренцева моря может храниться до 1,4 млрд кубометров (8,6 млрд баррелей) нефтяного эквивалента.

Правительство Норвегии не торопится утверждать план по освоению ресурсов: ожидается, что он будет подготовлен в 2020 году. Это еще раз доказывает уверенность северных соседей в том, что Россия продолжит соблюдение условий договора 2010 года. Теоретически разорвать соглашение позволяет Венская конвенция по договорам, но политологи уверены: чтобы открыто признать международный договор угрозой своим национальным интересам, российской власти в ближайшее время не хватит силы воли.

OpenTown Открытый город

Как Россия отдала Норвегии территории

  • 1624 2
  • источник: partia-slovoidelo.ru

    Не все знают, а многие даже не слышали о том, что в 2011 году Россия подарила Норвегии просто так огромные территории в Баренцевом море.

    Речь идет о передаче Норвегии (стране НАТО, между прочим) 90 тысяч квадратных километров акватории (формально правильнее говорить акватории, а не территории, но сути это не меняет – государство отдает территорию) Баренцева моря с богатейшими залежами нефти, газа и рыбными ресурсами. Для сравнения – площадь всей Ленинградской области меньше (83,9 тысяч кв. км).

    По площади, переданной Норвегии – это шесть Калининградских областей. Это примерно две Московской области или две Рязанской области. Это площадь Ленинградской или Челябинской областей.

    Реально Россия потеряла еще больше площадей (передача этих территорий влечет отказ России от прав еще на 240 тыс. кв.км площадей Арктики в районе Шпицбергена. По крайней мере, так это будут трактовать и преподносить иностранные дипломаты), но об этом чуть позднее.

    Территориальный спор о территориях в Баренцевом море с Норвегией шел достаточно долго, еще со времен Советского Союза – с 1970-х годов. Но Президент РФ (на тот момент Медведев Д.А.), как говаривал знаменитый охранник Бородач, в 2010 году сделал себе предупредительный выстрел в бедро. То есть разрубил гордиев узел противоречий, просто отдав все спорные территории Норвегии. Мы не знаем, принимал Медведев решение единолично, или это было решение элиты , которое Медведев просто исполнил.

    Процедура прошла достаточно быстро и незаметно для населения страны. Незаметно – мы имеем в виду Россию. А вот Норвегия отметила национальный праздник по этому поводу.

    15 сентября 2010 Россия и Норвегия подписали Договор о разграничении морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане.

    Россия ратифицировала данный договор Федеральным законом от 5 апреля 2011 г. № 57-ФЗ О ратификации Договора между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане (принят Государственной Думой 25 марта 2011 года, одобрен Советом Федерации 30 марта 2011 года).

    Наша Госдума одобрила ратификацию соглашения 311 голосами против 57. Так что к этому решению имеет прямое отношение достаточно большое количество людей из так называемой “элиты”. Только отстаивает ли эта “элита” интересы государства? А если отстаивает – люди в рамках конструктивного диалога хотят знать истинные причины, на основании которых территории отошли к другой стране. В конце концов, какая-то часть депутатов голосовала против – у них тоже ведь были какие-то свои аргументы.

    Что интересно, ратификация прошла, можно сказать, под грифом секретно . Впервые за последние годы о событии такого масштаба не сообщили центральные СМИ. Точнее, информация была, но она имела совсем другой характер – что-то вроде о достигнутых договоренностях с Норвегией по спорным территориям .

    Министр нефти и энергетики Норвегии Улу Буртен Муэ восторженно прокомментировал отличную новость .

    Представленные результаты геологоразведки доказывают, что юго-восток Баренцева моря – самый интересный из новых районов норвежского континентального шельфа , – цитирует министра Barents Observer.

    На отданных территориях Баренцева моря, которую уступили норвежцам, нашли углеводородов на 30 млрд евро. Это следует из доклада Норвежского нефтяного директората (NPD). Всего в недрах территории, отошедшей Норвегии, залежи углеводородов оцениваются в 300 млн кубометров — в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. По прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых может оказаться даже больше — 565 млн кубометров, из которых на долю нефти приходятся не менее 15%, — говорится в докладе NPD.

    Что касается истории территориального спора в Баренцевом море – в свое время СССР и Норвегия выдвинули принципиально разные предложения по установлению границ экономзон и шельфовых владений в Баренцевом море.

    Норвегия требовала раздела по линии равных расстояний между берегами двух стран. Это часто встречающийся принцип раздела, который, однако, не является универсальным. Ведь одна из стран может получить решающее преимущество при разделе просто за счет выступающего мыса или полуострова. Именно так и обстоит дело в Баренцевом море, где норвежский берег нависает над российским. Поэтому этот принцип часто корректируется посредством учета длины и населенности побережья.

    Советский Союз выступал с предложением провести линию раздела по границе полярного сектора СССР, установленную еще в 1926 году. Этот полярный сектор, признаваемый и поныне, означает принадлежность России не моря, а только суши, находящейся внутри этого сектора (в том числе суши, которая может быть открыта или подняться над поверхностью моря в результате тектонических процессов – что с учетом последних геологических изменений вполне возможно).

    До передачи территорий около 60% всего российского улова рыбы и морепродуктов в Баренцевом море добывалось в районах, которые новый договор отдал под юрисдикцию Норвегии. Там же находились богатейшие месторождения нефти и газа.

    И речь идет не просто о передаче территории, богатой ресурсами, другой стране, входящей в НАТО. Если бы гитлеровцы во время Второй мировой войны смогли дойти до нефтеносных районов Кавказа, потери СССР были бы не в пример больше.

    Тут дело даже не в деньгах и ресурсах. Хотя и в них тоже. Теперь подлодки стран НАТО с ядерным оружем на борту (а Норвегия входит в НАТО) будут на законных основаниях находиться ближе к территории России. Теперь НАТО получает больше возможностей по слежению за нашими подводными лодками – хоть при помощи подводных кабелей, хоть другим способом. Еще неизвестно, что в тех краях с подлодкой Курск произошло в 2000 году…

    В возможной войне счет пойдет даже не на секунды, а на доли секунд, которые могут решить все при подлете ракет. Надеемся, что до этого никогда не дойдет.

    Вообще-то есть все основания полагать, что до этого не дойдет – да просто хотя бы потому, что те же самые территории выгоднее просто отжать от России, не прибегая к открытому вооруженному столкновению. Цель достигается меньшими потерями, меньшими ресурсами и т.д. Зачем воевать, если сами и так все отдадут, без войны?

    Норвегия претендует сегодня в общей сложности на 2,4 млн кв. км акваторий в Мировом океане в виде своей экономзоны. По площади это чуть меньше Казахстана, это большие территориальные претензии. Не отстают и другие страны. Передел мира давно идет. На новой карте мира места для России уже не предусмотрено.

    Нам не хочется верить, что цепная реакция сдачи территорий Россией уже началась.

    В свое время со стороны России (точнее, СССР в 1990 году Горбачевым и Шеварднадзе) уже была сделана территориальная уступка США части шельфа Берингова моря (46,3 тысяч квадратных километров); не так давно (в 2008 году) Китаю переданы остров Тарабарова и часть острова Большой Уссурийский на Амуре. Есть все основания полагать, что это не последние известия по поводу сдачи территорий…

    И, кстати, в отличие от нашей Госдумы – Верховный Совет СССР в 1990 году не ратифицировал соглашение о передаче американцам шельфа Берингова моря. Раньше людей с государственным мышлением во власти было больше, наверное.

    Мы потом подробнее об этом напишем.

    При нищете собственного населения Россия проявляет к другим странам неслыханную щедрость. Мы здесь даже не говорим о том, сколько долгов простила другим странам Россия просто так – мы писали об этом в отдельной статье.

    При заключении нового договора с Норвегией в 2010 году мы отступили на восток от границ полярных владений России, которые не только закреплены нашим законодательством, но и нанесены практически на все иностранные географические и навигационные карты.

    Соглашение о разделе Баренцева моря первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников назвал позорным .

    Как мы уже писали выше, ратификация этого договора может повлечь и другие, более серьезные последствия.

    Ратификация этого договора означает также отказ от прав на территории, которые Россия имеет как участник Парижского договора 1920 года по Шпицбергену. По крайней мере, об этом буду кричать западные страны спустя некоторое количество лет, и начнется следующий виток отжима .

    Речь идёт об акватории площадью около 240 тысяч квадратных километров. А это – более чем в пять раз больше площади Московской области. В три раза больше Ленинградской области или Тверской области. В 1,7 раза больше площади Мурманской области. Это примерно, если к площади Карелии прибавить площадь Ярославской области в двойном размере.

    Как бы ни изворачивались инициаторы, сторонники и лоббисты (другие слова напишите сами) этого договора с Норвегией, что ратифицированным договором мы вовсе не признаем права Норвегии на морское пространство вокруг Шпицбергена, на самом деле все не так радужно. Да, вопрос остается спорным, но не случайно договор о Шпицбергене 1920 года вообще не упоминается в новом договоре 2010 года о разграничении морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Это грубое и, скорее всего, сознательное нарушение техники международных договоров, в которых всегда подтверждается верность сторон прежним соглашениям, имеющим смежный предмет регулирования. Подписание договора 2010 сильно усложнит позицию России по Шпицбергену в будущем.

    И Норвегия фактически уже хозяйничает на Шпицбергене.

    Если наши власти и дипломаты проигрывают в 100% выигрышном споре, они вряд ли смогут выиграть международный суд, в котором есть хотя бы одна юридическая зацепка для другой стороны спора. При передаче Россией Норвегии 90 тыс. кв. км территории Баренцева моря можно было бы по крайней мере выторговать для России какие-то льготные условия в сотрудничестве – например, о совместной добыче ресурсов, можно было бы вынудить Норвегию пойти на ответные уступки по тому же Шпицбергену, договориться о демилитаризованной зоне и т.д. и т.п. Ну или оставить ситуацию как есть на крайний случай до лучших времен.

    Ничего этого сделано не было. Да и вообще – зачем было отдавать-то свои территории?

    Так и хочется сказать словами Милюкова П.Н.: Что это – глупость или измена? …

    Мы не обвиняем огульно никого, не зная, возможно, каких-то нюансов – но мы видим факты. Нам хочется просто спросить и понять, зачем Россия это сделала. В конце концов, резкое осуждение рядом депутатов этого соглашения базировалось тоже не на пустом месте.

    • Facebook
    • Twitter
    • Вконтакте
    • Одноклассники Мой мир Google+ LiveJournal Подписаться

    0 комментариев *

    Эта статья уже была на Opentown. Как-то, с год назад, что ли.. Но, тем, кто не знает обстоятельств, – будет интересно

    Дебильные или преступные решения Менделя

    1). К 2025 году чипировать население страны.

    2). Отмена введённых в СССР стандартов для пищевой промышленности.

    3). Сдача части наших территориальных вод Баренцева моря норвежцам.

    4). Отказ от перехода на летнее время, без возврата на зимнее.

    5). Подписал договор с Францией о поставке нам «Мистралей», никому ненужных «гробов».

    6). Объединил Ставрополье с Кавказом в ЮФО, после чего кавказцы попёрли в Ставрополье как к себе домой и начали выживать коренных жителей.

    7). Установил квоту на потребление эл. энергии в размере 50 кв.час.

    8). Предал Муаммара Каддафи – Ливию.

    9. Переименовал милицию в полицию.

    10). Внёс предложение о продлении срока президента и депутатов.

    Разоблачение мифа про Баренцево море “Территория Норвегии или России?”

    Путин отдал Норвегии острова с нефтью!
    Путин предатель!
    Норвегии подарили нефть!
    Россия разбрасывается территориями!

    Так как эта тема честно говоря уже надоела мне, а большинство не знает и упрямо говорит одно и тоже тыкая носом меня в якобы существующих карт деления территории.

    А теперь к истории и собственно говоря к правде. Вот реальная карта от ООН

    И так 2001 году Россия подала заявку в ООН, в которой она заявила о своих территориях на Арктику в экономической зоне около 1200000 квадратных километров океанического дна в центральной части Северного Ледовитого океана. (как бы уже ответ есть 😉 но углубимся)

    Но ООН быстренько откинул заявку, после чего сообщил, что Россия имеет территориальные претензии с Норвегией и США. Так как США не входит даже в договор о морском праве, США пошло лесом, а вот с Норвегией нужно договариваться, но вся фишка в том, что Норвегии нужно договариваться с Россией, так как в Норвегии нет нефти с 2003 году… Норвегии пришлось больше упрашивать Россию, а не наоборот.

    В этом году будет рассмотрение и принятие этой конвенции в ООН. Еще раз один миллион квадратных километров, т.е. это реальное увеличение территорий, на которые будет распространяться юрисдикция Российской Федерации

    ТО есть мы не решили вопрос, то согласно конвенции ООН, этими территория пользовались бы все подряд.
    1 млн. 200 тыс. квадратных километров…

    И так читаем договор:
    Текст Договора: «Настоящий Договор не наносит ущерба правам и обязательствам по другим международным договорам, участниками которых являются и Российская Федерация, и Королевство Норвегия, и которые являются действующими на момент вступления в силу настоящего Договора.» Отсюда видно, что все свои права по ранее действующим Договорам и Соглашениям Россия сохранила так же, как и Норвегия отнюдь не потеряла свои обязанности по Шпицбергенскому трактату и иным соглашениям. Напомню, что участниками Шпицбергенского трактата являются более 50 стран мира и никто из них, включая Россию, ничего не теряет и не может потерять, т.к. вопросы регулируемые настоящим Договором не касаются непосредственно территориальных вод вокруг Шпицбергена статус которых регулируется трактатом

    21 февраля 2008 года «Газпром», Total и StatoilHydro подписали Соглашение акционеров о создании Компании специального назначения Shtokman Development AG («Штокман Девелопмент АГ») для реализации первой фазы проекта. В капитале компании «Газпрому» принадлежит 51%, Total — 25%, Statoil — 24%. Лицензию на месторождение и все права на маркетинг продукции ОАО «Газпром» сохраняет за собой. Никаких известий и выходе французской Total и норвежской Statoil не поступало, более того, недавно французская Total и российская компания «Новатэк» создали совместный альянс для участия в проекте «Ямал СПГ», опять таки в российском проекте. Данное соглашение было подписано еще до ратификации Госдумой Договора с норвежцами, но уже тогда когда о существовании этого Договора и перспективах его подписания было известно. Пока не видно очереди отказов и не слышно о битве за освоение ставших норвежскими, а ставших ли, месторождений. Часть месторождений оказавшихся в норвежской зоне подпадают под специальный статус и могут быть освоены лишь совместно с Россией.

    Кстати говоря. В тексте договора есть вот такой пункт:
    В районе к востоку от линии разграничения морских пространств, находящемся в пределах 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря материковой части Норвегии, но за пределами 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря Российской Федерации (далее именуемом Специальным районом), Российская Федерация с даты вступления в силу настоящего Договора вправе осуществлять суверенные права и юрисдикцию, вытекающие из той юрисдикции в исключительной экономической зоне, которую Норвегия иначе была бы вправе осуществлять по международному праву”.

    Получается, что ситуация строго противоположна, Россия сохранила свои права по уже имевшимся соглашениям и даже приобрела дополнительные, юридически закрепленные возможности. Да вокруг Шпицбергена возникали спорные ситуации, но связаны они были не с вопросами регулируемыми настоящим Договором, а с тем, что Норвегия в одностороннем порядке установила 200 мильную рыбоохранную зону вокруг Шпицбергена, ранее Россия не признала данные действия Королевства. Помимо прочего, Государственная Дума сопроводила процесс ратификации Договора притянем специального заявления по данному вопросу, причем, отсутствие данного важнейшего для России Договора в прошлом никоим образом не мешало возникновению инцидентов между Россией и Норвегией (см. история взаимоотношений).
    https://voprosik.net/

    PS/ Что бы дотянуть «нить» северного потока до Германии, «зеленые» которые сейчас бушуют там, заморозили бы проект на 1000 лет, но благодаря техническому дизайну и независимыми экспертами от НОРВЕГИИ 🙂 DNV (Det Norske Veritas), что подтверждает соответствие «Северного потока» высочайшим мировым стандартам качества для морских газопроводов» «зеленые» закрыли рот.

    marafonec

    Марафонец

    Бег на месте к горизонту

    Что получила Россия после сдачи части Баренцева моря Норвегии


    Чудесный пример взаимовыгодных условий cдачи российских территорий – передача Норвегии в 2010 году Дмитрием Медведевым, тогда президентом РФ, половины акватории Баренцева моря площадью около 175 тысяч кв. километров.
    ( Свернуть )
    О выгодах такого сотрудничества с западными партнёрами Д.Медведев дал возможность поразмыслить самим гражданам России, которая потеряла огромную по площади незамерзающую область Баренцева моря (что, скажем так, довольно важно для рыболовства) и богатый углеводородами шельф. Норги взяли под козырёк: и теперь мы там не ловим, когда нам заблагорассудится. А что? – у нас есть прекрасные льды, а подлёдная рыбалка пользуется большой популярностью в народе. Ну а нефти и газа у нас и так навалом.

    Доброхоты говорят, что после этого Россия получила вожделенные карты в руки для права на рассмотрение заявки по присоединению 1 млн. 200 тыс. кв. км. шельфа Арктики. Но вот Медведев постарел почти уже на 9 лет, – а кроме флага партии «Единая Россия» на дне шельфа (установленного ещё в 2007 году) , ничто не намекает на российскую принадлежность этих глубин.

    А не далее как вчера норвежские партнёры нинешнего премьера – в лице министра обороны Норвегии Франка Бакке-Йенсена – заявили о том, что

    « Россия стремится к подрыву единства Запада и международного сотрудничества и использует свои военные и экономические силы, пренебрегая дипломатией. «В целом развитие событий в нашем окружении показывает, что мы должны учитывать, что вооруженный конфликт между государствами в Европе больше не является немыслимым »

    Что получит Россия от Японии сдачей Южных Курил? – далеко за ответом ходить не надо. Что хочет получить нынешняя власть в лице Путина от акта «передачи»? – одному Богу известно. Как это будет смотреться на фоне Крымских событий?
    Кто вообще тянул их за язык, кроме Солженицына, советовавшего Ельцыну отдать их «дорого»? . Судя по чествованию оного в течение всего 2018 года – скорее всего, Солженицын и есть. Дотянулся таки из могилы до горла России. На посошок.
    =Arctus=

    Marafonec.Еще.Нашел в архиве своего блога
    https://marafonec.livejournal.com/9453458.html

    https://wowavostok.livejournal.com/8720245.html
    (перепостил arpadhaizy)

    «Норвегия готовится к нефтяной гонке с Россией» — под таким заголовком международное информагентство Reuters опубликовало цитату министра нефти и энергетики Норвегии Терье Севикнеса. Министр настаивает на активизации разведочных работ на шельфе Баренцева моря вблизи границы с Россией.
    «Если Россия обнаружит большую находку, мы должны быть готовы сделать все возможное, чтобы обеспечить экономические интересы Норвегии. Вот почему мы должны продолжать работы вблизи российской границы», — сообщил Reuters Терье Севикнес.

    Говоря об «экономических интересах Норвегии», министр опирается на заключенный в 2010 году между Россией и Норвегией договор «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане». Без этого документа, так огорчившего российское экспертное сообщество, «интересы» Норвегии в регионе были бы не столь широки. Страны поделили шкуру неубитого медведя, не зная даже, какими размерами обладает «зверь». И теперь, пользуясь ситуацией, соседи своего не упустят.

    Договор Медведева — Столтенберга

    Провести границу по водам Баренцева моря Норвегия и СССР (а потом и Россия) пытались почти сорок лет. Изначально советская сторона настаивала на делении акватории по секторам, что привычно для установки границ в Арктике, и в таком случае СССР получал большую часть дна. Норвегия же хотела разделить море по «срединной линии», что увеличивало их часть.

    Спор был официально разрешен в 2010 году путем компромисса, который неожиданно последовал с упертой российской стороны. Участок был поделен примерно поровну, и Дмитрий Медведев (тогда президент, сейчас премьер-министр России) и Йенс Столтенберг (тогда премьер-министр Норвегии, а ныне генеральный секретарь НАТО) подписали договор.

    Эксперты назвали заключенное соглашение провалом. Россия могла отстоять свой вариант через международный суд, имея на руках важные козыри. Предлагаемая нами линия шла по границе Полярных владений, установленных ещё в 1926 году и действующих в настоящее время. На руку России играл и Договор о Шпицбергене 1921 года, не позволяющий Норвегии законно считать архипелаг своей территорией. Но документ все равно был подписан по неизвестным причинам: из-за сговорчивости российского лидера или ради экономических привилегий (которые если и были обещаны, то пока остаются загадкой).

    Россия, по оценкам специалистов, отдала Норвегии 60−80 тысяч «лишних» км2. На такой огромной территории с неизвестными науке запасами вполне могут быть обнаружены крупные месторождения нефти и газа, а на чьей стороне их больше — пока неизвестно.

    Соглашение вызвало опасения не только в нефтегазовой отрасли, но и среди российских рыбаков. В области рыболовства нет стопроцентной уверенности в том, что страна-сосед не изменит правила игры. По мнению Вячеслава Зиланова, заместителя министра рыбного хозяйства СССР в 1988—1991 годы, Норвегия вполне способна в будущем запретить российским рыболовецким судам вести промысел в своей части Баренцева моря, даже в районе «ничейного» Шпицбергена.

    «Мы ведем сейчас промысел и в морском районе архипелага Шпицберген, руководствуясь непризнанием еще Советским Союзом норвежской 200-мильной рыбоохранной зоны и ее юрисдикции здесь, — сообщил в интервью автору ИА REGNUM Вячеслав Зиланов. — Но нас не устраивает, что в районе архипелага норвежцы в полной мере контролируют рыболовство наших судов, выполнение ими правил, которые устанавливают норвежцы в одностороннем порядке, и наказание в случае обнаружения нарушений таких правил».

    Эксперт отмечает, что Норвегия, всего семь лет назад получив желаемое, не пойдет на обострение отношений с Россией в этом регионе. Но за все будущие решения страны-соседа отвечать невозможно.

    Кому нужна работа сообща

    Согласно договору 2010 года, разработку месторождений, обнаруженных на линии границы, страны должны вести вместе. Таких объектов на приграничной территории пока не установлено, однако у ученых уже давно имеются прогнозы.

    В 1980-е годы мурманские геофизики выявили в зоне спорной границы двух стран предполагаемые вместилища месторождений нефти и газа — в районе свода Федынского на юге Баренцева моря. Эта территория способна стать одним из крупнейших в мире газовых месторождений: ресурсы в пределах объекта оценены в 5,8 трлн кубометров газа и превышают объемы Штокмановского газоконденсатного месторождения в 3,9 трлн кубометров.

    Подтверждений эти цифры со свода Федынского еще не получили, но «Роснефть» (которой принадлежат все лицензии на разведку с российской стороны границы) уже ведет переговоры с итальянской компанией Eni о совместной разведке и разработке близлежащих участков — Федынского и Центрально-Баренцевского. Норвежский министр Севикнес обошелся без упоминания конкретных топонимов, однако нацелил свою речь именно на подобные «миражи» масштабных проектов.

    «Русские, вероятно, найдут нефть, — цитирует Reuters Терье Севикнеса, которому дела соседей, очевидно, не дают покоя. — А если Россия найдет запасы полезных ископаемых на морских границах в Баренцевом море, то нужно сделать все возможное для обеспечения экономических интересов Норвегии».

    Россия и Норвегия уже несколько лет обсуждают подходы к совместному освоению трансграничных месторождений. Наша сторона еще в конце 2016 года была готова подписать соглашение об обмене сейсмическими данными, собранными на континентальном шельфе в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Но Норвегия, проявлявшая интерес к документу на стадии подготовки, не спешит довести дело до конца. Похоже, соседи не желают делиться научными открытиями — будущими или уже настоящими?

    Отметим, что, по открытым данным, у Норвегии дела с разведкой на своей стороне идут неважно. В 2017 году ведущая нефтегазовая компания страны Statoil разведала пять скважин, однако обнаружила незначительные залежи углеводородов только в одной из них.

    Для Норвегии нефтегазовый сектор играет огромную экономическую роль. По подсчетам Еврокомиссии, на углеводороды приходится около 22% ВВП страны и 67% экспорта. Норвежские ресурсы покрывают более 20% газовых потребностей Евросоюза. Однако с середины 2020-х годов эксперты прогнозируют спад объемов добычи в Северном море, поэтому страну спасут только новые значительные открытия.

    По оценкам Норвежского нефтяного директората (NPD), запасы норвежской части Баренцева моря — это 65% еще не открытых морских ресурсов страны. Как в южной, так и в еще не разведанной северной части Баренцева моря может храниться до 1,4 млрд кубометров (8,6 млрд баррелей) нефтяного эквивалента.

    Правительство Норвегии не торопится утверждать план по освоению ресурсов: ожидается, что он будет подготовлен в 2020 году. Это еще раз доказывает уверенность северных соседей в том, что Россия продолжит соблюдение условий договора 2010 года. Теоретически разорвать соглашение позволяет Венская конвенция по договорам, но политологи уверены: чтобы открыто признать международный договор угрозой своим национальным интересам, российской власти в ближайшее время не хватит силы воли.

    Взять и поделить

    Россия и Норвегия уладили сорокалетний пограничный спор

    27 апреля лидеры России и Норвегии совершенно неожиданно объявили об урегулировании давнего территориального спора, попортившего немало крови и нервов российским рыбакам. Речь идет о спорной территории Баренцева моря площадью 175 тысяч квадратных километров, о разделении которой страны не могли договориться с 1970 года. Новая делимитационная линия разделит эту территорию на две равные части.

    Объявил об исторической договоренности премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг. На совместной с Дмитрием Медведевым пресс-конференции он еще много чего рассказал, в том числе и о планах ввода безвизового режима для жителей приграничных областей России и Норвегии, но центральным и самым неожиданным итогом российско-норвежских переговоров стала именно договоренность о разграничении границы.

    Сперва немного о самой сути территориального спора. Россия имеет морскую границу с Норвегией в заливе Варангер-фьорд, известном также как Варяжский залив. В самом заливе с демаркацией все более-менее понятно, а вот на разделение Баренцева моря существовали разные взгляды. Россия настаивала на своем варианте границы, который учитывает ее право на использование прибрежных вод острова Шпицберген и представляет из себя установленную еще в 1926 году пограничную линию, соединяющую Северный полюс и крайнюю точку сухопутной территории.

    Норвегия же считала, что граница должна находиться на равноудалении от норвежского Шпицбергена и российской Земли Франца-Иосифа и острова Новая Земля. Как и российский, этот вариант сложно назвать справедливым и логичным – он существенно приближает границу к берегам континентальной России. Между двумя этими вариантами проведения госграницы образовалась достаточно большая территория площадью 175 тысяч квадратных километров, что эквивалентно 12 процентам от всей площади Баренцева моря.

    Долгое время эта спорная территория никого особо не волновала. Россия и Норвегия давно находятся в дружеских отношениях, по сухопутной границе никаких разногласий в последнее время между ними не было. Так что последние сорок лет никаких ожесточенных споров по вопросам делимитации Баренцева моря не велось, а существовала лишь некоторая неясность. С течением времени, правда, она переросла в регулярные задержания российских рыболовных судов в спорной территории. Но и здесь есть разночтения: зачастую суда задерживали за банальное браконьерство, но подавалось это российской стороной под видом своеволия норвежских пограничников.

    С течением времени вопрос о разделении сфер влияния в Баренцевом море повернулся совсем другой стороной. Нефтяные месторождения Норвегии в Северном море начали подходить к концу, а в Баренцевом море еще в семидесятых обнаружили теоретические запасы большого количества углеводородов, в том числе и на спорной территории. В частности, там располагается так называемый свод Федынского, запасы которого оцениваются в 10-12 миллиардов тонн условного топлива. Также вблизи границы находится и известное Штокмановское месторождение, одно из крупнейших газоконденсатных месторождений в мире.

    Немаловажным является и вопрос добычи других природных ресурсов в Баренцевом море, таких как крабы, треска и другие виды рыбы, но по сравнению с углеводородами он имеет второстепенное значение. Именно месторождения свода Федынского и являются главной причиной спора, так как без окончательного решения по границе их разработка невозможна.

    Как рассказал норвежский премьер-министр, теперь спорная территория будет поделена поровну между Россией и Норвегией, а значит, будет принят некий компромиссный вариант делимитации, устраивающий обе стороны. Его детали еще предстоит согласовать, и об окончательном виде пограничной линии рассуждать пока рано.

    Дмитрий Медведев на той же самой пресс-конференции заявил, что часть месторождений будут разделены делимитационной линией, и для их разработки потребуется совместное участие стран. О каких именно месторождениях идет речь, российский президент по понятным причинам не рассказал. Стоит отметить, что норвежцы и так уже допущены к российским недрам – компания StatOilHydro владеет долей в разработке Штокмановского месторождения.

    Также страны договорились об особых условиях сотрудничества в сфере рыболовства, но и эти детали лидеры России и Норвегии раскрывать не стали. Видимо, речь идет о тех самых задержаниях моряков, которые в свое время провоцировали ненужные скандалы с Норвегией.

    Последнее время вопрос разделения сфер влияния в Арктике, а точнее – вопрос о принадлежности прав на разработку шельфовых месторождений углеводородов, заботит не только одну Россию с Норвегией. Если с Баренцевым морем все более-менее было ясно изначально, то в целом на различные части континентального шельфа претендовали еще и Дания, и Канада, и США. По различным оценкам, в Арктике могут находиться до четверти неразведанных запасов углеводородов, а таяние льдов открывает новые возможности для развития нового региона. Тем не менее, в 2008 году страны договорились события не форсировать и за рамки действующих международных соглашений о правах на шельф не выходить.

    Заключенное в Осло соглашение нельзя назвать ни дипломатической победой, ни поражением России. С одной стороны, установленную еще Сталиным в одностороннем порядке границу отстоять не удалось. С другой стороны, и Норвегия также вынуждена была сократить свои территориальные претензии. Медведев очень точно подытожил переговоры со Столтенбергом: “Надо с соседями просто жить в дружбе и сотрудничестве”.

    Новое в блогах

    В чем секрет договора Медведева–Столтенберга о разделении северных «серых» зон?

    Кто выиграл от Договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане между Россией и Норвегией?

    Договор подписали 15 сентября 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев и премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг в столице нашего северного рыболовецкого края Мурманске. Официальная пресса радостно сообщила об успешном завершении сорокалетнего спора вокруг «серой» зоны Баренцева моря. Отныне ее поделили между РФ и Норвегией, провели «четкую» границу, и это мудрое решение позволит поднять российско-норвежское сотрудничество на новую, более высокую ступень. «Это большой шаг вперед», – сказал Столтенберг. А Мед­ведев, отказавшийся прислушаться к мнению российских рыбаков, которые призывали его в открытых письмах не идти на поводу у норвежцев и не подписывать невыгодный для России договор, выразил уверенность, что укрепление «партнерских отношений» пойдет только на пользу рыбному промыслу. «Баланс интересов соблюден», – утверждают высокопоставленные российские чиновники. Согласны ли мурманчане?

    Нашему корреспонденту Г.Платовой отвечает первый секретарь Мурманского обкома КПРФ, депутат Мурманской облдумы, ученый-океанолог, многие годы занимающийся вопросами северного рыболовства, Геннадий Васильевич СТЕПАХНО:

    – Категорически заявляю: нет никакого баланса интересов! Я провел пресс-конференцию на тему «Правда и ложь о международном соглашении между Россией и Норвегией по разграничению морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане и вероятных негативных последствиях для России».

    – И в чем правда договора?

    – В том, что норвежцы медленно, но верно пытаются полностью сделать зону Шпицбергена своей. Этот так называемый спорный участок Баренцева моря российско-норвежская комиссия делила с 1991 года. Во времена Советского Союза советско-норвежская комиссия рассматривала этот вопрос 40 лет, что, впрочем, не мешало нам сотрудничать, спокойно заниматься рыболовным промыслом и геологоразведкой.

    – Советское руководство не шло на такой передел?

    – Да разве мог Громыко такое подписать, в ущерб нашим интересам? Да никогда в жизни! Наша страна кровью заплатила за каждый метр своей территории. А по договору Медведева–Столтенберга мы теряем ценнейший, стратегический, я бы сказал, участок уникального Баренцева моря. Там 5 районов различной юрисдикции. Один является российской экономической зоной, где установлены наши правила рыболовства. Второй – норвежский, где действуют их правила. Третий – район Шпицбергена, спорный, там норвежцы все время пытаются закрепить свои правила, а мы их не признаем, ссыла­ясь на договор 1920 года, по которому эта зона признана ничьей. Есть смежный участок, где наложились двухсотмильные зоны норвежская и российская. Он всегда был под юрисдикцией России и Норвегии. Но норвежцы настаивали на том, чтобы этот участок поделить. Предлагали – две трети отдать Норвегии, одну треть – России. Согласия достигнуто не было. Так продолжалось 40 лет. Возможно, продолжалось бы еще многие годы, если бы не заострившийся интерес к углеводородам.

    – Что и подтолкнуло подписание договора?

    – Да. Неукротимое стремление норвежской стороны разделить ничейную «серую» зону появилось, как только стало известно, что наши геологи нашли нефть и газ в Баренцевом море. На этом смежном участке моря открыто было газоконденсатное месторождение Свод Федынского. Ресурс его, по оценкам российских ученых, в 3 раза выше, чем у Штокмановского. Если Штокман – это 3 млрд кубических метров, то Свод Федынского – не менее 9. И территориально это месторождение более привлекательно для норвежцев.

    Судите сами. Сельское поселение Териберка (Мурманская область, на берегу реки Териберки) находится в 500 км от Штокмана. От него к этому населенному пункту должна выйти газовая труба. Там строятся дорога, подъезды, куда будут подходить танкеры для загрузки углеводородами. В Териберке должен появиться завод по сжижению газа. Это все затратные проекты. И освоением Штокмана сейчас занимаются три компании – российский Газпром, французская Total и норвежская Statoil. Примечательно, что российская сторона уже серьезно вложилась. А норвежцы до сих пор не выделили ни одной копейки. Мы предполагаем, что у них иные расчеты. Они уже прикинули, что от Свода Федынского до норвежского Киркенеса – всего 100 километров. В 5 раз короче, следовательно, его освоение обойдется дешевле. И случайно ли, что перед подписанием договора с норвежцами стройки у Териберки затихли? Видно, начнутся новые согласования.

    – Странно наблюдать, как на месторождения, открытые советскими геологами, набросились разного сорта бизнесмены, ведут выгодный для себя торг, не считаясь с интересами своей страны. В этом и заключается провозглашенная «модернизация»?

    – Модернизация – лишь слова. Наши реформаторы не занимаются развитием передовых технологий. Вместо того чтобы производить в своей стране современное оборудование хотя бы для освоения месторождений с углеводородами, разведанных советскими геологами – сейчас-то и геологии нет, – наши деятели отдают в разработку за некую плату свои недра тем, у кого есть необходимая современная техника.

    – Договор от 15 сентября делает явью норвежскую мечту об освоении богатейшего в мире Свода Федынского, открытого русскими?

    – Да. Потому они и считают договор своим прорывом. И не собираются на этом останавливаться. Если раньше норвежский министр иностранных дел заявлял, что его страна видит в Баренцевом море свой приоритет, то теперь добавляет, что приоритет простирается в сторону Северного Ледовитого океана, и вообще – на всю Арктику. Нам говорят: у вас – ресурсы, у нас – новые технологии. Российский нефтегазовый бизнес с такими условиями согласен. И под эту сурдинку проведена линия не только в смежном участке, а дальше до Северного полюса, к зоне полярных владений РФ, что закреплено соглашением 1926 года. А по договору Медведева–Столтенберга, на все, что западнее проведенной линии, разграничившей смежные участки и зоны полярных владений, юрисдикция России не распространяется.

    – Но линию уже назвали «четкой», «справедливой», «необходимой».

    – Для норвежцев – да. Они получают не только зону Шпицбергена, не только смежную территорию. Они получили преимущество на двухсотмильном участке и устанавливают там свои правила, вводят режим бестралового промысла. Они знают, что делают. У них современный рыболовецкий флот, они на 97% ловят рыбу ярусами. А мы на 95% ловим рыбу тралами, и всего 5% – ярусами. После этого договора норвежцы могут наших рыбаков за траловый вылов выгонять из двухсотмильной территории, богатой рыбой. Они еще вводят ограничения по вылову молоди трески, сайды, пикши. Это для наших рыбаков неприемлемо. У них нет средств на замену оборудования. Как тут не вспомнить советские 50–60-е годы, когда рыбакам Косыгин отдал 6 тонн золота, чтобы мы построили корабли, и не только себе, но и полякам, немцам, французам, голланд­цам. А сейчас у нас флота нет. И денег не дают. Путин еще говорит, давайте строить на наших верфях. На каких верфях? Деньги-то уходят в федеральную объединенную судостроительную корпорацию, которая качает проценты, и все. Мы за эти годы совершенно обнищали, в разы меньше ловим рыбы, чем в советское время. А при новых норвежских правилах вообще останемся ни с чем.

    – Как рыбаки реагируют на договор?

    – Возмущены. Особенно тем, что поделили не только «серый» участок, но еще и провели линию выше, в сторону Северного полюса, в зону полярных вла­дений РФ. Линия Медведева–Стол­тенберга, по мнению рыбаков, круче линии Шеварднадзе–Бейкера. Теперь в выражении, которое произнес наш ученый В.К.Зиланов: «Делить нельзя сотрудничать», можно поставить запятую после слова «делить». Голос рыбаков утонул в тайнах глобального передела недр. Нам сказали: что там, ребята, ваша рыба? Здесь такие ресурсы открываются – нефтяные, газовые и прочие.

    Мы протестовали, писали письма президенту, в МИД. Никто не откликался. И приезд Мед­ведева в Мурманск держался в секрете. Обычно такие визиты сопровождаются шумихой. А тут все было тихо. Они явно боялись, что народ выйдет в гневе на улицу… Мы, во всяком случае, готовились выставить свои пикеты по пути следования президентского кортежа. Но узнали, что Медведев в Мурманске, уже после подписания договора. Все вершилось втайне от народа.

    – Норвегия – член НАТО. Просчитан ли в договоре вопрос о безопасности России? Если Норвегия расширяет свою зону влияния в Баренцевом море, то и

    НАТО может прийти… Хотя до этого у нас много говорилось о том, что Арктика должна быть свободна от военного присутствия.

    – Боюсь, что эта сторона дела зависит уже не от тех, кто подписывал договор. Мы с коллегами это обсуждали. Решает сегодня всесильная рука оттуда… Мы даже задумались, с кем нам лучше договариваться по Баренцеву морю: с Норвегией или с американцами? И случайно ли, что накануне подписания этого договора американский фрегат побывал с недельным визитом в Мурманске? О чем и с кем шли переговоры – неизвестно.

    – А что хотят США?

    – Думаю, все упирается как раз в присутствие НАТО. Наши пока говорят, что не будут никого сюда пускать. Но мало сомнений в том, что НАТО откажется приблизиться к нашим северным берегам.

    А ведь в годы Великой Отечественной войны это была зона всех караванов вражеских, которые мы отбивали ценой многочисленных жизней. Все Баренцево море нашпиговано затонувшими судами. Бои шли до Новой Земли, до сих пор конвойные суда тех времен вытаскивают прямо на выходе из Кольского залива. Эта зона дает возможность натовцам совсем близко подходить к нашим территориям. Это однозначно.

    – А норвежцы позаботятся, чтобы такие смельчаки, как капитан Яранцев, не смели даже в мирных целях заходить в смежные воды?

    – Да, договор развязывает руки нашим «партнерам» на любые действия. Судьба Валерия Владимировича Яранцева показательна в этом плане. Для простых мурманчан, особенно рыбаков, он – живая легенда. В 2005 году свой «Электрон» он уводил от норвежского преследования из зоны Шпицбергена, того самого анклава, который подвергся переделу. За ним гнались 4 норвежских корабля береговой охраны. От погони ушел, но чуть было, по требованию норвежской стороны, не был осужден. Бросили его тогда все – мидовцы, чиновники от рыбной отрасли. Поддерживали мы, коммунисты, и рядовые рыбаки. В то время я возглавлял Союз рыбопромышленников Севера. Мы добились того, чтобы его не судили. Он вступил в нашу партию и в прошлом году был избран мэром красной Териберки… Это была такая пилюля для губернатора прежнего и нынешнего! Как это красный мэр возглавляет Териберку… Село поморское, упадок, беднота. Но туда же идут Газпром, труба газовая и так далее. А мэр Яранцев – неугомонный, непослушный. По линии мазута откаты не дает. Да еще сельская котельная сгорела, частная. Трудно было ее восстанавливать. Но восстановил. Отремонтировал внутридомовые сети, линии электропередач, водоснабжения. А ему говорят: ты нарушил 94-й закон, надо было все решать через конкурсы. Но какие конкурсы? Когда их проводить? Северное лето слишком короткое, успеть все надо, пока тепло. Сейчас Путин разрешил восстанавливать сгоревшие села, дома без учета 94-го закона, лишь бы успели до зимы. Яранцев был в такой же ситуации. Но ему пришили сначала халатность, теперь шьют злоупотребление служебным положением. Пока он еще не отстранен, есть 10 дней для подачи кассации в областной суд. Но все делается по уговору, дана команда «фас» от областного правительства. Териберка стала привлекательной территорией, а Яранцев – не свой для рыночников. Мы его, конечно, в обиду не дадим. Но решение суда уже назвали вторым подарком норвежцам. То, что им не удалось, делают наши… в угоду норвежцам, дополнительно к договору.

    Читайте также:  Рыбалка с эхолотом
Добавить комментарий