Ловись, рыбка! 6 самых крупных уловов в истории

Охота и рыбалка

Популярные статьи

Как и чем в старину ловили рыбу

Невозможно жить в окружении озер и рек и не заниматься при этом ловом рыбы. Для большинства крестьян раньше рыба была вторым основным продуктом после хлеба. В Карелии ее ловили круглый год, поэтому стоит сказать несколько слов о мужественных людях, готовых днями пропадать на льду озер и морей.

Подледный лов. Начало XХ века. С. Гридино, Кемский район. Национальный музей Республики Карелия

Годам к семи у нас с сестрой был большой опыт подледного лова. Сборы на озеро занимали важное место: в большой рыбацкий рюкзак заталкивались пупсы, альбом с фломастерами и карандашами, раскраски – т.

е., самое необходимое. Впрочем, на льду как-то о взятом добре и не вспоминалось. Другие, гораздо более интересные вещи вытесняли из наших голов взятые игрушки. Коловорот вгрызался в лед, выгребая хрусткую крошку, и в лунках темнела вода Имандры. Нам давали удочки, и мы сидели (минут пять, может быть) над лунками, ожидая немедленного клева. Терпение девчачье быстро кончалось, и мы уходили играть, расчерчивая бесконечный лед на «домики», метражу которых впору было позавидовать всем обитателям хрущевок. Потом дядя поил нас в палатке вкусным чаем из термоса и зажигал спиртовку. А пойманные усатые налимчики беспомощно разевали рты.

Невозможно жить в окружении озер и рек и не заниматься при этом ловом рыбы. Для большинства крестьян раньше рыба была вторым основным продуктом после хлеба. В Карелии ее ловили круглый год, поэтому вдогонку уходящей зиме стоит сказать несколько слов о мужественных людях, готовых днями пропадать на льду озер и морей.

Удочка для ловли морской корюшки. Дерево, конский волос, свинец. С. Нюхча, Пинежский уезд, Архангельская губерния. Конец XIX – начало ХХ вв

Любой мужик, от подростка до старика, мог зимой ловить рыбу удочкой, чтобы дома к столу была свежая рыба, а не только похлебка из сущика. В качестве лески использовали тонкую веревку или лесу, свитую из конского волоса.

Но те, кто стремился заработать, старались заниматься подледным ловом в качестве промысла, особенно на крупных озерах. Ловили окуня, щуку, ряпушку, хариуса, палью, лосося. На Белом море рыболовный промысел вообще был важнейшим в хозяйстве.

Если дети и старики сидели с удочками, то мужики ловили рыбу более добычливым способом – неводом. Для подледного сетного лова либо собирались двумя семьями, либо объединялись в артели по 8 человек, снабженных двумя санями с лошадьми.

В наше время, наверное, и не встретить настоящую сеть или невод – все больше китайское сетное полотно используется рыбаками, дешево и сердито. А захоти кто-нибудь смастерить невод по примеру деда, не выйдет: конопля нынче вне закона. Раньше для сетей использовали крепкие конопляные нити домашнего производства, знать не зная о возможном вреде этого растения.

Вязали сети сами, с конца октября: с Егория Зимнего по середину декабря, до Николы Зимнего. Сетевязы должны были строго соблюдать правила: не шуметь, не разговаривать громко и тем более не ругаться. Считалось, что весь этот шум потом услышит водяной, когда сеть окажется в воде. Остатки ниток, стружки, щепки сметали в красный угол, чтобы рыба шла так же «кучно». Когда сети заканчивали вязать, то инструменты (деревянную иглу клещицу, мерку для ячеи поличку и рыбацкое веретено) вешали в красный угол, совершенно язычески принося «жертву» для обеспечения удачи на рыбалке.

Невод. Дерево, нить конопляная, береста, камень. Кемский уезд, Архангельская губерния. Начало ХХ в.

Неводы могли быть разными, но общей для них была такая конструкция: в середине матня (кнея) в виде мешка, по сторонам два крыла и два каната, за которые снасть вытягивалась. Для натяжения сети к низу невода привязывались грузы (камни, оплетенные берестой), а к верху деревянные или берестяные поплавки.

Во льду, когда он еще не был толстым, в начале зимы, делалась большая прорубь с помощью пешни.

Пешня для пробивания лунок для подледного лова рыбы. Дерево, металл. С. Нюхча, Пинежский уезд, Архангельская губерния. Конец XIX – начало ХХ вв.

Раз от раза образовывавшийся лед разбивали, а ледяную крошку вычерпывали из воды.

Невод забрасывался в одну прорубь и протаскивался до другой, выходной, растягиваясь подо льдом не одну сотню метров. Протаскивали невод с помощью длинных десятиметровых жердей «норил», которые проталкивали деревянными рогатульками или крюками. По ходу невода пробивались небольшие проруби, в которых ловили жерди и проталкивали дальше. Вытаскивали невод из выходной проруби за веревки, используя волосяные рукавицы, с помощью двух воротов, которые устанавливались на санях. Чтобы сани не поволокло под тяжестью, их заякоривали топорами, воткнутыми в лед. Тянули за веревки, потом вручную за крылья невода, перекрещивая их. Очень пригождались рыбакам шипы – подковы, одевавшиеся на обувь, чтобы не скользить по льду.

Лопатка для очистки проруби ото льда – шуги. Дерево. С. Нюхча, Пинежский уезд, Архангельская губерния. Конец XIX – начало ХХ вв.

На некоторых озерах могли объединить два невода вместе, и тогда общая ширина этой гигантской ловушки достигала более 300 метров. Если лед был еще тонкий, то за день рыбацкая артель делала четыре таких прохода с неводом, в середине зимы невод запускали два-три раза.

При вытаскивании снасти торбали рыбу, то есть пугали особым шестом, шумно орудуя им в проруби и не давая пойманной рыбе выбраться из невода. У этого шеста на конце было углубление вроде чаши: попробуйте похлопать чашкой по воде, очень похоже.

Чтобы снасть не заледенела, ее на ночь закапывали в снег. А обозы, нагруженные замороженной рыбой, по льду отправлялись к скупщикам.

Какая же рыбалка без байки? Вот история со 130-летней бородой. Один рыбак поставил по весеннему льду штук сто крючков на налима: сто лунок, сто веревочек с крючками, на каждый из которых насажен ерш, до которого налимы большие охотники. Концы веревочек привязал к палочкам, укрепленным поперек лунок. Целую неделю рыбак смотрел свои ловушки и не нашел ни одного налима. Озадачился и пошел караулить вора. Смотрит – прилетела ВОРОНА. Села к лунке, тянет за палочку, вытащила веревку, прошлась по ней, снова вытащила и достала ерша. Съела и к другой проруби полетела. Рыбак стал бороться с вороной: привяжет палки побольше, так она за веревку вытаскивает. Укрепит палку под лед – она голову в воду сунет и оттуда веревку тянет. Если налим на приманку попался, и воровке было тяжело одной вытащить добычу, то она каркала и к ней на помощь прилетали другие вороны. Так и работали артелью. И только тогда справился рыбак с прожорливой умницей, когда догадался накрывать лунки доской, привязывая веревку к ней изнутри на гвоздь…

Когда рыбаки приступали к лову, они говорили «ловись рыбка, большая и средняя», так что всем рыбакам хорошего улова!
stfond.ru

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Ловись, рыбка! 6 самых крупных уловов в истории

Рыбаки — народ азартный и, часто, любящий приврать. Самая популярная рыбацкая байка — о размерах рыбы, которую удалось поймать. Но есть рыболовы, которым ничего не пришлось сочинять. Со своими рекордными уловами они вошли в историю. Судьба, везение, или результат упорных труда и терпения? Наверное, всего понемногу. Главное — результат.

Всем тунцам тунец

Осенью 1979 года канадец Кен Фрастер отправился на обычную рыбалку в бухту Олдс Ков. Мужчина даже не подозревал, что этот день станет переломным в его жизни, и он войдет в историю. Он даже не сразу понял, какая тяжесть внезапно потянула его удочку на дно. Были даже подозрения, что крючок зацепился за корягу. Каково же было изумление Кена, когда он увидел, что за зверь попался ему на удочку. На то, чтобы подсечь и затащить гигантского тунца в лодку, канадец потратил больше 40 минут. Ему пришлось изрядно измотать рыбу прежде, чем она сдалась. Вес выловленного танца составил 678 килограмм. Для того, чтобы зафиксировать рекорд, пришлось приглашать целую комиссию. Прежде никому не удавалось поймать тунца, чей вес превышал бы 450 килограмм.

По щучьему велению

Рекордного размера и веса щука была поймана немцем Лотаром Льюисом . Вес рыбы составил 25 килограмм. Хотя, взрослая рыбина зачастую достигает максимального веса в 16 килограмм. Стоит отметить, что про немецкое озеро Греффен, где и повезло этому рыбаку, давно ходят легенды. В том числе и о гигантских щуках, которые там обитают. Однако выловить такую удалось пока только Лотару.

Голубая мечта

Бразилец Паулу Арим просто рыбачил возле побережья Виктория, не подозревая, что совсем скоро ему придется вступить в непростой поединок, который длился почти полтора часа. А причиной стал атлантический голубой марлин гигантских размеров. Вес рыбины составлял 635 килограмм.

Охота на тигра

Тигровая рыба считается настоящей грозой африканских водоемов. Благодаря мощным челюстям и крепким зубам, эта рыба может сделать своей добычей даже крокодила, не говоря уже о человеке. Однако в 1988 году путешественник-рыболов Раймонд Хоутсман решил испытать удачу, и ему это удалось. Вес выловленной им опасной особи составил 44 килограмма.

Кто с мечом к нам придет…

Рыба-меч не только опасная для морских обитателей и небольших плавучих судов. Она также способна развить скорость до 130 километров в час. Поэтому поймать ее — дело очень сложное. Но 7 мая 1953 года чилийский рыболов Лу Марон не зря потратил два часа своей жизни. Его трофеем стала рыба, длиной в почти пять метров и весом в 536 килограмм.

Старичок на крючке

В 2009 году японец Манабу Курита проснулся знаменитым не только благодаря размерам и весу выловленного им окуня. Хотя, в среднем, вес этой рыбы составляет 2 -3 килограмма, а добыча Манабу Курита весила целых 10. Когда окуня обследовали специалисты, оказалось, что его возраст составляет 80 лет! Это при том, что в среднем, речной окунь живет 23-25 лет. Добытый японцем окунь был признан самой старой рыбой, которая оказалась в улове.

Рыболовство в истории Руси

Заглянув в историю Древней Руси, мы увидим, что в жизни славян рыболовство занимало важное место. Такое же, как земледелие и охота. Люди подсознательно стремились восполнить нехватку животного белка рыбой. Охота была занятием нелегким, зачастую опасным, требовавшим дальних переходов, иногда и постоянной кочевки. Рыбу же можно было ловить рядом с местом проживания. Рыболовство было ближе к оседлой жизни и служило подспорьем хлебопашеству и охоте.

Кочевники-скотоводы потребности в рыбе не испытывали, да и образ их жизни не способствовал развитию рыбного промысла. Вот почему в первом тысячелетии нашей эры на юге европейской части нашей страны, с ее разноплеменным кочевым населением, рыболовство развивалось слабо.

Однако, случались времена, когда степняки-кочевники вынуждены были заниматься ловлей рыбы. Например, по свидетельству Ипатьевской летописи, половецкий хан Сарчак, разгромленный Владимиром Мономахом, отступив в Придонские степи, «рыбою оживши». В результате поражения хан лишился большей части скота и вынужден был потреблять в пищу рыбу.

Греческие колонии, проживавшие на побережье Черного и Азовского морей, считали рыболовство одним из важнейших промыслов. В развалинах Херсонеса, Оливии, Фанагории до сих пор сохранились остатки каменных ванн для засолки рыбы. Чеканные изображения головы осетра по количеству конкурируют с профилями римских императоров и скифских царей на монетах из курганов Северного Причерноморья.

По свидетельству арабских путешественников, в VIII—IX веках в низовьях Дона возникли поселения славян, занимавшихся как земледелием, так и рыболовством. Славяне из Центральной Европы расселялись не только в южном направлении; на востоке они дошли до междуречья Волги и Оки, на севере и северо-западе — до земель, где обитали финно-угорские племена, для которых охота и рыбная ловля были основным занятием.

Из летописей и других литературных источников того времени известно, что у древних славян, расселявшихся на восток по Русской равнине, рыба была таким же ходовым объектом торговли, как меха и мед. Самые древние списки летописей упоминают в этой связи лосося, линя, щуку, осетра, угря, окуня, а из орудий лова — сети, невода, уду, мережи. Славяне заслуженно пользовались славой искусных и отважных рыбаков.

На Руси рыба издревле была одним из любимых и ценимых продуктов питания. На столе наших предков всех сословий рыбным блюдам принадлежало почетное место. В начале X века легендарный князь Олег покорил Царьград и в переговорах с греческими царями выдвинул, по свидетельству «Повести временных лет», среди прочих такое условие: «Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут довольствие на 6 месяцев: хлеба, вина, мяса, рыбы, плодов». И в контрибуции не обошлось без рыбы.

Принятие на Руси христианства и введение в жизненный уклад постов, возникновение многочисленных монастырей способствовали увеличению потребности в рыбе и дали заметный толчок развитию рыбного промысла. Со временем в нем появились элементы профессиональной направленности. Рыболовецкие артели — ватаги — отправлялись на промысел не только к устьям рек и отдаленным озерам, богатым рыбой, — некоторые доходили даже до побережья Ледовитого океана.

Предполагается, что первыми крупными рыболовными угодьями на Руси были озера Чудское, Ладожское, Ильмень и среднее течение Днепра. Позднее центр рыбного промысла переместился в Новгород и Псков. В X веке между новгородцами и варягами был заключен договор о разграничении северных рыбных и звериных промыслов

Право владения водоемами и рыбными ловлями (наиболее удобными для промысла участками рек и озер) распространялось и на прилегающую прибрежную территорию. Однако и водоемы, и рыбные угодья могли быть переданы (без земли) другим лицам во временное или бессрочное пользование посредством продажи, завещания или дарственной записи. Как свидетельствуют исторические документы, рыбными ловлями владели высокопоставленные светские и духовные лица, монастыри, а иногда и люди низших сословий. Были, однако, и такие участки, которые ни в чьем владении не состояли и где дозволялось промышлять любому желающему.

Выборным князьям новгородцы давали особые договорные грамоты на право пользования рыбными выловами. В своих же исконных вотчинах князья закрепляли за собой самые богатые рыбой водоемы. Рыбу для князя ловили специальные ловцы, обязанные поставлять к княжескому столу определенное количество той или иной рыбы. По сравнению с другой челядью ловцы и охотники, пользовались привилегиями.

Купцы, бояре, зажиточные крестьяне, владевшие промыслами, часто прибегали к услугам наемных ловцов. Иногда рыбными ловлями владели сообща, и каждый из компаньонов имел право распоряжаться своей долей улова по своему разумению.

Монастырям рыбные ловли доставались в дар от князей или бояр. Впрочем, нередко святые отцы оформляли на угодья купчую и платили за них сполна. Монахи и сами занимались промыслом и привлекали к этому монастырских крестьян. В монастырских уставных грамотах среди прочих повинностей, налагаемых на крестьян, упоминается и обязанность «ез бить и рыболовные снасти исправлять». Езом называли частокол или плетень, устанавливаемый поперек реки для того, чтобы преградить рыбе путь, сконцентрировать ее в одном месте и выловить. Чаще всего езом перекрывали реку от берега до берега; заграждение во всю ширину именовалось заезком.

Постановка еза требовала усилий сотен людей. Ставили его весной, а зимой убирали. Крестьян, занятых на «езовой службе», даже освобождали порой от других повинностей.

О том, насколько внушительным сооружением был ез, можно судить по такой записи: «А в том езу двадцать восемь козлов, а входило в тот ез лесу большого на козлы восемьдесят дерев семи сажен, да на грузила и на суповатики среднего лесу девяносто дерев семи сажен, да на переклады к навалу сто двадцать дерев двенадцати сажен, а в клетки выходило семьдесят бревен дву сажен, а мелкого лесу на задовы тысяча четыреста пятьдесят жердей».

О добычливости езовой ловли не сохранилось конкретных свидетельств. Известно только, что езовый оброк великому князю составлял, помимо прочей рыбы, несколько десятков осетров и несколько пудов черной икры. На малых речках и ручьях население ловило рыбу для собственных нужд всевозможными ловушками, сплетенными из прутьев, — вершами, мордами, вандами. На озерах и больших реках пользовались неводами. По мнению историков, в Европе невод был впервые применен славянами, а затем уже от них заимствован другими народами. Точное время появления невода установить по историческим документам невозможно, но можно смело предполагать, что он существует уже несколько веков, а именно, с тех пор, как производится лов снетка в пресных водах.

О снетке хотелось бы упомянуть отдельно. Эта маленькая (до 10 сантиметров), внешне непримечательная рыбка представляет собой озерную форму широко распространенной в северном бассейне корюшки, которая, в свою очередь, родственна лососям и сигам. Испокон веку население северо-западной части страны испытывало пристрастие к снетку. В благоприятные годы снетка ловили тысячами пудов. Чистки, потрошения он не требует. Его сушили и запасали впрок — он хорош и в супе, и в пирогах.

До изобретения невода крупную рыбу в озерах ловили преимущественно объячеивающими сетями. Сети, по всей видимости, применяли как ставные (то есть устанавливаемые на одном месте), так и плавные (протягиваемые в толще воды). И в том, и в другом случае принцип лова был один: рыба определенных размеров запутывалась в ячеях сети — объячеивалась.

Когда же наши древние соотечественники обратили внимание на снетка, оказалось, что сети для его промысла не годятся: нельзя было допустить, чтобы крохотная, нежная рыбка запутывалась в ячеях — попробуй ее потом оттуда вынуть! Тогда-то, вероятно, и появились отцеживающие орудия лова — невода, у которых ячеи настолько малы, что даже снеток в них не запутывался. Принцип работы у невода тот же, что у решета: он отцеживает все, что крупнее ячеи.

Невода могли быть и небольшими, типа волокуши, бредня, и громадными — до нескольких сот метров, с мелкой ячеей и с крупной. В период становления Киевской Руси и Псковско-Новгородского княжества неводной лов был широко распространен как наиболее эффективный способ рыбного промысла.

В силу высокой добычливости и сравнительно небольшой трудоемкости неводной лов нашел признание и в соседствующих с Русью землях, однако там применение его было ограничено. Как пишет русский ихтиолог В. И. Вешняков, «славянский невод. разрешался во владениях Тевтонского ордена лишь по особым привилегиям».

Топ 10 самых выдающихся в мире уловов рыбаков

Любой рыбак мечтает о богатом улове. Однако некоторым счастливчикам удача улыбается настолько, что дарит шанс поймать выдающийся улов, приносящий им всемирную знаменитость. Достижения этих рекордсменов входят в историю Международной Ассоциации спортивного рыболовства и пополняют книгу Гиннеса. Кто же эти везунчики, сумевшие установить мировой рекорд в рыболовстве? Итак самые большие рыбы, пойманные рыбаками.

1. Самый громадный атлантический тунец

Звездный час для канадского рыбака Кена Фрастера пробил в 1979 году, когда он осенью рыбачил в водных просторах Олдс Ков. Судьба преподнесла ему подарок в виде гигантского атлантического тунца (лат. Thunnus thynnus). Великан затянул аж 678 кг. Поимка такой махины отняла у рыбака почти час (45 мин.). Рекорд, установленный рыбаком, навсегда его прославил. С тех пор так никому и не получилось его превзойти, поскольку поймать тунца более 450 кг так и не удавалось.

2. Самый крупный атлантический голубой марлин

Свой шанс прославиться рыбак-любитель Пауло Арим получил в 1992 году. Во время очередной рыболовной вылазки в водах побережья Виктории в Бразилии ему попался огромный (635 кг.) голубой марлин (лат. Makaira nigricans). После тяжелого 80-ти минутного поединка рыбаку все же удалось одолеть гиганта. Улов вошел в историю, побив предшествующий рекорд на 54 кг.

3. Чудо-юдо рыба-меч

Этой меченосой красавице (лат. Xiphias gladius) не повезло — она встретила на своем пути рыбака Лу Марона. В тот злосчастный для нее день (7 мая 1953 года) рыбак вышел в воды Чили рядом с Икике за очередным уловом. Заметив рыбину, Лу был настроен очень решительно. Потратив на ее улов целых 2 часа, он все-таки вытащил 536 кг. громадину, длина которой составила целых 4.55 м! Вот это трофей!

4. Диковинный сом реки Меконг

293-х килограммовое счастье досталось рыбаку из Таиланда. Им стал гигантский пресноводный сом (лат. Pangasianodon gigas), достигавший в длину 2.74 м. Такой ошеломительный успех постиг рыбака весной 2005 года. Ученые признали диковинный экземпляр самой огромной пресноводной рыбой в мире. А благодаря аналогичным размерам его стали величать — сом «Медведь Гризли».

5. Сказочных размеров щука

Как оказалось, удивительные щуки попадаются не только Иванушкам-дурачкам в сказках, но и обычным рыбакам в реальной жизни. Пусть, в отличие от сказочных, реальные щуки молвить человеческим языком и не умеют, зато в способности исполнять желания им не откажешь, ведь сам их улов делает рыбака навсегда знаменитым.
Так в один из дней (16 октября 1986 г.) подобная щука осчастливила своим появлением рыбака Лотара Льюиса. Красавица была просто ошеломляющих для щуки размеров — 152 см в длину и 25 кг. весом. Целых 40 минут щука не давалась рыбаку, пытаясь вырваться в свою стихию. И все же Льюис умудрился вытащить рыбину на берег. Действие разворачивалось на озере Грефферн, находящемся в западной части Германии. Возможно, в этом озере до сих пор живут потомки этой гигантской щуки, не уступающие ей размерами. Почему бы ни попытать счастье? Вдруг удача следующий раз улыбнется именно вам?

6. Большущий окунь-долгожитель

Японцу Манабу Курита посчастливилось выловить уникального во всех отношениях форелевого окуня (лат. Micropterus salmonides). Он оказался самым большим из тех, что попадались до этого. Затянул данный экземпляр на 10 кг. К тому же, выяснилось, что он еще и долгожитель. Кто бы мог подумать, что его возраст насчитывает 77 лет! А случилось это знаменательное событие в 2009 году.

7. Невероятный миссисипский панцирник

Настоящая гроза водоемов Центральной и Северной Америки — миссисипский панцирник. Смертоносным челюстям этого хищника под силу перекусить даже аллигатора. Благодаря внешним сходствам пресноводного злодея еще называют рыбой-аллигатором или аллигаторовой щукой. Джону Полу Моррису удалось подстрелить зубастого монстра весом 104 кг. Вот такой вот нестандартный способ рыбалки позволил стать обладателем колоссального трофея.

8. Огромная тигровая рыба

Свирепая пресноводная хищница (лат. Hydrocynus goliath), славящаяся страшными крокодильими зубами (32 шт.) и считающаяся гораздо опасней пираньи. Рыба-монстр охотится даже на крокодилов. Ореол ее обитания — водоемы Африки. Отважному Раймонду Хоутмансу в 1988 году удалось выловить речного монстра рекордных размеров — длиной 1,5 м и весом 44 кг.

9. Гигантский желтопёрый каранкс

Удача приплыла к японскому рыбаку Кейки Хамасаки в 2006 г. в виде желтоперого каранкса (лат. Caranx ignoblis) невероятных размеров. Выловить такое 72 кг. диво рыбаку удалось в расположенном возле его дома водоеме.

10. Крупнейший голубой сом

Во время очередной рыбалки в 2012 году Грегу Берналу неслыханно повезло. Рыбак выудил гигантского представителя голубых сомов (лат. Ictalurus furcatus). Особь была размером 1.45 м, а весом почти 59 кг. Водился гигант в реке Миссури.

самые большие уловы

Спиннинговая ловля

Дорогие друзья предлогаю в это теме делиться рассказами о самых больших уловах.

Мои уловы пока скромные максимум что я ловил это щука на 3.5 кг.

А вот мой дядя может похвастаться доволь большими уловами.Так на одно из рыбалок на реке Обь была поймана щука на 36 кг, говорю на полном серьёзе без приколов пониаю поверить в такое очень трудно! Но в потверждение этого вот фотки.если кого заитересует расскажу подробней.

Комментарии

лично мне не вериться,а такие же фотки я видел в нете с подьписью ,что эту щуку поймали немецкие спиннингисты (хочеш дам сайт где эти фотки)

Да, очень много раз доводилось видеть эту фотографию.
Это действительно немцы, и поймана крокодилица где-то близ Роюгена.
ЗЫ: это не спиннингисты, а троллингисты.

да я согласен эту поймали ,
троллингисты

Ребята,какая разница кто поймал,троллингисты,кастингисты или вообще нахлыстовики :-))) .
Дешёвый трюк !
Какая часть,самая близкая к объективу,хвостовой плавник !
Значит он должен быть как минимум в три раза больше,а он,как у маааксимум 6 кг.щуки :-)))) ,ну и форма самого плавника,Вы ребята что,щучий хвостовой плавник не видели.Далее,обратите внимание на руку,поддерживающую хвостовую часть и прикиньте соотношение ширины и длины ладони :-)))) ,с толщиной корпуса в этом месте и всё станет на свои места. :-))))

Это не наша щука. Это – американский маскинонг. Я, так думаю!

Эта фотка уже поднадоела. Надо по-новей чего-нибудь придумать. В духе: эту гигантскую щуку-людоеда я поймал на Марсе…

Действительно,надоело уж это фуфло, фотка действительно из какого то немецкого журнала!

Ну,я бы не сказал,что это Маски,у Маски,несколько другой окрас. Дело то не в этом,просто я тоже трофейкой занимаюсь,но действительно крупной,так и не удалось вытянуть,максимум 15 кг.,хотя каждый год тащу. А вот другу подвезло, 28кг взял и я видел её натурально.
А тут смешно,плавники,все разного размера,нет симметрии относительно фокуса,
да не стоит о пустом,лучше о реальном :-)) .

Сейчас скину фотку,под названием ЛОСОСЬ ,всё реально,никакого шопа,сами всё увидите,не ради хвастовства а ради сравнения пропорций,завтра сотру.

Народ я знаю что эти фотки обошли весь интернет! но вопервых эта рыба была поймана под городом Новосибирск на реке Обь, во-вторых вы противоречите сами себе говоря что фотка эта из немецкого журнала, и тутже пишете что это фото-монтаж но я не думаю что в таком случаи эти фотки попали бы в журнал.К томуже у меня нет оснований не верить моему дяди которому исполнилось 60 лет. поимали её два мужика. мой дядя и его друг(он на фото), Дело было так
Они поехали на рыбалку ловили стондартную Щуку, и вот когда у них повисла Щука на 5 Кг они стали её вываживать и у самого катера на эту 5 киллограмовую щуку кинулась эта щука на 36 кг. Так бы они её не вытащили хорошо под рукой был багор им то они её и выташили.короче народ получаеться как всегда когда человек говорит правду ему не верят а когда извените за выражение пиз..т ему все верят! Короче дело хозяйское хотите верте хотите нет.Да к стати там кто то предлагал сайт где фотки эти эти уже есть дайте пожалуйста любопытно посмотреть.

У меня с напарником была похожая ситуация на Оке. Попался крупный окунь на воблер (троллингом). Как водится окунь сразу на поверхность выходит и тащится по поверхности потом. Так вот не до тащили метров 15 до лодки. Из воды вылетела здоровенная экеземплярша (думаю кг на 15) и хвать его прямо взаглот. Снасти не были приспособлены и до лодки она не дотянулась. Потеряли и окуня и воблер! Причём сначала щука выплюнула окуня, поняв, что что-то не так, а потом (видимо плетёнку она подкусила) и окунь оторвался вместе с воблером. Воблер был маленький, он его с собой и уволок в глубину!

Был у меня знакомый, они компанией каждый год ездят на Байкал на рыбалку. Место у Чевыркуйского заповедника (там база). Говорил, что 4-5 кг там мелкой щукой считается. Стандарт 7-10 кг. Я думаю, что и у нас на реках крупняк ещё водится, но поймать его трудно по нескольким причинам. Крупная щука малоактивна и её выходы (жор) малочисленны. Охотится на крупную добычу, а у спинингистов и троллингистов приманки своими размерами не блещут обычно. Ни кто ведь не насаживал на джигголовку резинку сантиметров 20-25 длинной (большую). И последнее! Можно целый день таскать за лодкой огромный морской воблер и не быть в нужное время в нужном месте. Выход крупняка, которого не так много, был в другом месте. Все рыболовы имеют обыкновение ставить небольшие приманки и испытывать удовольствие от количества поклёвок, даже если это не крупная рыба, а за одно и разновидность (судак, жерех, окунь). Потом шанс выцепить крупняк всё равно остаётся. Я сам ловил на 4,5 кг. на воблер 3,5 см (в период бесклёвья). Видимо прямо под нос попал и она чисто огрызнулась. Поэтому я считаю, что крупная щука, как неуловимый Джо – не ловится, потому что ни кто её не ловит особо! Касаемо этого экземпляра, она как раз клюнула на большую приманку! Таких размеров воблеров то нет в природе.

Ловись, рыбка! 6 самых крупных уловов в истории

Изучая историю Древней Руси, нетрудно заметить, что в жизни славян рыболовство занимало не менее важное место, чем земледелие и охота. И это понятно: люди подсознательно стремились рыбой восполнить нехватку в питании животного белка. Могут спросить: зачем нужна была рыба, разве недостаточно было мяса диких животных, добытых на охоте? Дело в том, что в те далекие времена охота была занятием нелегким, зачастую опасным, требовавшим дальних переходов, иногда и постоянной кочевки. А рыбу можно было ловить вблизи от дома. Рыболовство было ближе к оседлой жизни и служило подспорьем хлебопашеству и охоте.

Кочевники-скотоводы особой потребности в рыбе как в источнике белка не испытывали, да и образ их жизни не способствовал развитию рыбного промысла. Вот почему в первом тысячелетии нашей эры на юге европейской части нашей страны, с ее разноплеменным кочевым населением, рыболовство развивалось слабо. Правда, случались времена, когда степняки-кочевники вынуждены были заниматься ловлей рыбы. Например, по свидетельству Ипатьевской летописи, половецкий хан Сарчак, разгромленный Владимиром Мономахом, отступив в Придонские степи, «рыбою оживши». Скорее всего, в результате поражения хан лишился большей части скота и поэтому принужден был перейти на рыбную диету.

Небезынтересно вспомнить о греческих колониях на побережье Черного и Азовского морей. Здесь рыболовство было одним из важнейших промыслов. В развалинах Херсонеса, Оливии, Фанагории до сих пор сохранились остатки каменных ванн для засолки рыбы. Чеканные изображения головы осетра по количеству конкурируют с профилями римских императоров и скифских царей на монетах из курганов Северного Причерноморья. Это говорит о хозяйственной ценности осетровых даже в античные времена.

По свидетельству арабских путешественников, в VIII—IX веках в низовьях Дона возникли поселения славян, занимавшихся как земледелием, так и рыболовством. Славяне из Центральной Европы расселялись не только в южном направлении; на востоке они дошли до междуречья Волги и Оки, на севере и северо-западе — до земель, где обитали финно-угорские племена, для которых охота и рыбная ловля были основным занятием.

Из летописей и иностранных литературных источников того времени известно, что у древних славян, расселявшихся на восток по Русской равнине, рыба была таким же ходовым объектом торговли, как меха и мед. Самые древние списки летописей упоминают в этой связи лосося, линя, щуку, осетра, угря, окуня, а из орудий лова — сети, невода, уду, мережи. Видный русский ученый-ихтиолог К. М. Бэр отмечал, что славяне заслуженно пользовались славой искусных и отважных рыбаков.

На Руси рыба издревле была одним из любимых и ценимых продуктов питания. На столе наших предков всех сословий рыбным блюдам принадлежало почетное место. В начале X века легендарный князь Олег покорил Царьград и в переговорах с греческими царями выдвинул, по свидетельству «Повести временных лет», среди прочих такое условие: «Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут довольствие на 6 месяцев: хлеба, вина, мяса, рыбы, плодов». Как видим, и в контрибуции не обошлось без рыбы.

Принятие на Руси христианства и введение в жизненный уклад постов, возникновение многочисленных монастырей способствовали увеличению потребности в рыбе и дали заметный толчок развитию рыбного промысла. Со временем в нем появились элементы профессиональной направленности. Рыболовецкие артели — ватаги — отправлялись на промысел не только к устьям рек и отдаленным озерам, богатым рыбой, — некоторые доходили даже до побережья Ледовитого океана.

По-видимому, первыми крупными рыболовными угодьями на Руси были озера Чудское, Ладожское, Ильмень, среднее течение Днепра. Позднее центр рыбного промысла переместился в Новгород и Псков. В X веке между новгородцами и варягами был заключен договор о разграничении северных рыбных и звериных промыслов.

В ту пору право владения водоемами и рыбными ловлями (то есть наиболее удобными для промысла участками рек и озер) обычно распространялось и на прилегающую прибрежную территорию. Однако и водоемы, и рыбные угодья могли быть переданы (без земли) другим лицам во временное или бессрочное пользование посредством продажи, завещания или дарственной записи. Как свидетельствуют исторические документы, рыбными ловлями владели высокопоставленные светские и духовные лица, монастыри, а иногда и люди низших сословий. Были, однако, и такие участки, которые ни в чьем владении не состояли и где дозволялось промышлять любому желающему.

Выборным князьям новгородцы давали особые договорные грамоты на право пользования рыбными ловлями. Вообще же, в своих исконных вотчинах князья закрепляли за собой самые богатые рыбой водоемы. Рыбу для князя ловили специальные ловцы, обязанные поставлять к княжескому столу определенное количество той или иной рыбы. По сравнению с остальной челядью ловцы, как и охотники, пользовались некоторыми привилегиями.

Купцы, бояре, зажиточные крестьяне, владевшие промыслами, часто прибегали к услугам наемных ловцов. Иногда рыбными ловлями владели сообща, и каждый из компаньонов имел право распоряжаться своей долей улова по собственному усмотрению.

Монастырям рыбные ловли доставались обыкновенно в дар от князей или бояр. Впрочем, нередко святые отцы оформляли на угодья купчую и платили за них сполна. Монахи и сами занимались промыслом и привлекали к этому монастырских крестьян. В монастырских уставных грамотах среди прочих повинностей, налагаемых на крестьян, упоминается и обязанность «ез бить и рыболовные снасти исправлять». Езом называли частокол или плетень, устанавливаемый поперек реки для того, чтобы преградить рыбе путь, сконцентрировать ее в одном месте и выловить. Чаще всего езом перекрывали реку от берега до берега; заграждение во всю ширину именовалось заезком.

Стόит несколько подробнее остановиться на тех способах ловли, которые были распространены на Руси в средние века.

Удочка тогда не была в почете. И это понятно: рыболовство, как и в более ранние времена, оставалось промыслом, обеспечивающим средства к существованию. Никаких законов, охраняющих рыбные богатства, не было, и ловля велась, на наш нынешний взгляд, хищническими, варварскими способами. Ловца заботило лишь одно: взять рыбы как можно больше — от этого зависело благополучие его и семьи. Удочка могла сгодиться только для отдыха и развлечения, но многочисленному неимущему люду было не до того, а русская знать, которая в состоянии была позволить себе такую «блажь», почему-то всегда предпочитала охоту рыбной ловле, считая последнюю занятием недостойным, плебейским. В то же время в Западной Европе, особенно в Англии, ужение было весьма популярно среди феодальной аристократии.

Вернемся, однако, к промысловым способам ловли. Как уже отмечалось, широкое распространение получили езы (заколы, учуги), где рыбу, собравшуюся у изгороди, цепляли баграми, били острогами, вылавливали неводами. Постановка еза требовала усилий сотен людей. Ставили его весной, а зимой убирали. Крестьян, занятых на «езовой службе», даже освобождали порой от других повинностей.

О том, насколько внушительным сооружением был ез, можно судить по такой записи: «А в том езу двадцать восемь козлов, а входило в тот ез лесу большого на козлы восемьдесят дерев семи сажен, да на грузила и на суповатики среднего лесу девяносто дерев семи сажен, да на переклады к навалу сто двадцать дерев двенадцати сажен, а в клетки выходило семьдесят бревен дву сажен, а мелкого лесу на задовы тысяча четыреста пятьдесят жердей».

О добычливости езовой ловли не сохранилось свидетельств. Известно только, что езовый оброк великому князю составлял, помимо прочей рыбы, несколько десятков осетров и несколько пудов черной икры. А ведь, кроме великокняжеского, были и другие оброки, да и ловцы тоже имели свою долю рыбы.

На малых речках и ручьях население ловило рыбу для собственных нужд всевозможными ловушками, сплетенными из прутьев, — вершами, мордами, вандами. На озерах и больших реках пользовались неводами. По мнению К. М. Бэра, в Европе невод был впервые применен славянами, а затем уже от них заимствован другими народами. Точное время появления невода установить по историческим документам невозможно, «но нельзя сомневаться в том, — пишет Бэр, — что он существует уже несколько веков, именно с тех пор, как производится лов снетка в пресных водах».

О снетке уместно сказать несколько слов. Эта маленькая (до 10 сантиметров), внешне непримечательная рыбка представляет собой озерную форму широко распространенной в северном бассейне корюшки, которая, в свою очередь, родственна лососям и сигам. Испокон веку население северо-западной части страны испытывало пристрастие к снетку. В благоприятные годы снетка ловили тысячами пудов. Чистки, потрошения он не требует. Его сушили и запасали впрок — он хорош и в супе, и в пирогах.

И сегодня знающий в этом толк человек не упустит возможности при случае прикупить снетка, свежего ли, сушеного ли.

Так вот, как полагает К. М. Бэр, до изобретения невода крупную рыбу в озерах ловили преимущественно объячеивающими сетями. Сети, по всей видимости, применяли как ставные (то есть устанавливаемые на одном месте), так и плавные (протягиваемые в толще воды). И в том, и в другом случае принцип лова был один: рыба определенных размеров запутывалась в ячеях сети — объячеивалась. Когда же наши древние соотечественники обратили внимание на снетка, оказалось, что сети для его промысла не годятся: нельзя было допустить, чтобы крохотная, нежная рыбка запутывалась в ячеях — попробуй ее потом оттуда выпутать! Тогда-то, вероятно, и появились отцеживающие орудия лова — невода, у которых ячеи настолько малы, что даже снеток в них не запутывался. Принцип работы у невода тот же, что у решета: он отцеживает все, что крупнее ячеи.

Невода могли быть и небольшими, типа волокуши, бредня, и громадными — до нескольких сот метров, с мелкой ячеей и с крупной. В период становления Киевской Руси и Псковско-Новгородского княжества неводной лов был широко распространен как наиболее эффективный способ рыбного промысла.

В силу высокой добычливости и сравнительно небольшой трудоемкости неводной лов нашел признание и в соседствующих с Русью землях, однако там применение его было ограничено. Как пишет русский ихтиолог В. И. Вешняков, «славянский невод. разрешался во владениях Тевтонского ордена лишь по особым привилегиям».

ПУБЛИКАЦИЯ: Мосияш С. Рыболовство в Древней Руси // Рыболов. Двухмесячное приложение к журналу «Рыбоводство». Январь-февраль, № 1 М., 1986. С. 55‑58.

Читайте также:  Хищные — мирные рыбы каннибалы
Добавить комментарий