Плотины и рыба

Плотины и рыба

Во второй половине XX столетия Енисей и Ангара подверглись наиболее мощному из всех известных антропогенных воздействий – русловому зарегулированию. Это привело к созданию ряда крупных водохранилищ: на Енисее – Саяно-Шушенского, Майнского, Красноярского, на Ангаре – Иркутского, Братского и Усть-Илимского. Менее крупные водохранилища – Усть-Хантайское и Курейское – расположены в Заполярье на правых притоках Енисея (реки Хантайка и Курейка). Завершается строительство Богучанской ГЭС. Активно продвигаются проекты строительства Мотыгинской и Эвенкийской ГЭС. Режимы эксплуатации водохранилищ в настоящее время определяются в первую очередь задачами гидроэнергетики и практически не учитывают интересы рыбного хозяйства. Например, из-за Красноярской ГЭС на Енисее значительно, в 3–5 раз, сократились расходы воды в период весеннего половодья. Отсутствие половодий в период нереста весенне-нерестующих рыб многократно сокращает нерестовые площади для последних, поскольку не заливается наземная растительность на островах и в прибрежной зоне реки. Высокие весенние паводки, существовавшие до зарегулирования стока, способствовали промыву многочисленных проток, затонов, стариц, где обитали щука, язь, карась, плотва, окунь и многие другие виды. В настоящее время эти биотопы интенсивно мелеют, в значительной степени зарастают в летний период высшей водной растительностью и становятся малодоступными для обитания, т.е. происходит сокращение нагульных площадей рыб.

На участках рек в нижних бьефах плотин наблюдаются также колебания уровня воды, обусловленные суточным режимом регулирования мощности ГЭС. Такие колебания уровней воды могут достигать 1,5 м. Они оказывают крайне негативное влияние в период нереста. Отложенная в период высокого уровня на залитую наземную растительность икра при снижении уровня воды обсыхает и погибает. При зимней сработке уровня воды в водохранилищах происходит осушение и вымерзание значительных площадей прибрежной зоны, что приводит к гибели донных организмов, являющихся основным кормом рыб-бентофагов. Так, при максимальной сработке уровня Красноярского водохранилища осушается и промерзает около 26% от общей площади водохранилища, при средней сработке – 15%. Гибель и подавление зообентоса приводит к снижению кормовой обеспеченности и потере дополнительной продукции рыб, обитающих в литоральной зоне и обеспечивающих более 90% промысловых уловов в ангаро-енисейских водохранилищах. Глубинный забор подаваемой на гидроагрегаты воды привел к тому, что ее температура в реках на участках ниже плотины резко, в среднем на 10 градусов, понизилась в летний период и на 2–3 градуса зимой. Низкие температуры воды в вегетационный период сдвигают сроки нереста, увеличивают период инкубации икры весенне-нерестующих рыб и ее гибель, связанную, в первую очередь, с ее выедаемостью другими рыбами. Повышенный температурный фон в зимний период нарушает естественные условия зимовки рыб.

Изменение гидрологического режима изменило и структуру речных ихтиоценозов. Смена видового состава ихтиофауны сопровождалась резким снижением численности ценных видов рыб – стерляди, осетра, тайменя, ленка, хариуса, сига. Резко снизилось и видовое разнообразие. В целом по акватории водоемов по частоте встречаемости, а также по численности и биомассе доминируют плотва и окунь. По данным мониторинга Красноярского водохранилища относительная численность только трех видов рыб – окуня, плотвы и леща составляет 98%, биомасса – 89%. Еще одним следствием воздействия гидроузлов на биологические ресурсы водохранилищ является гибель рыбы и других гидробионтов при скате через гидросооружения плотин. Скат и гибель рыб, а также их кормовых ресурсов приводят к существенной потере рыбопродукции водохранилищ и снижению уровня воспроизводства популяции рыб. Существующие в бассейне Енисея ГЭС не оборудованы рыбозащитными сооружениями; таким образом, рыбному хозяйству ежегодно наносится значительный ущерб. Так, общий ущерб от потери рыбопродукции при скате рыб и их кормовых ресурсов через гидросооружения Красноярской ГЭС и их гибели в натуральном выражении составляет ежегодно около 175 т. Расчетный ущерб в натуральном выражении для строящейся Богучанской ГЭС только от гибели зоопланктона составляет 540 т рыбы, проектируемой Мотыгинской – 250 т. Перечисленные негативные факторы привели к резкому снижению рыбопродуктивности водохранилищ. Несмотря на интенсивный промысел в 80–90 годах прошлого столетия, объемы вылова относительно дозарегулированного периода сократились в бассейне Енисея на 20%, причем преимущественно за счет ценных полупроходных видов рыб. Относительная промысловая рыбопродуктивность Красноярского водохранилища составляет 1,5 кг/га, тогда как до зарегулирования стока она достигала на этом участке реки 8 кг/га.

Ловля у плотин

Во всех старинных рыболовных книжках указывалось, что лучшее место для ловли судака – ямы, расположенные ниже водосброса плотин и запруд. В те времена в центральных губерниях России не найти было малую или среднюю реку, не перекрытую на всем протяжении множеством плотин. Большей частью были это деревянно-земляные сооружения, обеспечивающие работу водяных мельниц, реже плотины создавали напор воды, приводящий в движение фабричные машины, либо поддерживали необходимый для речного судоходства уровень (например, на Москве-реке). Патриарх нашей рыболовной литературы Аксаков в последние годы своей жизни удил исключительно на подмосковной реке Воре – и отмечал, что свободно катящейся по руслу воды в ней не найти: верховья следующего пруда упираются в плотину предыдущего.

Времена изменились, многочисленные водяные мельницы на малых реках сменились громадными мукомольными комбинатами, где зерно молол пар, а затем и электричество. Деревянно-земляные мельничные плотины разрушились, исчезли, кое-где еще можно встретить их остатки, на уровень воды в реках никак не влияющие. Плотины исчезнувших небольших фабрик часто возводились из камня, и некоторые из этих сооружений еще остаются в рабочем состоянии. Зато неизмеримо увеличилось число плотин гидроэлектростанций на больших и очень больших реках, на небольших реках появились в немалом числе плотины, возведенные в целях мелиорации и гидрорегулирования. В общем, за судаком есть где поохотиться.

Потому что времена изменились, но не поменялись привычки клыкастого хищника, – его многочисленные стаи продолжают собираться у нижних бьефов плотин на всех реках, где водится судак.

С больших плотин гидроэлектростанций ловля запрещена. Что, конечно же, отнюдь не значит, что судака там не ловят. Ловят, но чаще всего работники электростанций и сотрудники охраны. Ну и еще друзья-родственники-знакомые вышеупомянутых лиц, районное и областное начальство разных уровней и прочие счастливчики.

Хотя и простым рыболовам иногда удается половить в охранных зонах гидрообъектов. Например, в Новосибирской области с середины 80-х годов прошлого века организовали лицензионную ловлю судака на плотине, перекрывающей Обь, на волжских плотинах тоже организована рыбалка по лицензиям.

Уловы при такой ловле случаются баснословные – известны случаи, когда улов двух рыбаков после ночи, проведенной на плотине ГЭС, не помещался в легковую машину. Упомянутые выше лицензии давали право обским рыболовам выловить за четыре часа десять судаков, и чаще всего эту норму удавалось выбрать (причем места для лицензионной ловли выделялись далеко не самые лучшие).

Надо заметить, что гидростроители, возводя свои плотины, совершенно не заботятся об удобстве рыбной ловли (и о многом другом не заботятся, кстати) – дно у гидросооружений советской постройки обычно очень сильно захламлено обломками бетонных конструкций с торчащей во все стороны арматурой и прочими отходами строительства, – течение, даже самое сильное, не в силах сдвинуть их с места. Судакам такие искусственные препятствия, замедляющие ток воды, весьма по вкусу, а для спиннингистов – сущее разорение, блесны зацепляются и отрываются одна за одной. Поэтому новосибирские рыболовы с давних времен применяют для ловли с плотин самодельные трубчатые блесны (рис. 78), иногда – для ловли на большой глубине и на очень сильном течении – заливаемые внутри расплавленным свинцом. Блесны эти очень простые в изготовлении, не требующие дорогостоящих материалов и больших слесарных навыков. Если же упомянутые навыки вообще отсутствуют – можно купить в магазине фирменный трубчатый «юккер», но его стоимость делает ловлю в сильно зацепистых местах не слишком рентабельной.

Рис. 78. Сибирская блесна-трубка: 1 – отверстие диаметром 3 мм для карабина с заводным колечком; 1 – отверстие диаметром 3 мм для крючка с заводным колечком.

Еще один способ избежать зацепов о донный приплотинный хлам – использование поплавка большой грузоподъемности, не позволяющего блесне опуститься на тот горизонт, где возможны зацепы.

Если ловля производятся возле самого водосброса (такое возможно на относительно небольших плотинах), достаточно легкие блесны забрасывают в самую быстрину, позволяют течению отнести блесну подальше, где поток воды несколько ослабевает, и ставят катушку на тормоз. Блесна играет в струе, провоцируя хищников на хватку – причем попадаются не только судаки, но и жерехи с голавлями, тоже любящие подбирать рыбешек, оглушенных падением с плотины. Более активная игра приманки в потоке воды достигается легким покачиванием кончика спиннингового удилища. Применимы для этого способа и виброхвосты с легкими джиг-головками, и некоторые разновидности воблеров, хорошо играющие в обтекающей струе. Иногда так ловят с мостов – если их опоры обтекает быстрая струя воды (например, волховские рыбаки на пешеходном мосту, ведущем к Новгородскому кремлю).

Ловля с плотин – простая, добычливая, и, честно говоря, не очень интересная. Куда более сложно добыть судака, если непосредственно на плотине и в 500-метровой зоне выше и ниже ее ловить запрещено и запрет соблюдается строго. Сложно, но можно. Дело в том, что стаи судака не держатся постоянно возле падающей струи – курсируют по замкнутой траектории в омуте, примыкающем к нижнему бьефу, покидая при этом запретные для ловли зоны.

Для успешного поиска судака желательно хорошо знать, что из себя представляет дно в районе нижнего бьефа – протяженность маршрута судачьей стаи и его траектория зависят от особенностей рельефа дна и течения.

По утверждениям одного опытного судачятника, движение клыкастых хищников подчиняется следующей закономерности: «Там, где имеется устойчивый поток вдоль прямолинейного участка берега, маршрут судака проходит на удалении 10–15 м от уреза воды, где глубина около полутора метров. Здесь судак идет вверх по течению, а назад он скатывается дальше от берега – на трехметровой глубине».

Практика иногда подтверждает эту теоретическую выкладку, а иногда и опровергает. Что, собственно, происходит и с большинством других наших попыток думать и решать за рыбу. Лишь один принцип остается неизменным в любых условиях, в том числе и при ловле у плотин: «Судака надо искать!»

Приведу небольшой отрывок из статьи А. Рыбакова «Охота на хищника у плотин» («Рыболов» № 4/2000), посвященный тактике поиска судаков:

«Нельзя наверняка сказать, в каком месте относительно плотины находятся «перламутровые» хищники. Они собираются в одну или несколько стай, в зависимости от размера акватории, и постоянно перемещаются по всему водоему в поисках корма.

Читайте также:  Как на рыбалке защититься от комаров

Если вы ловите на малой или средней реке, то скорей всего тут промышляет только одна, но большая стая клыкастого. Она ходит вдоль берега и через определенные промежутки времени появляется в одном и том же месте. Наиболее правильной тактикой ловли будет постоянное преследование обнаруженной судачьей стаи. Можно, перемещаясь вслед за ней, периодически выдергивать по нескольку рыбин.

Задача упрощается, если в районе плотины охотятся две судачьи стаи или более. В этом случае их не надо преследовать, лучше выбрать самое выгодное место, например, небольшой мыс, песчаную косу, то есть любую точку, где, можно сказать со стопроцентной уверенностью, пройдет этот хищник.

Обнаружить стаю судаков можно либо по характерным всплескам, либо с помощью забросов с разных позиций по всему водоему. Больше всего шансов встретить судака возле каменистых гряд, которые разделяют мель и яму, или между двумя ямами. Кроме того, клыкастый держится ближе к свежим струям около гидроузла, но только не в центре водоворота, где кормится жерех, а там, где вода успокаивается и начинает течь с обычной скоростью.

Удачней всего я ловил судака у плотин ночью. Засветло подбирал подходящую отмель, а с наступлением сумерек, когда хищник выходил кормиться на мель, начинал прочесывать ее маленьким, неглубоко ныряющим воблером. Такая ловля бывает успешна, особенно в первые часы после захода солнца и за 1–2 часа до рассвета.

Днем я ловил судака на клязьминских и окских плотинах на мягкие приманки (подходят любые твистеры и виброхвосты) и на воблеры.

Цвет «резины» особого влияния не имеет, куда больше значит вес джиг-головки. Летом обычно ловят на грузильца весом 10–13 г, в зависимости от глубины и силы течения, а зимой – от 15 до 18 г.

Проводку воблеров я делал в нижнем слое воды, давая приманке проплыть несколько метров после заброса, а затем наклонял вершинку спиннинга к воде и не спеша подматывал леску».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Плотины и рыба

Как известно, Волга в створе Волжской ГЭС была перекрыта в 1958 году. Учитывая тот факт, что половозрелости осетровые достигают в возрасте 9-17 лет, то с начала 1970-х годов следовало ожидать сначала постепенного, а затем все усиливающегося падения уловов, а к началу 1980-х – их катастрофического снижения, ибо старые производители отловлены, а новым взяться неоткуда. Однако, статистика рисует куда более интересную картину:

Взято из книги Е.Бурдина «Волжский каскад ГЭС: триумф и трагедия России».

Еще одну, более детализированную статистику можно посмотреть тут. Добавлю, что с 2005 года лов осетровых полностью запрещен.

Занятно, не так ли? Максимум вылова был достигнут в конце 1970-х – начале 1980-х годов. Плотины уже 20-30 лет стоят, а уловы только растут. И вдруг, в начале 1990-х, резкое снижение.

Как это объяснить? Довольно просто.

Во-первых, плотины отрезали не все нерестилища. Осталось довольно много нерестилищ на Нижней Волге, которые активно использует севрюга, и в меньшей степени русский осетр.
Во-вторых, были построены рыбоводные заводы, которые ежегодно выпускали и выпускают сотни миллионов мальков, компенсируя потерю естественных нерестилищ.

Один из осетрово-рыбоводных заводов.

Посмотрим с еще одной стороны. Вторая по значению осетровая река, после Волги – Урал. Она не зарегулирована, осетрам идти на нерест плотины не мешают (есть Ириклинская плотина, но она расположена в верховьях, выше нерестилищ осетровых). На Урале традиционно очень много нерестилось и добывалось севрюги, больше чем в Волге, например в 1970-х годах из 10-13 тыс.тонн вылова этой рыбы на Урал приходилось 7-9,9 тыс.тонн. Т.е. в отсутствии зловредных плотин Урал вроде-бы должен кишеть осетровыми; однако, реальная картина печальна – на данный момент, в Урал заходит лишь несколько десятков тысяч осетровых (а когда-то заходило более миллиона), их лов запрещен.

Получается, главная проблема не в плотинах. Безусловно, определенную негативную роль они сыграли и играют, но современная печальная ситуация с осетровыми объясняется не их влиянием. Почему же в 1990-х произошло катастрофическое снижение уловов, а осетры попали в Красную книгу?

Почти исчезнувшая ныне белуга. Не особенно крупный экземпляр для данного вида. Фото отсюда

Причина первая. Браконьерство.

С начала 1990-х резко ослабел контроль над браконьерским выловом, который приобрел огромный размах. Эта причина признается всеми как основная, подорвавшая естественное воспроизводство осетровых. Рассказывать об этом можно очень долго, но особого смысла в этом нет – это общеизвестная банальность. Вот лишь самый типичный пример – радостное сообщение о том, что в 2011 году осетры впервые за 10 лет (!) смогли подняться к нерестилищам на Урале. http://www.kazakh-zerno.kz/index.php?option=com_content&view=article&id=38975&fromfeed=1 Однако, браконьерский вылов не влияет на воспроизводство осетровых рыбзаводами. Тут играют другие факторы.

Осетры, выловленные браконьерами. Фото отсюда

Причина вторая. Загрязнение.

Масштабы загрязнения Волги и других рек Каспийского бассейна сбросами огромны. В результате, в конце 1980-х концентрация в воде некоторых загрязнителей (в первую очередь, органических) составляла десятки ПДК. Тогда же у осетровых было зафиксировано массовое заболевание миопатией (расслоением мышц), ранее не фиксировавшееся. В конце 1980-х годов миопатией было поражено 100% осетров, 70% севрюги и 30% белуги, заходящих на нерест в Волгу. У этих рыб мышечная ткань разрушается вплоть до полного распада волокон. Такая рыба имеет пониженную жизнеспособность, плохо размножается, да и есть ее не особо приятно. Причина явления – политоксикоз, т.е. комплексное отравление вследствие загрязнения. В последнее время, в связи с определенным снижением загрязнения (в частности из-за уменьшения масштабов применения в сельском хозяйстве пестицидов), ситуация несколько улучшилась, но заболевание продолжает фиксироваться.

Вот так кое-где выглядит побережье Волги. Фото отсюда

Причина третья. Виды-вселенцы.

С 1920-х годов в Каспийское море разными путями стали попадать несвойственные ему виды. Кого-то акклиматизировали намеренно, кого-то притащили случайно, кто-то пролез сам через Волго-Донской канал. Последствия оказались печальны.
В 1930-х годах в Каспийское море попала из Черного диатомовая водоросль ризосоления. Ее особенность в том, что никто ее есть не хочет – это называется пищевой тупик. Т.е. биомассу она создает, потом отмирает и уходит в донные отложения. Пользы – ноль, а вред огромен – она во многом вытеснила из фитопланктона другие виды, которыми питался зоопланктон, а его ели кильки и сельди, которых в свою очередь употребляла белуга. Обошлась эта водоросль до 3 млн.тонн килек ежегодно, что нанесло первый удар по белуге.

Ризосоления. Фото отсюда

В конце 1950-х в Каспий проник небольшой крабик Rhithropanopeus harrisii. Сейчас он съедает до пятой части продукции донной экосистемы Северного Каспия. При этом, крабик закапывается в грунт на глубину до метра, и для осетровых малодоступен. Аналогичный пищевой тупик представляют собой два вида усоногих раков-балянусов, также вселившихся в Каспий.

Но настоящей трагедией стало появление в Каспии гребневика мнемиопсиса. Это мелкий (размером в от нескольких мм до нескольких см) желеобразный организм, напоминающий медузу. Питается зоопланктоном, икрой и мальками рыб, причем делает это очень активно. Его же самого никто, кроме другого гребневика – бероэ, не ест. В 1980-х годах мнемиопсис проник с балластными водами танкеров в Черное море от берегов Америки, а в Каспии он появился в 1999 году и устроил экологическую катастрофу, съев большую часть зоопланктона.

В начале 2001 года в Каспии погибла большая часть популяции кильки (несколько сотен тысяч тонн) – банально от голода, а ведь именно килька составляла основу рациона белуги. Практически потеряли промысловое значение сельди. Страдают и находящиеся на вершине пищевой пирамиды осетровые. Перспективы крайне печальны – так, в Азовском море мнемиопсис замкнул на себя 98% (. ) всех энергетических потоков биоценоза. И если в Черном море в итоге прижился регулирующий численность мнемиопсиса гребневик бероэ, то попытки вселить его в Каспий оказались безуспешны.

Катастрофическое сокращение запасов килек отрицательно сказалось не только на белуге, но и на тюлене. Фото отсюда

Увы, можно констатировать – биоресурсный потенциал Каспийского моря безвозвратно утрачен, а его экосистема сильно деформирована, и не по вине плотин. Даже если удастся ликвидировать браконьерство и очистить стоки, останется проблема вселенцев – «пищевых тупиков», которая не позволит осетровым достигнуть былой численности – просто по причине резко уменьшившейся кормовой базы.

Как ловить рыбу на плотинах

Как ловить рыбу. Плотины на больших и малых реках являются классическим местом концентрации рыбы.

И это не удивительно, поскольку плотина является, с одной стороны, препятствием для передвижения рыбы, а с другой — своеобразным накопителем корма.

Накопление и концентрация корма происходят в тех местах, где течение стихает. Поскольку плотина реально делит водоем на две части, ловля в каждой из них сильно различается. Выше плотины накопление корма происходит в боковых, застойных прибрежных зонах. Здесь мелкая рыба держится практически всегда, за исключением заморного зимнего периода и времени максимального подъема температуры воды летом.

Ниже плотины места стоянки рыбы постоянно меняются, и тут выбор места ловли предопределяет успех. Рассмотрим несколько вариантов рыбалки ниже плотины в зависимости от ее типа и распределения потоков воды. Наиболее простой тип плотины встречается повсеместно. Представляет он из себя обычный перелив подпруженной воды.

Перелив с прудов и запруд традиционно нижний, то есть вода сливается из донных слоев. Такой вариант в силу того, что поток воды представляет из себя ручеек, неинтересен для рыболова. Если подпружена река, то перелив обычно верхний. Примерами таких плотин являются плотины на Лопасне, перед впадением в Оку, снесенная пару лет назад плотина на Истре, ниже станции Истра, или известный слив через канал-охладитель Конаковской ГРЭС.

Вне зависимости от величины у таких плотин ниже перелива наблюдается достаточно сходное распределение течения, а значит, существуют определенные закономерности в методиках поиска рыбы. Обычно основная струя проходит ближе к середине плотины, то есть идет по бывшему руслу. На струе в ямах могут располагаться сом, крупный судак и лещ.

Около самого берега струя воды резко ослабевает с выходом на прибрежное мелководье, и эту зону посещают или мелкие рыбы, включая пескаря, или хищники во время ночной охоты. От прибрежного мелководья начинается свал в глубину с резким возрастанием силы течения, и это место представляет определенный интерес, особенно когда течение очень сильное.

Читайте также:  Как обойтись без еды на рыбалке

Как ловить рыбу

На сильном течении, как, например, в Конаково, этот свал становится чуть ли не единственной точкой ловли с помощью поплавочной оснастки. Здесь держатся не только лещ и плотва, но и язь, и голавль, здесь же промышляет щука. Между стрежнем основного течения и береговой бровкой образуются зоны с обратным течением воды.

На сливах типа конаковского или аналогичных на реке Мете вода после падения делится на верхний и нижний потоки, причем верхний поток направлен против течения и здесь образуется так называемая “бочка” (рис. 1). Ниже “бочки” поток воды делится на две части: русловую и идущую в сторону берега. Струя, идущая в сторону берега, образует кольцевое обратное течение вдоль берега.

В центре обратного течения образуется застойная зона, в которой скапливаются корм и всяческий хлам. Обычно такие места посещают щука и плотва, реже язь и лещ. Но, как правило, клева в таких застойных зонах не бывает, поскольку рыба выходит кормиться ближе к струе. Небезинтересны ближайшие к сливу воды всевозможные заливы и заливчики, которые существуют на месте естественных оврагов.

Мелкая рыба с удовольствием укрывается тут от сильного течения, поэтому ночью здесь можно встретить и хищников, вплоть до сома. Наиболее интересными для ловли ниже плотин обсуждаемого типа являются места под самым сливом на прибрежной бровке, точки подхода прибрежного обратного течения к берегу и точки деления прямого и обратного течений (рис. 2).

Как ловить рыбу

Между последними двумя точками ловли находится тоже интересное место, если глубина достигает хотя бы 1,5-2 м. Здесь можно обнаружить стоянку плотвы и язя. Рыбалка за плотинами-переливами относительно простая с точки зрения поиска места и тактики самой ловли, поскольку места летних стоянок рыбы если и меняются, то только во время паводков.

Поэтому к найденным местам можно даже приваживать рыбу и успешно ловить ее до осеннего похолодания воды. Совсем другая картина наблюдается ниже плотин, имеющих регулируемый сброс воды. Они служат или для установки электростанций, или для регулирования стока воды в течение суток и дней недели. Примером такой плотины служит сооружение на реке Пахре.

Сброс воды происходит с конструктивно определенной стороны плотины, и его сила постоянно меняется. И места стоянок рыбы меняются в зависимости не только от времени суток, но и от колебаний сброса воды. Более того, от сброса воды зависит клев по всей реке ниже плотины. Известно, что пик клева приходится на те часы, когда течение достигает максимальной силы и даже время суток перестает играть существенную роль.

Например, на Средней Волге лучший клев леща, язя и голавля наблюдается в среду-четверг, а худший — в выходные дни, когда идет накопление воды перед рабочей неделей. На Пахре ситуация иная. Ответственные работники использовали изменение сброса воды в целях разгона рыболовов, для чего открывали плотину и доводили силу течения до того, что ловить на поплавочную оснастку становилось возможным только при использовании штекера. О том как ловят на поплавочную удочку карася в Воронежской области узнайте из этого — поста.

Если рассмотреть схему распределения потоков воды ниже таких плотин, то перспективные места для ловли видны невооруженным взглядом. Но нужно учитывать, что в каждом перспективном месте рыба клюет только в определенные часы, когда течение имеет в выбранной точке некоторую силу, а значит, и уровень воды достаточен, для того чтобы подошла рыба.

Например, на Волге, ниже плотин, на протяжении многих десятков километров, вплоть до начала подпора следующей плотины, рыба подходит к берегу исключительно по высокой воде и при относительно сильном течении, то есть начиная с вечера понедельника. В пятницу уровень воды начинает резко понижаться, и рыба перестает ловиться. Характерно то, что она перестает клевать не только у берега, но и с лодки.

Как ловить рыбу

Может показаться странным, но после выбора места нужно определиться с приманкой, на которую собираетесь ловить. Связано это с тем, что в зависимости от выбранного места следует ожидать клева какой-то определенной рыбы. На рис. 3 показаны ориентировочные места стоянок рыб некоторых видов и глубины во время обычного сброса воды ниже одной из плотин.

Как видно, разные рыбы выбирают совершенно определенные места, а значит, и успех ловли будет зависеть от приманки. Есть приманки, которые всегда универсальны для данного водоема. Прежде всего, это ручейник местного происхождения. На второе место я бы поставил пиявку-клепсину, что живет под камнями.

Дальше следуют опарыш, перловка, мотыль, червь (весной) и пшеница. Я заметил, что эффективность приманки, во-первых, может меняться даже в течение дня, что зависит от времени суток и изменения уровня воды, а во-вторых, крупная рыба все-таки предпочитает местную наживку. После того как приманка выбрана (исходя из опыта предыдущей ловли или на основе информации, полученной от “местных” рыболовов), нужно подумать о составе прикормки.

Здесь возможны два подхода: использовать эффективную универсальную прикормку или изготовить специализированную, учитывая сегодняшние пристрастия рыбы. В качестве универсальной можно взять испробованную промышленную прикормку с добавлением в нее мотыля, опарыша, жмыха и конопли.

Но нужно иметь в виду, что в этом случае скорее всего будут ловиться рыбы самых разных видов и, главное, в улове будет значительная доля мелкой рыбы. Крупная рыба может подойти, когда мотыль и опарыш будут уже съедены. При добавлении в прикормку мотыля нередко случается так, что место выбрано правильно и снасть соответствует условиям ловли, а клева нет.

Как ловить рыбу

Как показывает многолетняя практика, причиной тому хищник, который стоит на прикормке. Бывает, что вылавливаешь через час или два после прикармливания одного-двух окуней граммов по 400 и тут же начинается клев и плотвы, и подлещика, и карася. Кроме окуня, кормящегося мотылем, очень часто на прикормленном месте стоит некрупная щука.

Известны случаи, когда опытные рыболовы просто брали в руки спиннинги и вылавливали окуней и щуку в месте прикормки, а затем начинали ловить на поплавочную оснастку. Если целью является поимка крупной рыбы, то имеет смысл готовить целевую прикормку. Как правило, основу ее составляют растительные компоненты: жмых, рассыпчатая пшенная каша, распаренные перловка, гречка, конопля, пшеница или овес, гороховая каша.

Собственно, выбор главной составляющей зависит от вкусов и пристрастий рыбы в данном водоеме, о чем рыболовы обычно знают. Вот если никто из рыболовов не ловит крупную рыбу, то придется экспериментировать самому. Кормовой составляющей в такой прикормке потребуется не более 3 кг. Главное заключается в том, чтобы не бросать эту прикормку в чистом виде.

Самое надежное и эффективное — это смешать кашу или зерна приблизительно с таким же или большим количеством земли. Если течение относительно сильное, то вместо земли нужно взять суглинок. Использовать глину опасно, поскольку можно получить прикормку, практически не размываемую струей воды.

В том случае, когда точка ловли выбрана метрах в десяти от берега, имеет смысл использовать стационарную кормушку, называемую “авоськой”. То есть берут обычную авоську, забивают ее кашей, смешанной с землей, в нее же кладут полкирпича, и всю эту конструкцию привязывают к прочной бечеве. “Авоську” забрасывают в точку ловли и проверяют ее наполнение через каждые полтора-два часа.

Неудобство при использовании такой кормушки состоит лишь в том, что очень вероятны зацепы крючком. Если течение и глубина позволяют, то имеет смысл прикармливать распаренными зернами злаковых, не смешивая их ни с чем. Это очень удобно и эффективно, поскольку бросать нужно понемногу, что не настораживает рыбу.

Выбор снасти будет зависеть только от условий ловли, то есть от удаления от берега и силы течения. Если удаление от берега не превышает 14 м, то наиболее эффективным окажется штекер. Когда ловля происходит, как говорится, под ногами, то кроме штекера весьма эффективна маховая удочка с “глухой” оснасткой.

Если придется отпускать оснастку по струе вдоль берега, то лучше взять болонскую удочку требуемой длины. Надо сказать, что болонская снасть наиболее универсальна, поскольку и течение может измениться, да и рыба часто клюет не только в точке прикормки, но и на струе ниже по течению, причем нередко поклевки случаются в нескольких метрах ниже прикормки.

Особенно часто такое бывает, когда глубина небольшая или цвет прикормки резко отличается от цвета дна. То же самое наблюдается и тогда, когда рыболов неправильно выбрал место для прикармливания. Например, рыба стоит в ямке, а рыболов забросил прикормку выше этой ямки, но недостаточно близко от нее.

В этом случае рыба не покинет места стоянки, а будет ждать, пока корм снесет течением. Если дистанция ловли превышает 20 м, то придется использовать снасть для дальнего заброса скользящей оснастки.

Рыбы нету. Есть плотины, большие и разные

Из истории гибели рыбного мира. Недавно в СМИ было опубликовано несколько заметок о том, что история ничему не научила дегенератов из так называемого Правительства РФ

КАРТИНЫ ИЗ РАЙСКОЙ ЖИЗНИ

Вот такая рыбка когда-то ловилась в русских реках
Опубликовано 23 июня, 2017 – 21:07

В «Исследованиях о состоянии рыболовства в России» 1861 сообщается о белуге, пойманной в 1827 г. в низовьях Волги, которая весила 1,5 тонны
(90 пудов).
11 мая 1922 г. В Каспийском море близ устья Волги была поймана самка весом 1224 кг (75 пудов), при этом 667 кг приходилось на туловище, 288 кг — на
голову и 146,5 кг — на икру. Ещё раз самку такой же величины поймали в 1924 г.

Сейчас только пожилые люди (да и то больше по рассказам родителей) помнят, что до войны в реке Дон водилось больше ста видов рыбы. И не простой. Стерлядь, белуга, двухметровых осетры были совсем не редкостью.

Гравюра 1867 года иллюстрирует рыбный промысел в XIX веке. Такую же картину можно было наблюдать на Дону еще в середине 1960-х годов. Вот кадры из фильма английского корреспондента, работавшего тогда в СССР:

Читайте также:  Котофоты и глаза судака

Неудивительно, что белужья икра продавалась тогда на донских базарах по три рубля за кило (при средней зарплате в 80-90 рублей). Что там осталось
сегодня от всего этого рыбного изобилия? Хамса и тюлька?

Английские корреспонденты утверждают, что показанная в кадре белуга весила 600 фунтов (270 кг)

На самом деле проблема была в строительстве Цимлянской ГЭС. Именно из-за нее произошло снижение высоты половодий, площади затопления поймы и соответственно площади нерестилищ. Возникала проблема с проходом рыб на нерест через сооружения ГЭС.
Отчасти решение было предусмотрено за счет рыбоподъёмника. Но не всякая рыба шла туда. Собственно, эта ситуация предсказывалась учеными.

Чтобы компенсировать ущерб рыбной популяции, был построен ряд рыбзаводов, на которых производилось искусственное воспроизводство ценных видов рыб (осетровые, рыбец, сазан, судак, лещ). Эти мероприятия принесли эффект. Но уже с конца 1980-х было не до заботы о рыбе.

Так и остались только воспоминания об этих тучных осетрах. Вот, кстати, еще пара фрагментов британских корреспондентов про нашу рыбу и икру:
Как получали черную икру на Волге в 1960 году. Огромного осетра можно вытащить на берег только подъемным краном.
Большой улов 1938 года. Рыбачка Соня как-то в мае вытащила осетра почти в полтонны весом.

Являясь профессиональным ихтиологом (кафедра ихтиологии МГУ), позволю себе прокомментировать статью. На самом деле, основной причиной резкого снижения численности осетровых является как раз каскад плотин.

Тут дело в том, что у осетровых очень сильно выражено явление «хомминга», т.е. стремление вернуться на нерест в те места, где когда-то родились эти рыбы. И существуют так называемые «расы», которые поднимаются на нерест не одновременно. Ну, скажем, одна «раса» нерестилась раньше в Тверской губернии, и вот она начинала нерестовый ход раньше, а те «расы», которые нерестились в среднем течении Волги, шли на нерест позже. Но факт в том, что более 90% осетровых нерестились в местах, которые нынче расположены выше первой плотины каскада.

Рыбоходы для осетровых практически бесполезны, ибо рыба эта архаична и имеет весьма примитивную нервную систему. Наглядный пример – если в аквариуме кормить рыбок в одном и том же месте, предварительно открывая крышку аквариума, то они скоро выработают условный рефлекс, и начнут подплывать к месту кормления сразу, как только будет открываться крышка, не дожидаясь даже самого вноса кора. Но вот с осетровыми такая ситуация не проходит – рыба не будет обучаться и не будет реагировать на поднятие крышки, а всякий раз, когда аквариумист вносит корм, осётр начинает «наворачивать круги» по аквариуму, отыскивая корм по запаху. И даже если кормить всегда в одном месте, осетровые рыбы это не запомнят, и каждый раз будут заново искать корм.

Вот с рыбоходами аналогично – осётр может пройти на нерест только теми путями, которые были усвоены в ходе миллионов лет эволюции.

Рыбоходом осетровые никогда не воспользуются (ну, разве что, единичные экземпляры и чисто случайно).
Но есть здесь и обратная сторона медали – если сейчас снести все плотины, то популяция осетровых относительно быстро восстановился. При том,
экономически, наверное, выгоднее продавать икру, чем поставлять электроэнергию от ГЭС (которые, кстати, можно заменить на АЭС, без потери
производительности).

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА ГИДРОТЕХНИКА

Уже после тотального уничтожения рыбных запасов страны в последние полвека, наконец-то и среди ихтиологов стали появляться скромные признания того очевидного факта, что именно плотины разрушили все речные экосистемы и рыбные миры. Из этой дисциплины было очень мало тех, кто отважился признать и поддержать автора этих строк в его почти уже полувековой войне с академической шушерой на рыбных костях. Последнего такого ихтиолога можно назвать его именем – Лев Михайлович Нусенбаум, светлая ему память. Остальные только по образованию ихтиологи независимо от их званий и должностей, вплоть до академиков. Именно они виновны в гибели экосистем рек и рыбных миров.

Втрое основное, что требуется отметить в заметке, это уверенность автора в том, “если сейчас снести все плотины, то популяция осетровых относительно быстро восстановился.” В быстром восстановлении он, конечно, врет сознательно, но факт имеет место – можно восстановить и осетровых в наших реках и в Дону, и в Волге. Если, конечно, не слушать академиков и прочую ведомственную рыбную шушеру, да и при условии разгона этого самого рыбного ведомства, до сих пор паразитирующем на том, чего и нету вовсе.

Можно считать этого ихтиолога первой ласточкой в своре мракобесов рыбного ведомства, РАН и Правительства РФ на пути к просветлению мозгов.

Влияние ГЭС на водные биоресурсы и среду их обитания

Во второй половине XX столетия многие реки были подвергнуты наиболее мощному из всех известных антропогенных воздействий – русловому зарегулированию. Это привело к созданию ряда крупных водохранилищ. Формирование и эксплуатация водохранилищ ГЭС привело к коренному изменению гидрологического, гидрохимического и гидробиологического режимов рек.

Режимы эксплуатации водохранилищ ГЭС в настоящее время определяются в первую очередь задачами гидроэнергетики и практически не учитывают интересы других водопользователей, в том числе и интересы рыбного хозяйства. Между тем существующая практика эксплуатации водохранилищ приводит к значительным негативным последствиям.

Зарегулирование стока рек и ряда её основных притоков оказало негативное воздействие на состояние запасов, прежде всего, наиболее ценных видов рыб.

Неблагоприятное влияние, обусловленное масштабными изменениями гидрологического и термического режимов, на фоне резкого снижения стока, а также значительное сокращение нерестовых и нагульно-вырастных площадей, в корне осложнило условия обитания и воспроизводства большинства представителей ценных пород рыб.

Гидрологический режим полностью определяется графиком работы ГЭС, сокращаются расходы воды в период весеннего половодья. Отсутствие половодий в период нереста весенне-нерестующих видов рыб многократно сокращает нерестовые площади для последних, поскольку не происходит залития наземной растительности на островах и в прибрежной зоне реки

Высокие весенние паводки, существующие до зарегулирования стока, способствовали промыву многочисленных проток, затонов, где также определённые виды рыб . В настоящее время эти водоёмы интенсивно мелеют, в значительной степени зарастают в летний период водной растительностью и становятся малодоступны для обитания, т.е. происходит сокращение нагульных площадей рыб.

В результате зарегулирования стока реки плотинами гидростанций ухудшились условия обитания . За счёт перераспределения стока почти вдвое увеличились зимние расходы воды. Глубинный забор, подаваемой на гидроагрегаты воды, привел к тому, что ее температура в реках на участках ниже плотины резко, в среднем на 10 0 С, понизилась в летний период и на 2-3 0 С зимой. Низкие температуры воды сдвигают сроки нереста, увеличивают период инкубации икры весенне-нерестующих рыб и ее гибель, связанную, в первую очередь, с ее выедаемостью другими рыбами. Повышенный температурный фон в зимний период нарушает естественные условия зимовки рыб.

На участках рек ниже плотин наблюдаются также колебания уровня воды, обусловленные суточным режимом регулирования мощности ГЭС. Такие колебания уровней воды могут достигать 1.5 м. Значительные по амплитуде суточные колебания оказывают крайне негативное влияние в период нереста рыб.Отложенная в период высокого уровня в прибрежной зоне реки на залитую наземную растительность икра при снижении уровня воды обсыхает и погибает. Массовая гибель икры значительно влияет на уровень воспроизводства рыб и, в конечном итоге, на рыбопродуктивность водоема.

Изменение гидрологического режима, после зарегулирование стока, в значительной степени изменило структуру рыбного фонда. Практически на значительных по протяженности участках полностью исчезли осетр и повсеместно встречающаяся ранее стерлядь. Сокращение площади нерестилищ в связи с отсутствием продолжительных весенних паводков, значительная зарастаемость высшей водной растительностью тиховодных участков реки привели к резкому снижению численности и распространения щуки, плотвы, пескаря, окуня, ерша. Вместе с тем возросла численность холодолюбивых видов – хариуса и, в некоторой степени, сига.

Одним из основных негативных факторов воздействия гидроузлов ГЭС на биологические ресурсы водохранилищ является массовый скат рыбы и других организмов, являющихся кормовыми объектами для рыб через гидросооружения плотин..

Основной ущерб, наносимый рыбному хозяйству в результате сброса воды через гидросооружения ГЭС, слагается из трех факторов:

1) от гибели рыб в результате ската из водохранилища через рабочие агрегаты и водосливную плотину,

2) от потери потомства для погибших рыб

3) от гибели кормовых организмов рыб в результате выноса из водохранилища с потоком воды через гидросооружения ГЭС.

Скат и гибель рыб, а также их кормовых ресурсов приводят к существенной потере рыбопродукции водохранилищ и снижению уровня воспроизводства популяции рыб.

При зимней сработке уровня воды в водохранилищах основной ущерб водным биологическим ресурсам связан с осушением и вымерзанием значительных площадей прибрежной зоны водоемов, что приводит к гибели донных организмов, являющихся основным кормом рыб-бентофагов. Гибель и подавление зообентоса приводит к снижению кормовой обеспеченности и потере дополнительной продукции рыб.

Значительная осенне-зимняя сработка уровня водохранилища и низкий его уровень в период нереста приводит к резкому сокращению площадей нерестилищ для весенне-нерестующих видов рыб. Отсутствие в прибрежной зоне водохранилища высшей водной и залитой наземной растительности негативно сказывается на выживаемости икры фитофильных по типу нерестового субстрата рыб, являющихся массовыми для водохранилища (плотва, лещ, карась, щука). Резкие перепады уровня воды (до 1 м/сут.) в период весенне-летнего наполнения водохранилища, совпадающего с периодом нереста, неблагоприятно сказываются на выживаемости икры. Потеря нерестилищ, низкая эффективность нереста приводят к падению уровня воспроизводства промысловых видов рыб и потере рыбопродукции.

Все гидроэлектростанции наносят колоссальный ущерб рыбному промыслу. Ранее события шли в постоянной эволюционной последовательности: весеннее половодье, ход рыбы на нерест, скатывание молоди в море. А в настоящее время гидроэлектростанции этот порядок нарушают. Половодье, называемое попуском воды, происходит среди зимы, к весне ледяной слой оседает на затопленные острова, придавливает зимующую рыбу в зимовальных ямах, нарушая биологические сроки созревания икры.

Основными факторами негативного воздействия на водные биоресурсы непосредственно водохранилищ при эксплуатации ГЭС являются:

1) изменение структуры рыбного фонда, исчезновение одних видов рыб и появление других

2) прямая гибель рыб и их кормовых ресурсов при скате через гидросооружения ГЭС,

3) потеря нерестовых площадей и гибель икры весенне-нерестующих видов рыб в весенне-летний период,

4) гибель кормовых ресурсов рыб в процессе зимней сработки уровня и осушения ложа водохранилищ.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Добавить комментарий