Кета в Амуре под запретом

Промышленный лов лосося на Амуре запрещён почти полностью

Лососевая путина на Дальнем Востоке пройдет с 1 июня по 30 ноября: рекомендованный наукой вылов составляет 461 тысячу тонн тихоокеанских лососей (хотя нечетные годы издавна считаются «неурожайными» на красную рыбу). На заседании Дальневосточного научно-промыслового совета, который недавно состоялся на Камчатке, принята стратегия промысла лососей в 2019 году. Промышленный вылов летней кеты в Амуре – в Амурском, Комсомольском, Нанайском, Хабаровском районах и в Амурском лимане запрещен.

В заседании совета приняли участие руководители территориальных управлений Росрыболовства, ФГБУ «Главрыбвод», представители ассоциаций дальневосточных рыбохозяйственных предприятий, рыбопромышленников, научных институтов, органов исполнительной власти регионов.
Заместитель министра сельского хозяйства Илья Шестаков, участвующий в работе совещания, обозначил главные вопросы встречи и подчеркнул роль стратегии в организации промысла лососей по краям и областям.
Он заметил, что стратегии были рассмотрены на заседании Совета директоров научно-исследовательских институтов Росрыболовства и с каждым регионом уже обсуждены, причем предложения субъектов учтены при выработке общей стратегии.
– Стратегии ориентируют рыбаков на то, как будет организован промысел. Мы постарались найти компромисс между промышленным, традиционным и любительским рыболовством, учитывая, что главное – сохранение запасов и создание нормальных условий для естественного воспроизводства лососей, – отметил Шестаков.
Помимо этого, стратегии содержат рекомендации региональным комиссиям установить пользователям ежедневную отчетность о добыче тихоокеанских лососей раздельно по их видам по каждому выданному разрешению на добычу водных биоресурсов (начиная с даты выдачи и в течение всего срока действия).
На совещании был представлен проект стратегии регулирования промысла лососей на Дальнем Востоке, который включает в себя региональные правила, где прописаны не только сроки промысла в каждом «рыбном» крае или области, но и проходные дни. А вот здесь, помимо Камчатки и Сахалина, проработаны ограничения для Амура и лимана.
Решение было таким: промышленный лов летней кеты и горбуши в этих участках реки запрещается, а для традиционного рыболовства коренных малочисленных народов Севера и физических лиц такая рыбалка будет разрешена, как и для спортивно-любительского рыболовства.
Причем на рыбопромысловых участках (РПУ), где рыбачат представители коренных народов, будет проводиться мониторинг – наука станет отслеживать пути движения рыбы к местам нереста.
Прошлой осенью на заседании рыбопромыслового совета в стратегии ВНИИРО (Москва) предложил такие ограничения: оставить для освоения рыбопромышленниками лишь два района – Николаевский и Ульчский.
К тому же не было принято окончательного решения по процентному соотношению доли вылова (Николаевскому предложено было оставить чуть более 60 процентов, остальное Ульчскому). И делалось это предложение с целью сохранить запасы осенней кеты, конечно.
Получается, остальные районы, которые многие годы занимаются рыбалкой, должны будут уйти с промысла? Выпасть из дела? Хабаровский край на это не пошел: «Нам нужны все районы лова, рыбодобывающие предприятия (а во многих районах они градообразующие со всеми вытекающими отсюда последствиями) должны развиваться, иначе мы можем «скатиться» в лиман, а далее – безработица в амурских селах и прочее…»
– Позиция края такова: понятно, что основной вылов рыбы производится в низовьях, в Николаевском районе, где в путину ставят множество заездков и ставных неводов, и лишь остатки рыбы идут по всему Амуру.
Этого недостаточно – следует 25 процентов оставить в низовьях, а остальные объемы пустить по другим районам края, – считает начальник управления рыбного хозяйства министерства сельского хозяйства края Роман Фофанов.
Правда, еще не до конца выработана позиция по количеству стационарных орудий лова в лимане. В 2018 году их было 52 (!) – ждали больших подходов горбуши. (А она не пришла, и часть заездков пришлось демонтировать.)
Поэтому есть предложение: оставить за градообразующими предприятиями в лимане заездки в Иннокентьевке, Чныррахе, Оремифе, Пуире, Нижнем Пронге.
То есть стационарных орудий лова предложено оставить не более 5-7 единиц. Кстати, на совете шла речь и о том, что конструктивные особенности заездков следует поменять – они должны пропускать рыбу в проходные дни, иначе та не пройдет вверх.

Это предложение подержал на совете заместитель руководителя Росрыболовства Петр Савчук: следует оборудовать «коридоры», проходы к местам нереста, иначе проходные дни так и останутся малоэффективными.
– Шла речь на заседании научно-промыслового совета еще об одном: собравшими была поддержана инициатива необходимости выделения средств на научные исследования по состоянию нерестилищ.
С 2009 года контрольно-научные станции на основных нерестовых реках не работают, счет ската молоди не ведется, как и счет производителей на нерестилищах… Надеемся, наука начнет изучать нерестилища, – говорит Фофанов.
К слову, еще не так давно даже в глубинке досконально старались заниматься изучением ската молоди: своими глазами видела, как делается это в речках на Охотском побережье. Сегодня – увы. Но зато говорим о сохранении запасов.
В общем, с летней путиной понятно. С осенней пока не все ясно: будет ли осуществляться промышленное рыболовство лишь в двух районах, как намечено в стратегии?
Позиция Росрыболовства однозначна: ситуация с запасами лососевых выходит из-под контроля (уж если приходится запрещать лов!), и ее срочно надо менять. Осенняя путина начинается у нас с конца августа, до конца июля решение будет принято.
Еще один любопытный вопрос рассмотрен был на совете: о рыбопромысловых участках, ведь у многих из них в нашем крае заканчивается срок действия. В ближайшее время – в течение месяца – выйдет нормативная база для переоформления РПУ на рыболовные, сообщил Илья Шестаков.
Напомним, что рыболовные участки предусмотрены для ведения промышленного рыболовства во внутренних водах (кроме внутренних морских России). Также закон предусматривает выделение участков для традиционного рыболовства КМНС и организации спортивно-любительского лова.
Закон о спортивно-любительском рыболовстве предусматривает осуществление его в определенные дни недели, в дневное время с 7 до 22 часов и с определенной суточной нормой вылова. Для спортивно-любительского рыболовства всегда выделялись требуемые объемы, здесь проблем нет.
Увеличить количество РПУ нельзя – рыбоохрана Амурского территориального управления не сможет проконтролировать.
– Окончательное решение по стратегии и принципам осенней путины еще не принято, но все предложения занесены в протокол заседания научно-промыслового совета, – уточняет начальник управления рыбного хозяйства минсельхоза.
Ну, а что касается запрета на летнюю путину в Амуре, еще раз повторю: направлен запрет на восстановление кеты – ведь в последние годы из-за малых объемов добычи летняя путина перестает быть рентабельной.
Больше на расходы на подготовку, оборудование, зарплату рыбакам потратишь, чем получишь прибыль… Так что посмотрим, как запрет скажется на увеличении количества летних лососей.

10.04.2020 18:09
В Хабаровском крае выявлено 4 новых случаев заболевания COVID-19
Среди заболевших 2 ребенка (двух и четырех лет) и двое взрослых в возрасте 18-45 лет

10.04.2020 12:02
Ремонты дорог начинаются, несмотря на карантин
В Хабаровском крае готовы приступить к выполнению текущих задач

10.04.2020 10:04
Cегодня откроются салоны красоты и парикмахерские
Губернатор Сергей Фургал внес ряд изменений в постановление правительства Хабаровского края

10.04.2020 09:55
Отделения МФЦ возобновили работу
С 8 апреля отделения МФЦ края возобновили работу по предварительной записи.

10.04.2020 09:17
Начальная школа уходит на каникулы
Ученики начальной школы 1-3 классов уйдут на каникулы раньше срока.

10.04.2020 11:42
Против эпидемии вранья сделают штрафную прививку
Государственная Дума экстренно приняла сразу в трех чтениях, а Совет Федерации одобрил блок законов, направленных против негативных последствий распространения коронавирусной инфекции.

08.04.2020 09:15
Школы осваивают удалённое обучение
В связи с угрозой распространения коронавируса нового типа образовательным учреждениям рекомендовано перевести учеников 5-11 классов на обучение с применением дистанционных технологий.

Промышленный лов летней кеты на Амуре запрещен: что дальше?

Под предлогом борьбы с браконьерством и восстановлением популяции лососевых Дальневосточным рыбопромысловым советом по предложению правительства Хабаровского края принято решение о запрете промышленного лова в летнюю путину для предприятий, а также юридических лиц из коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Прекращение промышленного лова на Амуре означает, что в магазинах может больше не появиться дешевой красной рыбы по «губернаторской программе» – ее некому будет ловить. Юридические лица КМНС тоже окажутся в подвешенном состоянии. Удастся ли заменить выбывающие лицензии квотами для любительского и спортивного рыболовства для представителей малых коренных народностей Амура – тоже большой вопрос.

Отметим, деятельность по добыче и переработке водных биологических ресурсов на территории края осуществляют более 150 предприятий, рыболовецких колхозов. Свыше 95 процентов из них относятся к малому и среднему предпринимательству, некоторые – являются градообразующими, обеспечивая в том числе занятость населения в сельских поселениях муниципальных районов края. В бассейне реки Амур проживает более 18 тысяч аборигенов, их представителями созданы десятки рыболовецких предприятий. Без красной рыбы и разрешений на ее вылов они обречены на нищенское существование.

К слову, тему запрета летней путины губернатор Хабаровского края Сергей Фургал «прокачивал» еще с конца прошлого года. Вернувшись с межведомственного заседании Генпрокуратуры в Москве, губернатор заявил, что популяция лососевых «уменьшается», а их вылов надо «снизить или вообще временно прекратить», правда, добавив, что «ни в коем случае нельзя запрещать всем жителям, проживающим на берегах Амура». Как видим, тема нашла логическое продолжение. Главный вопрос – по осенней путине – для юридических лиц пока открыт, но могут запретить и ее!

Так что же происходит с «красной рыбалкой» на Амуре, и насколько решения Дальневосточного рыбопромыслового совета в Петропавловске помогут восстановить популяцию кеты?

Актуальность изменений правил рыболовства на Амуре была осознана профессиональным сообществом и общественностью во второй половине 2017 года. Дело в том, что с 2005 по 2016 годы объем добычи нарастал, а затем произошел резкий спад. Одни объяснили это цикличностью захода рыбы в Амур, другие – ее варварским ловом на протяжении целого десятилетия. Наука свои доводы не привела, потому, как не вела системные исследования на крупнейшей реке региона. В итоге всех собак «повесили» на промысловиков.

Отметим, еще два года назад общественные организации КМНС забили тревогу. В конце 2017 они обратились к региональным и федеральным властям с просьбой принять срочные меры для разрешения кризиса, сложившегося в результате «увеличения пресса промышленного рыболовства в Амуре». В обращении отмечалось, что выделяются огромные, ничем не обоснованные лимиты на вылов рыбы, используются все новые и более беспощадные орудия лова: катера, сплавные и ставные сети, заездки. По официальным данным ТИНРО, только в лимане и устье Амура сконцентрировано около 30 заездков и ставных орудий лова, около полутора тысяч ставных сетей и полутысячи сплавных сетей.

Позже хабаровская краевая Дума провела общественные слушания и приняла рекомендации по комплексному решению проблемы. «Необходимо усилить охрану и ограничить промысел в бассейне реки Амур. В целях снижения промысловой нагрузки необходимо запретить использование донных сетей, ограничить параметры используемых плавных сетей, запретить использование ставных сетей в основном русле реки Амур, при осуществлении добычи анадромных видов рыб на рыбопромысловых участках увеличить расстояние между лодками, выполняющими сплав, до 500 метров, тогда как сегодня в правилах рыболовства это расстояние – 200 метров», – говорилось в реноме депутатов.

По мнению первого зампреда краевой Закдумы Юрия Матвеева «река Амур достойна разработки отдельной программы вылова рыбы (на десятилетия – Прим. Ред.)».

В целом, по мнению участников слушаний, было целесообразно исключить использование на одном рыбопромысловом участке несколько видов орудия лова: либо используешь стационарное, либо активные орудия лова. Но при этом предлагалось не ухудшать условия традиционного рыболовства, так как на нем завязана целая отрасль, сотни тысяч людей, отчисления в бюджеты всех уровней.

Конечно, в ходе камчатского совета часть этих предложений удалось воплотить в жизнь. Основой рыбопромысловой стратегии 2019 года, которую обсуждали участники заседания, все же станет восстановление популяции лососевых, борьба с браконьерским ловом. Речь идет об увеличении количества рыбинспекторов на 40-50 человек на время путины, ограничении использования так называемых «заездков», которые формируют промысловики во время путины на Амуре (это конструкции для лова рыбы, которые частично перегораживают русло реки). Также в этих «заездках» обязались предусмотреть «конструктивные изменения», которые обеспечат движение рыбы в «проходные» дни.

Читайте также:  Болезни рыб. Их влияние на человека

Кроме того, по предложению правительства Хабаровского края возобновится научное изучение нерестилищ на Амуре, что позволит определить реальные объемы биоресурсов. Росрыболовство даже пообещало выделить дополнительное финансирование.

И все же – полный запрет на промышленный лов в летнюю путину вызвал неоднозначную реакцию представителей рыбопромышленных предприятий и юридических лиц КМНС. По мнению участников рынка, высказанных на условиях анонимности, наносится мощный удар по промышленной инфраструктуре лова красной рыбы на Амуре. А ведь предприятия брали кредиты на обновление техники, заключали предварительные договора на ее поставку перерабатывающим предприятиям юга Дальнего Востока, в торговые сети.

Не известно, сколько хвостов разрешат вылавливать за путину, и хватит ли их тем же представителям КМНС для того, чтобы прокормить свои семьи. В результате запрет на промышленное рыболовство, который еще можно как-то проконтролировать, способен породить разгул браконьерства под видом разрешенной «любительской» рыбалки. И никакие дополнительные отряды рыбинспекторов не спасут. Спрос будет рождать предложение.

Новости рыбной отрасли – РЫНОК – Бесплатные – “Золотая” икра: запрет лова лосося в Амуре и провальная путина Сахалина

Региональные власти Дальнего Востока пытаются найти пути восстановления популяций лосося, объемы вылова которого в этом году существенно снизились; тем временем добычу вида уже кое-где запрещают, а рынки реагируют на ситуацию поднятием цен на копченую рыбу и красную икру, которую уже продают по пять тысяч рублей за килограмм.

На прошлой неделе исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков сообщил, что снижение вылова лососевых на Сахалине привело к росту цен на сырье для производства красной икры в 1,5 раза в годовом выражении — до трех тысяч рублей за килограмм на конец сентября . По его словам, это может привести к росту цен на продукт к Новому году на 30-40 процентов. При этом в следующем году цены должны снизиться. В Росрыболовстве же заявили, что не ожидают дальнейшего роста цен на деликатес.

Промышленный лов стал браконьерским

Часть компаний, которые занимаются промышленным ловом лосося в Амуре, ведут себя как браконьеры, считает председатель совета регионального отделения партии “Зеленых” Владимир Сайков.

“Браконьерство на Амуре существует давно, но его не было в таких промышленных объемах, как в этом году. Когда мы сравниваем реальную промышленную рыбодобычу по лицензиям, по квотам, мы говорим, что половина добычи идет браконьерским путем. То есть браконьерство поставили на промышленную основу”, — сказал Сайков.

По его словам, в этом году промысловики перекрыли сетями Амурский лиман возле Николаевска-на-Амуре (это полоса шириной 40 километров) и выловили весь косяк рыбы, который шел на нерест. То есть уничтожено целое поколение рыбы.

“Когда на нерестилище приходит экскаватор и ковшом берет кету — у нас 20 общественных групп ходило с контрольными проверками, — так нельзя себя вести. Есть во время путины проходные дни, когда рыба идет свободно и ее никто не ловит. Но в эти дни рыбу ловили только “варяги” (компании не из регионов ДФО. — Прим. ред.), ни одного местного там не было”, — рассказывает собеседник.

Он отмечает, что проблема требует привлечения внимания общественности и властей. В Хабаровске в защиту тихоокеанского лосося прошел митинг. Сейчас по его итогам готовятся предложения для улучшения ситуации с добычей лосося в Амуре.

“Мы требуем, чтобы полномочия по охране рыбных запасов передали с федерального на региональный уровень. Преимущество должны иметь местные компании, а половину улова отдавать в торговые сети региона. В настоящее время красная рыба в Москве гораздо дешевле, чем у нас”, — отметил он.

Запрет на лов кеты в Амуре

В конце сентября комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб в Хабаровском крае запретила лов осенней кеты в четырех районах, решение принято для сохранения популяции вида и заполнения естественных нерестилищ и рыбоводных заводов. За несколько дней после запрета подходы рыбы на рыборазводные заводы выросли вдвое. Позже коренным малочисленным народам ловить кету разрешили.

Для обсуждения вопросов рыболовства на Амуре создали рабочую группу, на этой неделе состоялось ее первое заседание. По итогам обсуждений подготовят предложения по внесению в законодательство изменений, касающихся правил ловли красной рыбы в Амуре.

Так, например, предлагается запретить использование плавных сетей для промышленного лова лосося на реке Амур от Николаевска-на-Амуре до мыса Пронге, а также определить параметры орудий лова рыбы. В настоящее время для промысла тихоокеанского лосося на Амуре используют плавные сети, закидные неводы, ставные неводы, неводы типа “заездок”.

Продавцы икры в Хабаровске готовятся к повышению цен

Тем временем ситуация с лососем сказывается на обычных покупателях. На Центральном рынке в Хабаровске, где традиционно торгуют красной икрой, рыбой и морскими деликатесами, цены на продукцию стабильно растут. Цена килограмма красной икры в отдельных торговых палатках уже достигла пяти тысяч рублей — это за икру кижуча или чавычи с Камчатки. На большинстве ценников установлены цифры — от трех до 4,5 тысячи рублей. Икру кеты местного производства можно найти даже за 2,8 тысячи. Стоимость красной копченой рыбы в вакуумной упаковке составляет 750 рублей за килограмм.

Год назад самая дорогая икра строила четыре тысячи рублей, самая дешевая — 1,8 тысячи. Средняя цена на красную рыбу в вакуумной упаковке составляла 600 рублей за килограмм.

“Что делать — дефицит сырья — и рыбы, и икры. Цены растут. За последнюю неделю на 20 рублей подросли. Уже у поставщиков достигают 3,3 тысячи рублей за килограмм, а нам же тоже нужно на что-то жить. Пока продаем запасы начала осени”, — говорит одна из продавцов.

На дефицит сырья жалуются все, однако уверены, что он не приведет к закрытию торговых точек. Запасы деликатесов пока есть, как и желающие купить их даже по такой цене.

“На стол к празднику, в подарок родственникам или коллегам на западе (России). Все равно возьмут”, — считают продавцы, готовясь переписывать ценники, ведь к Новому году деликатесы традиционно подорожают.

Провальная путина на Сахалине

Не менее серьезная ситуация с уловами складывается на Сахалине. Как сообщил представитель областного агентства по рыболовству, в путину 2017 года островные рыбаки выловили всего 27 тысяч тонн лосося, в то время как “здесь привыкли к показателям в 200-250 тысяч тонн”.

Власти Сахалина уже озаботились этой проблемой и ищут решение. Губернатор области Олег Кожемяко заявил, что одной из ключевых причин снижения вылова стала чрезмерная промысловая нагрузка. Сегодня часто уловы не покрывают затраты на поставку самих орудий лова, в результате невода фактически оказываются ширмой, прикрывающей масштабную скупку браконьерских уловов, в том числе и в нерестовых реках, многие из которых оказываются без эффективной охраны.

Также стоит вопрос о рыбоучетных заграждениях (РУЗ), которые с 2009 года фактически превратили в орудия добычи.

Кожемяко обсудил проблему с замминистра сельского хозяйства России — руководителем Росрыболовства Ильей Шестаковым. Губернатор предложил скорректировать действующие правила рыболовства, сократив количество неводов и придав нерестилищам статус особо охраняемых природных территорий.

По словам Шестакова, неразумный рост промысловой нагрузки привел к снижению объемов добычи лосося. “Если не принять меры, ситуация будет только ухудшаться, поэтому важно дать отдохнуть популяции лососевых, чтобы она возобновилась”, — сказал Шестаков. В ближайшее время на Сахалине пройдет Дальневосточный рыбопромысловый научный совет, где примут решения по восстановлению популяции лосося.

Тем временем инициативная группа сахалинцев начала сбор подписей под обращением к президенту России о запрете промышленного лова тихоокеанского лосося. В нем они просят запретить какой-либо вылов лосося на РУЗах, в 2018 году ввести полный запрет промысла на юге Сахалина, а на северо-западе и северо-востоке острова сократить сроки промысла и ограничить длину ставного невода одним километром. К 2019 году — ввести полный запрет любого промышленного лова лосося на всем Сахалине.

Икра уже подорожала

На рыбопромышленных заводах Сахалина подтверждают, что цены на продукцию, в том числе на икру, уже подросли по сравнению с прошлым годом. При этом, как рассказал представитель коммерческого отдела АО “Гидрострой”, к Новому году подорожания икры не ожидается.

“По сравнению с прошлым Новым годом — да, икра будет дороже: сырье подорожало. Но вы посмотрите и на уловы — они очень низкие. Но непосредственно к этому Новому году роста цен мы не ждем”, — сказал собеседник.

Представитель другого икорного предприятия рассказал, что отпускная цена икры сейчас известна и у всех производителей она одинаковая — четыре тысячи рублей за килограмм в Южно-Сахалинске. При этом на рынке у перекупщиков она стоит дороже.

“Браконьерство на Амуре существует давно, но его не было в таких промышленных объемах, как в этом году. Когда мы сравниваем реальную промышленную рыбодобычу по лицензиям, по квотам, мы говорим, что половина добычи идет браконьерским путем. То есть браконьерство поставили на промышленную основу”, — сказал Сайков.

В чем дело, недостаточно строгое наказание?

Новый штраф за вылов одной кеты составит 2009 рублей, что в 3,5 раза больше, чем нынешние 580 рублей. Незаконная добыча 1 кг икры белуги обойдется в свою очередь в 82,2 тыс. рублей, то есть в 9,8 раза больше, чем сегодня – 8,35 тыс. рублей. Наказание за убийство морского котика составит 35,62 тыс. рублей, что в три раза больше, чем сегодня (13 тыс. рублей).”

Если дело только в наказании, то ситуация должна улучшиться.

Рыбакам-любителям на Дальнем Востоке разрешили ловить лососевых и краба

17 июня вступили в силу новые правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна. Изменения напрямую коснулись приморских рыбаков-любителей: рыб лососевых пород и краба разрешили добывать без лицензии. Теперь под запретом рыбалка с фонарями и сетями.

Новые правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна были утверждены приказом Министерства сельского хозяйства России 23 мая, после принятия закона о любительской рыбалке. Сохранилось понятие суточной нормы, введенное в 2018 году. Это значит, что на определенные виды биоресурсов действует ограничение по количеству выловленных особей в сутки.

Однако серьезно изменился список разрешенных видов для ловли. Если раньше на добычу краба и лососевых (горбуша, кета, сима) требовались лицензии, то теперь в их ограниченных объемах и в определенных местах акватории любителям можно добывать свободно. Это залив Петра Великого (акватория, ограниченная мысами Брюса, Поворотный, Седловидный, Песчаный), Лазовский район (акватория от бухты Успения до мыса Столбового), Ольгинский район (акватория от мыса Маневского до мыса Собор), Кавалеровский и Дальнегорский районы (акватория от мыса Южного до мыса Опричник), Тернейский район (акватории от мыса Якубовского до мыса Егорова, от мыса Первенец до мыса Страшного, от реки Единка до мыса Золотого).

Под полным запретом по-прежнему добыча молоди тихоокеанских лососей, многощетинковых червей (полихет), калуги, самок крабов всех видов. Если рыбаку попалась «запрещенка», ее необходимо немедленно выпустить в естественную среду обитания с наименьшими повреждениями. Морских гребешков (приморского, японского, Свифта) и дальневосточного трепанга можно добывать лишь по путевкам на специальных рыбопромысловых участках. Однако участков для ловли гребешка или трепанга в Приморье нет, то есть добывать его нельзя нигде. И даже выброшенный морем на берег гребешок и трепанг собирать нельзя. Зато водоросли (ламинарию, зостеру, филлоспадикс), мойву и водных беспозвоночных (например, спизулу, морского ежа или анадару) можно собирать в любом количестве.

В Приморье по-прежнему можно ловить красную рыбу и краба по путевке на специальных рыбопромысловых участках. Однако после появления суточной нормы путевки для любителей становятся неактуальны: никаких преимуществ в ловле красной рыбы и краба они не дают. К тому же, по информации природоохранной прокуратуры, все путевки уже разыграны. Однако в Приморье есть масса мест, не являющихся рыбопромысловыми участками, где можно ловить лососевых и краба безо всяких документов, соблюдая суточную норму.

В течение 24 часов разрешается выловить не более одной суточной нормы биоресурсов. Если рыбачить дольше суток – не более двух суточных норм. При этом крабов, горбушу, кету и симу запрещено ловить больше одной суточной нормы, сколько бы ни длилась рыбалка.

Читайте также:  Котофоты и глаза судака

Также теперь нельзя использовать осветительные приборы различных конструкций и видов в темное время суток – рыбаки уже переживают, что это осложнит добычу кальмара. Помимо прочего, законом запрещается рыбачить при помощи сетей (плавных, донных и ставных), а также заниматься любительским рыболовством и аквакультурой на одном водном объекте. Это позволит исключить споры между рыбаками-любителями и теми, кто разводит рыбу. По-прежнему нельзя использовать взрывчатку и глушить рыбу. Кроме этого, вне закона стала подводная охота с использованием индивидуальных электронных средств обнаружения рыбы под водой.

«Я считаю, что эти правила имеют большой плюс, особенно что касается разрешения на добычу, допустим, красной рыбы и краба, – прокомментировал изменения в законодательстве рыбак-любитель Олег. – Раньше лососевые были только по лицензиям, а их было мало, причем распределялись они между “своими”. Приходишь вечером, перед закрытием, в Управление Росрыболовства – их еще нет. А на следующий день, сразу после открытия, лицензий уже нет. Не устраивает, конечно, что запрещают ловить гребешок и трепанг».

С изменением законодательства в Приморье запретили любительское рыболовство всех видов водных биоресурсов круглогодично в притоках реки Раздольной: реках Нежинка, Ананьевка, Грязная, Вторая речка; в реке Желтой; в реках Рязановка, Барабашевка, Васильковка (приток реки Аввакумовка).

Правилами рыболовства установлены запретные сроки вылова водных биологических ресурсов:

– с 20 мая по 1 августа во внутренних морских водах и в территориальном море в границах Приморского края креветки травяной повсеместно;

– с 1 июня по 31 октября всех видов водных биоресурсов около устьев рек, впадающих в Японское море и залив Петра Великого, на расстоянии 2 км в обе стороны и 2 км вглубь моря или залива – во время хода тихоокеанских лососей, за исключением рыболовства разрешенными орудиями добычи, установленными правилами рыболовства, а также за исключением рыболовства по путевкам на рыбопромысловых участках;

– с 1 августа по 1 мая – симы;

– с 1 ноября по 1 мая и с 1 июня по 31 июля крабов камчатского, синего, волосатого четырехугольного, колючего, крабов-стригунов;

– в период с 20 апреля по 20 июля всех видов водных биоресурсов (за исключением рыболовства удебными орудиями) в озере Ханка, в устьях впадающих в него рек и на расстоянии 1 км от устья вверх по течению и в разливах;

– с 1 июня по 15 сентября в озерах Петропавловском (Дальнереченский район), Заря (Лазовский район), Гусином (остров Путятина), Орехово (Анучинский район), Ковчег (Хасанский район);

– с 1 сентября по 15 декабря в устье протоки Вербовой, впадающей в реку Большая Уссурка;

– с 20 апреля по 20 июня в реке Арсеньевка, на ее разливах и притоках;

– с 20 августа по 20 сентября в реке Кривой (Лазовский район);

– с 1 апреля по 1 июня в реке Спасовка от устья до Гайворонского шлюза;

– с 20 апреля по 20 июня на разливах реки Спасовка;

– с 10 ноября по 30 марта на зимовальных ямах на всех реках края.

Представители Владивостокской межрайонной природоохранной прокуратуры напоминают: за нарушение правил рыболовства установлена административная ответственность по ст. 7.11, 8.17, 8.37 КоАП РФ. Рыбакам грозит штраф от 500 до 5000 рублей или от 50% до 100% стоимости водных биологических ресурсов, выловленных с нарушением. Также у рыбаков могут конфисковать судно. В прокуратуре также отметили, что привлечение к административной или уголовной ответственности не освобождает от возмещения вреда, причиненного водным биоресурсам, добровольно или по решению суда.

В соответствии с утвержденными таксами, за один экземпляр незаконно добытых водных биоресурсов независимо от размера и веса придется возместить ущерб:

11 575 рублей – за нерку;

10 635 рублей – за тайменя, кету осеннюю амурскую;

5128 рублей – за симу;

2009 рублей – за кету;

961 рубль – за форель всех видов и ленка;

925 рублей – за хариуса, сазана, карпа, щуки, толстолобика, сома пресноводного;

500 рублей – за верхогляда;

250 рублей – за змееголова, краснопера, карася, окуня пресноводного;

7184 рубля – за краба камчатского, краба синего;

6864 рубля – за краба волосатого четырехугольного;

5507 рублей – за краба равношипого;

4768 рублей – за краба-стригуна (опилио, берди);

682 рубля – за других видов промысловых крабов, трепанга, трубача;

345 рублей – за морского гребешка, морского ежа серого, креветки гребенчатой;

27 455 рублей – за килограмм икры лососевых видов рыб;

4576 рублей – за килограмм икры морских беспозвоночных.

Суточная норма добычи (вылова) водных биоресурсов для одного гражданина при осуществлении любительского рыболовства в границах Приморского края, а также в прилегающих к его территории внутренних морских водах и территориальном море

Ситуация с приостановлением лова кеты в Хабаровском крае выгодна в первую очередь представителям малого бизнеса

24 сентября комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб Хабаровск ого края приняла решение о приостановке промышленного лова осенней кеты в Амуре и Амурском лимане. О том, как эта инициатива отразится на дальневосточниках, корреспонденту « КП -Хабаровск» рассказала экономический консалтер Светлана Филиппова.

– Квоты на вылов лососевых устанавливаются в регионе ежегодно и зависят от целого ряда факторов, – отмечает эксперт. – До последнего времени в этой сфере сохранялась тенденция экономического приоритета. Проще говоря, погоду на рынке определяли именно крупные рыбопромышленные компании. Их профит очевиден: больше добыча – больше доход. А в этом году мы наблюдаем смещение полярности в сторону мелких рыбодобытчиков.

Речь о том, что в принятии решений о добыче осенней кеты в этом году принимали участие не только власти и промышленники, но и ученые и представители общественности. И их мнение было учтено. Сейчас инициатива комиссии по добыче анадромных видов рыб также пошла вразрез с интересами рыбодобывающих компаний. Но вот вопрос: как ситуация отразится на жителях региона, которым власти обещали «Доступную рыбу»?

– Будем откровенны, проект «Доступная рыба», о котором говорят ежегодно, только на бумаге смотрится социальным, – подчеркивает Светлана Викторовна. – Его идея заключалась в исключении из логистической цепочки посредников. На современном этапе это фикция. Фактически большую часть доступной рыбы составляет продукция, поступающая не столько из Амура и Амурского лимана, сколько из Охотского моря. Здесь без посредников не обойтись. Стоимость этих биоресурсов будет выше, чем добытых на месте, поскольку в нее закладываются расходы по хранению и транспортировке. А перевозят и предоставляют склады компании-посредники. В этом году по соглашению предпринимателей и краевых властей рекомендованная цена для килограмма «доступной рыбы» – 144 рубля. Ключевое слово здесь – «рекомендованная». То есть должны, но не обязаны. Результаты можно видеть на полках магазинов. Если в крупных ритейлах договоренности более-менее соблюдаются, то супермаркеты и магазины шаговой доступности берут продукцию у посредников. И устанавливают цену с учетом своих затрат, на 20-30 рублей дороже. Фактически чуть ли не единственной реально доступной рыбой для горожан остается навага.

Куда же уплывают добытые в Амуре биоресурсы?

– Для того, чтобы ответить на этот вопрос, достаточно посмотреть на полки западных магазинов, таможенные сводки и накладные РЖД , – отвечает эксперт. – Рыба, добытая в речном лимане, более высокого качества, по сравнению с морской, поэтому по большей части идет на экспорт, либо отправляется в центральную часть России . В первую очередь именно центральные регионы и пострадают от введенного запрета.

Получается, что сохранение популяции лососевых, ставшее причиной введения ограничений, – это гол в свои ворота, то есть невыгодно никому? Светлана Филиппова с этим не согласна.

– Восстановление и увеличение популяции – это инвестиции в будущее, – отмечает она. – В стратегическом плане оно совершенно верно. То, что запрет не коснулся любительского лова и малочисленных коренных народов, тоже вполне разумно. С теми технологиями, которые разрешены для лова этой категории рыбаков, существенного ущерба они не нанесут. И вот еще один интересный момент. Свежая рыба у перекупщиков-нелегалов идет по 100 – 120 рублей за килограмм. Нетрудно спрогнозировать, в какую сторону повернется покупательский спрос, и какую кету жители региона сочтут более доступной. Да, по сравнению с крупными поставщиками у стихийных торговцев меньше расходная часть, быстрее оборачиваемость средств, но ведь меньше и объемы закупок. Фактически именно они воплощают в жизнь схему проекта доступной рыбы. Сразу оговорюсь, здесь мы говорим не в макроэкономическом плане.

Вот и выходит, что промышленный запрет на вылов кеты – рука помощи, протянутая краевыми властями малому бизнесу. Только контингент представляется довольно сомнительным с точки зрения легитимности.

Кета в Амуре под запретом

Амурская кета – это настоящий природный феномен и овеяна легендами с давних времён. Она кормила и одевала древних обитателей берегов Амура, она продолжает кормить современных жителей Приамурья.

Мы поведём речь не о древних, а о вполне современных легендах. Но как они украшены фантастикой. Люди часто сочиняют собственные версии происходящего – настоящие легенды.

Итак, известные мне легенды с удовольствием расскажу читателям.

В одной книге «Тайна маленькой речки» приводится легенда первопоселенцев Амура о том, что кета рождается из трёх икринок: из двух формируются глаза, а из третьей – тело. Крестьянам-переселенцам простительно: они вообще были неграмотны, а не то чтобы понимать что-то в эмбриогенезе.

В 1880-1890 годах, когда русские только начали осваивать рыбные ресурсы Амура, бытовала легенда, что кета не уходит далеко от устья Амура и морской период проводит в Амурском лимане. Попав в море, она погибнет от солёной воды, как и все пресноводные рыбы. Эту легенду в 1912 году развеял российский ихтиолог В.К. Солдатов, приглашённый рыбопромышленниками для исследований амурских рыб.

Он заметил во рту некоторых рыб необычные для России рыболовные крючки и, разослав письма, спросил коллег-ихтиологов, где применяют такие крючки. Ему ответил ихтиолог из Японии, что на такие крючки, наживлённые сельдью, японцы ловят кету в Тихом океане, а у берегов Хоккайдо – треску.

Какой смысл тихоокеанским лососям погибать после нереста? Первопроходцы в XVII веке сообщали царю-батюшке, что в реки побережья Охотского моря рыба прёт сдуру. Потом возникло мнение, что часть лососей просто по ошибке заходит в реки, заблудившись в огромных пространствах. Поэтому и погибает. А нерестятся-де они «в море на мягких мхах».

В XIX веке русские разобрались, что лососи идут вверх по реке, чтобы отнереститься, и даже верили, что хоть тысячная часть их, но выживает и вновь уходит в море. По мере того, как учёные исследовали эти вопросы, фантастические предположения исчезали. Но одна легенда жива по сей день. Люди верят в то, что лососи умирают, чтобы молодь питалась их телами. В самом деле, если телами лососей после их смерти питаются птицы, насекомые, млекопитающие, то почему бы не делать это многочисленной молоди самих лососей?

Дотошные американцы подсчитали, что на их континенте мёртвых лососей едят 134 вида животных. Да ещё деревья и другие растения у нерестовых рек растут более активно, чем вдали от этих удобряемых территорий. Правда о питании молоди лососей в реках оказалась между небом и землёй, а точнее – в речной воде и воздухе над рекой.

Тела погибших лососей едят насекомые, личинки которых развиваются в воде, а став взрослыми, летают над водой. А молодь лососей питается их личинками, мигрирующими в речной воде. Так что мертвая рыба – важный элемент экосистем нерестилищ.

Возраст кеты – 4 года

Эта легенда очень близка к истине. Тем не менее не вся кета имеет одинаковый возраст. Дело в том, что заходящая в Амур кета состоит из разновозрастных поколений. Процентов 60-80 осенней амурской кеты – четырёхлетки (три полных года + лето). Процентов 15-30 осенней амурской кеты – пятилетки. Кроме этого, имеется небольшая доля более молодых рыб – трёхлеток и более старых рыб – шестилеток. Это приспособительное свойство – оно помогает популяции кеты выживать в экстремальных условиях.

Читайте также:  Сохранение выловленной рыбы в жарких условиях

Марш-поход красной рыбы

Каждая рыба идет в ту реку, где родилась. Эта легенда прожила долго – с XIX века по вторую половину XX века. В самом деле, как может быть по-другому, если, например, кета из года в год занимает одно и то же место в русле. В 100 м дальше она не нерестится и в 100 м ближе тоже не строит гнёзд. Значит, помнит она то место, где вылупилась из икринки. Развеяли эту легенду учёные-ихтиологи, которые выяснили, что развитие икринок происходит только в вертикальном протоке воды: или снизу вверх (кета, кижуч, нерка), или сверху вниз (горбуша, сима, чавыча). Места эти локальны и имеют границы. Вот людям и казалось, что рыба помнит место, где родилась. В начале XXI века американцы пометили заводских лососей электронными метками и выяснили, что они могут заходить и в соседние реки. Так, 70 процентов помеченной ими горбуши возвратилось в родную реку, а 30 – в соседние реки. Разброс «прицела» горбуши составил 50 км к северу и 50 км к югу. В целом это хороший результат.

Уловы лососей составляли 100 тысяч тонн в год. Не только от жителей и рыбаков Хабаровского края, но даже от чиновников различного уровня часто можно слышать о том, что раньше в Амуре добывали по 100 тысяч тонн тихоокеанских лососей в год. Эта легенда настолько укоренилась, что даже инспекторы ФГУ «Амуррыбвод» уверенно утверждают, что «… Амур давал 100-120 тыс. т лосося» (ФГУ «Амуррыбвод», 2009, стр. 58). Реалии намного скромнее.

Самый высокий улов тихоокеанских лососей в Амуре был взят в 1910 году. Он состоял из 40,22 тыс. т осенней кеты, 50,45 тыс. т летней кеты, и 8,27 тыс. т горбуши. Это, в самом деле, близко к 100 тыс. т. Но случилось это лишь один раз в самый продуктивный период на вершине периода 1909-1913 гг., когда уловы тихоокеанских лососей в Амуре составляли 50-60 тыс. т в год. Более такого уровня уловов не отмечалось в Амуре никогда.

После того периода они редко переваливали за отметку 20 тыс. т. Уловы осенней кеты в реке Амур после 1940 г. никогда не достигали 20 тыс. т. Даже в чрезвычайно многочисленные на осеннюю кету годы во второй половине ХХ века, которые до сих пор помнят старики, улов был относительно невелик: в 1951 г. ее выловили 18,52 тыс. т, в 1963 г. – 16,56 тыс. т.

Рыбе конец пришёл!

Это одна из самых старых (и многоликих) на Амуре легенд. Вначале (и вплоть до 1980-х гг.) виновниками называли рыбопромышленников царской России, после хищничества которых никак не могут восстановиться стада амурских лососей. Затем взялись за рыбную промышленность СССР, которая-де перелавливала гонцов, допустимые объемы и т.д. Затем лет на 25 основным виновником стала Япония, которая промышляла лососей в Тихом океане дрифтерными сетями. Но после того, как в конце 1980-х гг. этот лов стал регулироваться и снизился до минимума, а лососей в Амуре не прибавилось, эта легенда тихо умерла.

До 2005 г. на Амуре громко звучала легенда о негативной роли китайского рыболовства и китайского браконьерства, которые якобы выловили всю кету в р. Уссури. Сами китайцы, кстати, по этому поводу только разводили руками: «Россия ловит осеннюю кету по всему руслу Амура на 1200-км участке, к тому же от самого его устья, а китайцы – лишь малую часть от российского улова у устья р. Уссури и Сунгари».

Старые корни легенд о решающей роли доморощенных амурских браконьеров (а заодно и китайских) получили распространение не только среди рыбаков и населения, но и среди рыбоводов. Удобная для обывателей эта теория живет до сих пор. В 2006-2009 гг., когда неожиданно для многих осенняя кета, да и вообще кета возродилась в Амуре буквально «из пепла», стало понятно, что силы природы сильнее сил браконьерства. На этом фоне есть смысл задать вопрос: долго ли ещё Амур будет жить легендами, а не аналитическими выводами специалистов?

Как в Амуре «вычерпали» горбушу

До 1907 года статистика уловов амурских лососей велась нерегулярно. Когда промышленники стали её вести, обнаружилась поистине ужасная вещь. В чётные годы уловы горбуши были всегда велики, а в нечётные годы всегда малы. Промышленники решили, что они нечаянно переловили какую-то группировку горбуши нечётных лет и она никак не может восстановиться. Наступили годы советской власти. С 1923 года в нечётные годы «Дальрыба» стала запрещать или ограничивать вылов горбуши, чтобы дать возможность восстановиться малочисленной группировке.

Последний период запретов был после 1953 года, но во второй половине 1950-х гг. неожиданно горбуша «повалила», и запрет сняли. Лишь в 1980-х гг. учёные выяснили, что дело не в перелове, а в смежных группировках горбуши. Это генетически отдельные популяции, а их особи друг с другом не смешиваются. Кроме двухлетней цикличности, каждая популяция имела собственную динамику увеличения и уменьшения численности. Выяснив этот вопрос, запретов на промысел горбуши больше не устанавливали. По незнанию чиновники пытались преодолеть силы природы. Не получилось.

Лет 15 назад по всему Амуру разносился стон: «Осенняя кета исчезает, её нет уже 30 лет, её не увидят наши дети, её выбили браконьеры на нерестилищах…». В самом деле, 1990-е гг. были самым малопродуктивным периодом для кеты Амура. Если численность летней немного возрастала, то численность осенней продолжала падать. Уловы кеты упали до 1,5 тыс. т. В этих условиях «Амуррыбвод» предложил запрет на лов кеты на 10 лет. Собственно, это был почти единственный метод охраны запасов в советское время, а придумывать другое было, вероятно, ни к чему.

Специалисты Хабаровского филиала ТИНРО-центра не согласились на запрет. Начинался новый цикл в динамике численности амурской кеты, а в океане, где нагуливается кета, происходила смена неблагоприятного периода, который длился уже 30 лет. Словом, все предпосылки улучшения были налицо. В этих условиях принять запрет означало не только потерять десятки тысяч тонн амурской кеты, но и на 10 лет назад отбросить рыбную промышленность Хабаровского края. К тому же известно, что свято место пусто не бывает. Место промышленности заняли бы браконьеры.

Прогнозы – дело ненадёжное, и несколько лет специалисты Хабаровского филиала ТИНРО-центра были под прицелом сторонников запрета на кету. Но уловы летней кеты стали заметно увеличиваться. Неожиданно в Амур пошли и стаи осенней кеты. Осенняя кета валом шла мимо Хабаровска. Уловы рыбаков по лицензиям были такие, о каких не слыхивали 30 лет. С 2006 по 2012 годы в Амуре стали вылавливать более 10 тыс. т одной только осенней кеты и ещё столько же летней.

Откуда же она так неожиданно взялась? Ответ непростой. Мальки кеты, скатываясь в океан, попадают «то в огонь, то в полымя». Это калейдоскоп постоянно меняющегося в океане количества тепла, корма, хищников. От этих условий зависит рост, выживаемость и возврат кеты. Прогнозисты Хабаровского филиала ТИНРО в конце 1990-х гг. заметили перемены в условиях нагула кеты в океане и сделали верный прогноз о близком периоде роста численности амурской кеты. В течение 2005-2011 гг. уловы амурской кеты быстро увеличились с 2 до 15 тыс. т. В 2006 г. общий улов летней и осенней амурской кеты на северо-западе Сахалина, в Амуре и в Китае составил 1,3 млн. рыб. В 2007 г. – 2,0 млн., в 2008 – 3,0 млн., в 2009 – 5 млн., в 2010 – 6,2 млн. рыб.

В нынешнем 2012 г. на сентябрь российский вылов кеты в Амуре и лимане составил 18350 т, или 5,6 млн. рыб! Это сравнимо с периодом стабильных запасов кеты в 1930-1950-х, когда их среднегодовой уровень составлял около 20 тыс. т. Ну, а если бы был принят запрет на промысел кеты, он бы окончился в 2014 году как раз в период спада численности кеты.

Легенда эта лопается, как мыльный пузырь, когда кеты в Амур возвращается мало. Время от времени (в урожайные годы кеты) сверху бьют в фанфары: «Рыбоводные заводы – молодцы! Амур-батюшка кишит красной рыбой». А, может быть, делается это в угоду тем, кто сидит в Москве, кому вообще ничего не известно о циклической природе лососей.

Разберем последний случай. Специалисты «Амуррыбвода» с 2007 г. упоминали в СМИ о том, что в результате реформ, прихода специалистов, улучшения финансирования в Амур потекла кета, выращенная на рыборазводных заводах. В самом деле, не было кеты 30 лет и вдруг появилась в большом количестве. Откуда бы она взялась? Непосвященные верят, что случилась удача у рыбоводов.

Данные выпуска молоди кеты показывают, что в 2002-2006 гг. выпускали ее от 0,35 до 8,7 млн. экземпляров. Всплеск выпуска произошел с 2007 г., когда объем составил 23,8 млн. экз. В 2007 г. возраст заводской молоди составлял 0+, в 2008 г. – 1+, в 2009 г. 2+, в 2010 г. – 3+. Обычно самая большая доля рыб (около 75 процентов) возвращается в Амур на четвертом году жизни, то есть в возрасте 3+. При среднемноголетнем коэффициенте возврата одного процента от каждых 10 млн. экземпляров молоди можно было бы ожидать возврат 100 тыс. взрослых рыб общей массой около 400 т. Маловато будет на фоне 10 тыс. т природного возврата.

Китайцы приложили руку

Году в 2006, когда после 30-летнего перерыва в Амур неожиданно для многих пошла осенняя кета, все стали гадать: откуда она взялась? Вдруг в прессе появляется сообщение о том, что резко увеличившаяся численность амурской осенней кеты – результат успехов китайских рыбоводов. Научные сотрудники Хабаровского филиала ТИНРО-центра были в смятении. Факты говорили совсем о другом. Кета не является приоритетом рыбоводства в КНР: там выпускают в Амур не более 0,5 млн. экземпляров молоди кеты. Это потомство от 150 самок. Таким количеством амурскую кету не восстановить.

Оказалось, отличился опять «Амуррыбвод». Там увидели на теле кеты круглую печать с размытыми знаками, которые показались китайскими иероглифами. Тут же сочинили статью в газету, не понимая, что это удар по собственному престижу. Ведь это ведомство управляет 5 лососёвыми рыбоводными заводами на Амуре, выпускает в реку миллионы экземпляров молоди кеты ежегодно. Дело обошлось смехом. Китайская печать оказалась следом присоски миноги. А легенда осталась.

На Амуре исчезает браконьерство

Эпоха бравых отчётов была свойственна советскому периоду. Но её инерция жива в наши дни. Кучи поротой на икру рыбы остаются реалиями амурских рек до сих пор. Вдруг читаю: «Неужели браконьерский пресс на Амур снизился? Кету перестали грести так массово и безнаказанно, как это было еще несколько лет назад? Пожалуй. Ведь ловом сейчас заниматься невыгодно и дорого. На нерестилищах пороть кету хлопотно, малоприбыльно – все рынки забиты икрой на любой вкус. Кого сейчас интересует красная икра, посоленная в холодном тузлуке кустарным способом, будь она даже чуть дешевле рыночной? Вдобавок надо не забывать, что охрана водоемов значительно усилена. К примеру, Амур сегодня охраняют восемь организаций: инспекторы рыбоохраны Амурского теруправления, «Амуррыбвод» (свои участки), УБЭП, транспортная милиция, общественная организация охраны биоресурсов и т. д.

По сообщениям очевидцев, в Николаевском районе на воде нет ни одной браконьерской лодки с сетями! Сегодня ведь сети изымают, а на нарушителя заводят уголовное дело, так что мало находится желающих «посостязаться» с рыбоохраной». Зная, что браконьерство не перевелось даже в США, Японии и многих других странах, а не то что на нашем родном Амуре, вышесказанное представляется фантастической легендой. И хотелось бы в это верить, но факты не дают. На дворе уже не 2010, а 2012 год, а бравое браконьерство всё ещё живёт и здравствует на Амуре.

заведующий лабораторией тихоокеанских лососей

Хабаровского филиала Тихоокеанского научного рыбохозяйственного центра

(ХфТИНРО), кандидат биологических наук.

Добавить комментарий