Как ловили рыбу древние рыбаки

Как ловили рыбу древние рыбаки

Изучая историю Древней Руси, нетрудно заметить, что в жизни славян рыболовство занимало не менее важное место, чем земледелие и охота. И это понятно: люди подсознательно стремились рыбой восполнить нехватку в питании животного белка. Могут спросить: зачем нужна была рыба, разве недостаточно было мяса диких животных, добытых на охоте? Дело в том, что в те далекие времена охота была занятием нелегким, зачастую опасным, требовавшим дальних переходов, иногда и постоянной кочевки. А рыбу можно было ловить вблизи от дома. Рыболовство было ближе к оседлой жизни и служило подспорьем хлебопашеству и охоте.

Кочевники-скотоводы особой потребности в рыбе как в источнике белка не испытывали, да и образ их жизни не способствовал развитию рыбного промысла. Вот почему в первом тысячелетии нашей эры на юге европейской части нашей страны, с ее разноплеменным кочевым населением, рыболовство развивалось слабо. Правда, случались времена, когда степняки-кочевники вынуждены были заниматься ловлей рыбы. Например, по свидетельству Ипатьевской летописи, половецкий хан Сарчак, разгромленный Владимиром Мономахом, отступив в Придонские степи, «рыбою оживши». Скорее всего, в результате поражения хан лишился большей части скота и поэтому принужден был перейти на рыбную диету.

Небезынтересно вспомнить о греческих колониях на побережье Черного и Азовского морей. Здесь рыболовство было одним из важнейших промыслов. В развалинах Херсонеса, Оливии, Фанагории до сих пор сохранились остатки каменных ванн для засолки рыбы. Чеканные изображения головы осетра по количеству конкурируют с профилями римских императоров и скифских царей на монетах из курганов Северного Причерноморья. Это говорит о хозяйственной ценности осетровых даже в античные времена.

По свидетельству арабских путешественников, в VIII—IX веках в низовьях Дона возникли поселения славян, занимавшихся как земледелием, так и рыболовством. Славяне из Центральной Европы расселялись не только в южном направлении; на востоке они дошли до междуречья Волги и Оки, на севере и северо-западе — до земель, где обитали финно-угорские племена, для которых охота и рыбная ловля были основным занятием.

Из летописей и иностранных литературных источников того времени известно, что у древних славян, расселявшихся на восток по Русской равнине, рыба была таким же ходовым объектом торговли, как меха и мед. Самые древние списки летописей упоминают в этой связи лосося, линя, щуку, осетра, угря, окуня, а из орудий лова — сети, невода, уду, мережи. Видный русский ученый-ихтиолог К. М. Бэр отмечал, что славяне заслуженно пользовались славой искусных и отважных рыбаков.

На Руси рыба издревле была одним из любимых и ценимых продуктов питания. На столе наших предков всех сословий рыбным блюдам принадлежало почетное место. В начале X века легендарный князь Олег покорил Царьград и в переговорах с греческими царями выдвинул, по свидетельству «Повести временных лет», среди прочих такое условие: «Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут довольствие на 6 месяцев: хлеба, вина, мяса, рыбы, плодов». Как видим, и в контрибуции не обошлось без рыбы.

Принятие на Руси христианства и введение в жизненный уклад постов, возникновение многочисленных монастырей способствовали увеличению потребности в рыбе и дали заметный толчок развитию рыбного промысла. Со временем в нем появились элементы профессиональной направленности. Рыболовецкие артели — ватаги — отправлялись на промысел не только к устьям рек и отдаленным озерам, богатым рыбой, — некоторые доходили даже до побережья Ледовитого океана.

По-видимому, первыми крупными рыболовными угодьями на Руси были озера Чудское, Ладожское, Ильмень, среднее течение Днепра. Позднее центр рыбного промысла переместился в Новгород и Псков. В X веке между новгородцами и варягами был заключен договор о разграничении северных рыбных и звериных промыслов.

В ту пору право владения водоемами и рыбными ловлями (то есть наиболее удобными для промысла участками рек и озер) обычно распространялось и на прилегающую прибрежную территорию. Однако и водоемы, и рыбные угодья могли быть переданы (без земли) другим лицам во временное или бессрочное пользование посредством продажи, завещания или дарственной записи. Как свидетельствуют исторические документы, рыбными ловлями владели высокопоставленные светские и духовные лица, монастыри, а иногда и люди низших сословий. Были, однако, и такие участки, которые ни в чьем владении не состояли и где дозволялось промышлять любому желающему.

Выборным князьям новгородцы давали особые договорные грамоты на право пользования рыбными ловлями. Вообще же, в своих исконных вотчинах князья закрепляли за собой самые богатые рыбой водоемы. Рыбу для князя ловили специальные ловцы, обязанные поставлять к княжескому столу определенное количество той или иной рыбы. По сравнению с остальной челядью ловцы, как и охотники, пользовались некоторыми привилегиями.

Купцы, бояре, зажиточные крестьяне, владевшие промыслами, часто прибегали к услугам наемных ловцов. Иногда рыбными ловлями владели сообща, и каждый из компаньонов имел право распоряжаться своей долей улова по собственному усмотрению.

Монастырям рыбные ловли доставались обыкновенно в дар от князей или бояр. Впрочем, нередко святые отцы оформляли на угодья купчую и платили за них сполна. Монахи и сами занимались промыслом и привлекали к этому монастырских крестьян. В монастырских уставных грамотах среди прочих повинностей, налагаемых на крестьян, упоминается и обязанность «ез бить и рыболовные снасти исправлять». Езом называли частокол или плетень, устанавливаемый поперек реки для того, чтобы преградить рыбе путь, сконцентрировать ее в одном месте и выловить. Чаще всего езом перекрывали реку от берега до берега; заграждение во всю ширину именовалось заезком.

Стόит несколько подробнее остановиться на тех способах ловли, которые были распространены на Руси в средние века.

Удочка тогда не была в почете. И это понятно: рыболовство, как и в более ранние времена, оставалось промыслом, обеспечивающим средства к существованию. Никаких законов, охраняющих рыбные богатства, не было, и ловля велась, на наш нынешний взгляд, хищническими, варварскими способами. Ловца заботило лишь одно: взять рыбы как можно больше — от этого зависело благополучие его и семьи. Удочка могла сгодиться только для отдыха и развлечения, но многочисленному неимущему люду было не до того, а русская знать, которая в состоянии была позволить себе такую «блажь», почему-то всегда предпочитала охоту рыбной ловле, считая последнюю занятием недостойным, плебейским. В то же время в Западной Европе, особенно в Англии, ужение было весьма популярно среди феодальной аристократии.

Вернемся, однако, к промысловым способам ловли. Как уже отмечалось, широкое распространение получили езы (заколы, учуги), где рыбу, собравшуюся у изгороди, цепляли баграми, били острогами, вылавливали неводами. Постановка еза требовала усилий сотен людей. Ставили его весной, а зимой убирали. Крестьян, занятых на «езовой службе», даже освобождали порой от других повинностей.

О том, насколько внушительным сооружением был ез, можно судить по такой записи: «А в том езу двадцать восемь козлов, а входило в тот ез лесу большого на козлы восемьдесят дерев семи сажен, да на грузила и на суповатики среднего лесу девяносто дерев семи сажен, да на переклады к навалу сто двадцать дерев двенадцати сажен, а в клетки выходило семьдесят бревен дву сажен, а мелкого лесу на задовы тысяча четыреста пятьдесят жердей».

О добычливости езовой ловли не сохранилось свидетельств. Известно только, что езовый оброк великому князю составлял, помимо прочей рыбы, несколько десятков осетров и несколько пудов черной икры. А ведь, кроме великокняжеского, были и другие оброки, да и ловцы тоже имели свою долю рыбы.

На малых речках и ручьях население ловило рыбу для собственных нужд всевозможными ловушками, сплетенными из прутьев, — вершами, мордами, вандами. На озерах и больших реках пользовались неводами. По мнению К. М. Бэра, в Европе невод был впервые применен славянами, а затем уже от них заимствован другими народами. Точное время появления невода установить по историческим документам невозможно, «но нельзя сомневаться в том, — пишет Бэр, — что он существует уже несколько веков, именно с тех пор, как производится лов снетка в пресных водах».

О снетке уместно сказать несколько слов. Эта маленькая (до 10 сантиметров), внешне непримечательная рыбка представляет собой озерную форму широко распространенной в северном бассейне корюшки, которая, в свою очередь, родственна лососям и сигам. Испокон веку население северо-западной части страны испытывало пристрастие к снетку. В благоприятные годы снетка ловили тысячами пудов. Чистки, потрошения он не требует. Его сушили и запасали впрок — он хорош и в супе, и в пирогах.

И сегодня знающий в этом толк человек не упустит возможности при случае прикупить снетка, свежего ли, сушеного ли.

Так вот, как полагает К. М. Бэр, до изобретения невода крупную рыбу в озерах ловили преимущественно объячеивающими сетями. Сети, по всей видимости, применяли как ставные (то есть устанавливаемые на одном месте), так и плавные (протягиваемые в толще воды). И в том, и в другом случае принцип лова был один: рыба определенных размеров запутывалась в ячеях сети — объячеивалась. Когда же наши древние соотечественники обратили внимание на снетка, оказалось, что сети для его промысла не годятся: нельзя было допустить, чтобы крохотная, нежная рыбка запутывалась в ячеях — попробуй ее потом оттуда выпутать! Тогда-то, вероятно, и появились отцеживающие орудия лова — невода, у которых ячеи настолько малы, что даже снеток в них не запутывался. Принцип работы у невода тот же, что у решета: он отцеживает все, что крупнее ячеи.

Невода могли быть и небольшими, типа волокуши, бредня, и громадными — до нескольких сот метров, с мелкой ячеей и с крупной. В период становления Киевской Руси и Псковско-Новгородского княжества неводной лов был широко распространен как наиболее эффективный способ рыбного промысла.

В силу высокой добычливости и сравнительно небольшой трудоемкости неводной лов нашел признание и в соседствующих с Русью землях, однако там применение его было ограничено. Как пишет русский ихтиолог В. И. Вешняков, «славянский невод. разрешался во владениях Тевтонского ордена лишь по особым привилегиям».

ПУБЛИКАЦИЯ: Мосияш С. Рыболовство в Древней Руси // Рыболов. Двухмесячное приложение к журналу «Рыбоводство». Январь-февраль, № 1 М., 1986. С. 55‑58.

Как ловили рыбу древние рыбаки

Как известно, до того как люди начали заниматься земледелием, у них было два основных занятия – охота и рыболовство. До недавнего времени ученые считали, что ловить и есть рыбу человек научился гораздо позже, чем охотиться на животных. Однако последние исторические исследования указывают на то, что рыбная ловля существовала задолго до появления homo sapience – «человека разумного».

Костры в долине Хула

Так, при раскопках в долине Хула (Израиль) были найдены кости рыб и крабов, а также следы кострищ. По мнению специалистов из Еврейского университета, некогда в этих краях было много озер, в которых водились рыбы-гиганты. Судя по останкам, длина туловища сомов, тилапий и карпов, которых вылавливали оттуда 750 000 лет назад, составляла более метра.

Читайте также:  Погодные факторы, влияющие на улов рыбы

Как видим, это было задолго до того как на Земле появились люди современного типа. Нашего отдаленного предка тех времен ученые именуют «homo erectus» («человек прямоходящий»). Тем не менее, он был не так уж примитивен, раз умел ловить рыбу и жарить ее на костре. То, что рыбу именно готовили на огне, а не поедали сырой, подтвердили лабораторные исследования.

Как ловили рыбу древние?

В каменном и бронзовом веке рыбу уже ловили сетью. Следы древнего рыбацкого промысла были обнаружены на Аляске, на территории нынешней Прибалтики. Первые рыболовные сети начали изготавливать в VI тысячелетии до нашей эры. Помимо них, первобытные люди использовали бредни и неводы, которые плели из лыка, крапивы, конопли и осоки. Одни сети предназначались для крупной рыбы, другие – для мелкой. Наиболее популярной рыбой для ловли в те времена была плотва и уклейка.

Отпечатки ячеек сетки встречаются на черепках найденных при раскопках глиняных сосудов. Можно разглядеть даже особенности плетения. Когда сети становились негодными для применения по прямому назначению, ими оборачивали болванки из травы и мха, на которых лепили горшки.

В наши дни археологи часто находят в водных отложениях древних торфяниковых поселений длинные тонкие колья, заточенные на концах. К ним древние рыбаки привязывали сети и ловушки для рыбы. Так, в Литве на месте одной из стоянок эпохи неолита в слоях торфа были найдены остатки весел, берестяные поплавки и обрывки сетей, сплетенных из липового лыка.

Во время нереста представители неолитической и бронзовой эпохи перегораживали реку так называемыми «заколами», сложенными из хвороста и веток хвойных пород деревьев. Рыбины застревали в «заколе», и их можно было брать голыми руками.

Другими способами поймать рыбу были ловушки из вбитых в речное дно кольев или связанных ивовых прутьев. Когда там собиралось приличное количество рыбы, ее били костяными гарпунами и острогами. Мелкую рыбешку вылавливали сачком. А вот крупных рыбин, таких, как щука, сом или осетр, добывали с помощью лука и стрел с зазубренными краями. Находки свидетельствуют, что ловля велась и с лодок. Для этого использовались рыболовные снасти, прототипы современных удочек и донок.

Попадаются порой археологам и рыболовные грузила. В III-VI тысячелетиях до нашей эры для этого использовали обычную гальку, которую обвязывали или заворачивали в лыко или бересту. Позднее грузила стали вытачивать из камня. К ним привязывали костяные острия – получалось подобие современного рыболовного крючка. Практиковалась и ловля на живца: на кремниевые и костяные жерлицы насаживали мелкую рыбешку и ждали, пока крупная рыбина проглотит насадку.

Рыболовы первобытной Руси

По мнению исследователей, самой распространенной рыбой для ловли на территории России в первобытную эпоху являлся осетр. В районе реки Иртыш он водился еще полтора миллиона лет назад. Предположительно архантропы ловили осетров на отмелях прямо руками, позднее стали использовать для этого камни и палки.

В торфяниках в районе подмосковной Дубны международная группа археологов наткнулась на рыболовные снасти, возраст которых насчитывает более 7 500 лет. Были там приспособления из дерева, кремня и кости, ловушки в виде плетеных корзин, крючки, гарпуны, грузила, поплавки, иглы для плетения и ремонта сетей, ножи для чистки рыбы, изготовленные из лосиных ребер… Сохранились также экскременты и останки рыб. Выяснилось, что вплоть до железного века в этом регионе отсутствовало сельское хозяйство. Основным промыслом местных жителей были охота и рыбалка. Причем рыбу древние дубнинцы потребляли не только в свежем виде, но также в сушеном и копченом, заготавливая ее впрок. Одним из способов заготовки было в мороз держать улов в заводях. Замороженную рыбу ели зимой, когда ее нельзя было ловить.

Любопытны и находки, сделанные в Нижегородской области. Населявшие эту территорию племена селились на берегах водоемов, как правило, богатых рыбой.

В позапрошлом столетии русский археолог граф Алексей Уваров писал о том, что на неолитической стоянке, расположенной на берегу Оки, обнаружены кости и чешуя щуки, леща и стерляди. Правда, местные племена, судя по всему, не готовили рыбу на кострах, а потребляли ее в слабосоленом виде, а то вовсе сырой. Исследователям удалось изучить и остатки переваренной пищи в желудках древних людей. Оказалось, что вместе со свежей рыбой в их организм попадали различные паразиты. Неудивительно, что многие рано умирали от болезней…

Но так или иначе, ловить, употреблять рыбу в пищу и готовить ее люди начали еще в незапамятные времена. Просто где-то это произошло раньше, а где-то – позже.

Как рыбачили наши предки? Старинные приметы и суеверия

Заядлые рыбаки — как известно, народ суеверный. Так повелось с давних пор. Они, например, не любят, чтобы по дороге к берегу встречный пожелал хорошего клева, остерегаются давать в чужие руки свое снаряжение, воздерживаются от подсчета улова до окончания рыбалки.

С другой стороны, всегда рады встрече с калекой в преддверии желанного занятия, наивно целуют первую мелкую рыбешку, аккуратно сняв с крючка, а затем отпускают обратно «за папой — за мамой — за дедом — за бабкой». Многие поверья сохранились с незапамятных времен.

Так, в моей родной Карелии перед началом рыбной ловли наливают на донышко стакана немного горячительного напитка, а затем выплескивают его в воду. Нехитрый обряд называется «налить Деду», то есть задобрить духа воды, чтобы добиться его благосклонности. А какие еще «правила» соблюдали рыболовы в далеком прошлом?

Снасти

Считалось, что более удачливым будет тот невод, нити для которого спряла беременная женщина, и не в любое время, а в период полнолуния. Несколько нитей плели загодя, 30 марта, в день почитания Алексея — Божьего человека, который, по преданию, переплыл море в решете и с тех пор стал покровителем всех рыбаков.

Подбирая материал для удилища, обычно отдавали предпочтение орешнику, да еще и не любому-всякому, а тому, что растет непосредственно в муравейнике или хотя бы поблизости от него. Изготовленные снасти полагалось окуривать свечой, с которой отстояли заутреню перед Пасхой. Окуривание сопровождалось словами пожелания: «Сколько было в церкви народу, столько бы в моей ловушке рыбы. Все мои слова крепки да лепки. Мои слова — рот, зубы — замок, язык — ключ, что в море (реку) брошен».

Подготовка

Собираясь на рыбалку, требовалось основательно подкрепиться — по поверью, у сытого рыбака клев лучше. Желательно было всегда экипироваться в одну и ту же одежду. А еще считалось, что все приготовления необходимо делать исключительно правой рукой. Предполагалось, что это обеспечивает поддержку ангела-хранителя.

Хорошим предзнаменованием считалось выполнение перед рыбалкой какой-нибудь рутинной работы по хозяйству (ничего удивительного, это настраивало на терпение в ожидании улова). Кроме того, накануне следовало непременно проявить доблесть в исполнении супружеского долга.

И это тоже объяснимо в символическом плане, ведь в прошлом мужской половой орган назывался «уд», то есть сегодняшние слова «удочка», «удилище», «удить» являются однокоренными с ним (кстати, и «удача» тоже). Так что выражение «удалой добрый молодец» имело когда-то, помимо прочего, и эротический смысл.

Перед отправлением полагалось сказать: «Пойду я на реку быстру, на воду шустру. На ней есть рыбки-трепетушки, быстрые резвушки. А спущу я невод, как шелковый платок, и в этот неводок да в каждый поводок да попадет по рыбке».

Рыбалка

Расположившись на месте рыбалки, следовало набрать крапивы, выжать из нее сок и натереть им ладони. По поверью, после этого рыбу можно ловить голыми руками. Кстати, помню из детства, как отец с приятелями именно голыми руками добывали с мелководья налимов. Вот только про крапиву ничего сказать не могу.

Следующим шагом было угощение водяного кусочком имеющейся при себе пищи и небольшим количеством питья. Угощение сопровождалось словами: «Дедушка Водяной, вот тебе гостинец, прими да подмогни». А в некоторых местах бросали в воду лапоть с портянкой: «На тебе, черт, лапти, загоняй рыбу». У старообрядцев вообще было принято кидать табак с бранными словами.

Наживляя крючок, нужно было приговаривать: «Рыба свежа, наживка сальна, клюнь да подерни, ко дну потяни». Заветных слов на удачу в рыбной ловле было много. Одни — покороче: «Господом тебя заклинаю, удачи в ловле прибавляю. Маленькая рыбка, проплывай, большая рыбка, угощение хватай! Да будет так!»

Другие — подлиннее: «Окуни, щуки, всякие рыбы, идите ко мне, рабу Божьему (имя), против быстрой воды, весенней реки. Назад не оглядывайтесь и в сторону не отворачивайтесь. Идите ко мне, рабу Божьему (имя), на утренней заре и на вечерней, в день под солнцем и в ночь под звездами, и под всей окружностью Божьей. Тем словам ключ и замок, именем Господним Духом Святым. Да будет так. Аминь».

Забрасывая сеть, призывали: «Идите, рыба и малая рыбица, в мой матер невод, широку матню». Закидывая удочку, велели: «Иди в воду, червячок, приманивай собой большую рыбу на крючок». Первую рыбку, как и сегодня, отправляли обратно в водоем, приговаривая: «Пошли отца, пошли мать, пошли тетку, пошли дядьку. Пошли старших своих».

Все заветные слова, разумеется, произносились шепотом, разговаривать во время рыбной ловли категорически запрещалось.

После рыбалки

Наши предки были уверены, что истинный рыбак должен вести себя достойно: ни в коем случае не хвалиться уловом, ни за что и никому не рассказывать, на что ловил и как ловил. В противном случае удача может отвернуться навсегда и перейти к слушателю речей хвастуна. Да к тому же хвастунов порицали в общественном мнении.

Дома первую из пойманных рыбин должен был съесть тот, кто ее поймал, и ни в коем случае нельзя было отдавать ее коту. А вологжане вообще первую заостроженную рыбу зарывали в землю — для будущей удачи.

Да, суеверный народ — рыбаки. И похоже, так было всегда…

Охота и рыбалка

Популярные статьи

Как древний человек рыбу ловил

Ловить рыбу в Поволжье люди научились в позднем палеолите, а в мезолите и в неолите это занятие стало их привычным промыслом. В те далекие эпохи в наших краях обитали местные оседлые племена рыболовов-охотников, населявшие берега рек и озер современной Нижегородской области. Для своих поселений люди выбирали песчаные речные дюны или ровные полосы длинных озерных берегов. Но большее предпочтенье древние промысловики отдавали берегам рядом с впадавшими в большие водоемы ручьям и озерам, из которых брали начало небольшие речки.

Читайте также:  Самые красивые виды рыб в мире: как выглядят и где обитают

Сегодня мы расскажем, как и чем ловили рыбу на нижегородских реках и озерах в глубокой древности. Конечно, рыболовные снасти теперь стали намного совершеннее. Изменился и сам подход к рыбной ловле: ныне рыбу ловят по большей части ради увлечения, в древности ее промысел был необходим, чтобы не умереть с голоду.

Древние “нижегородцы” баловались осетринкой

Известно, что еще пару сотен лет назад большинство нижегородских рек и озер просто кишили разнообразной рыбой. Поэтому не удивительно, что стерлядочкой и осетринкой нижегородцы баловались довольно часто. Что тогда говорить о глубокой древности, когда количество рыбы в наших водоемах было если уж не в сотни, то точно в десятки раз больше, к тому же была рыба значительно крупнее.

Во время раскопок на всемирно известной неолитической стоянке на Оке у деревни Волосово, в Навашинском районе нашей области, выдающийся русский археолог граф Алексей Уваров еще в XIX веке отмечал изобилие костей и чешуи щуки, леща и стерляди. Вот только ели первобытные люди рыбку в не проваренном, а в слабосоленом и даже сыром виде. Это известно историкам благодаря копролитам, найденным на первобытных стоянках. Медики исследовали эти переваренные остатки человечьей пищи и поставили свои неутешительные диагнозы. Оказалось, что благодаря такой “кухне”, многих неолитических мужиков и баб точили изнутри разнообразные паразиты, в том числе описторхоз и диффилоботриоз.

Основными орудиями лова рыбы были сети

Самыми распространенными орудиями коллективной рыбной ловли в каменном и бронзовом веках, конечно же, были сети. Их начали изготавливать еще в позднем мезолите, то есть примерно в VI тысячелетии до нашей эры. Кроме сетей древние племена пользовались орудиями лова наподобие теперешних бредней и неводов. Плели эти орудия лова рыбы из лыка, крапивы, конопляных и льняных нитей, из корней и листьев осоки, из скрученных лубяных волокон.

Изредка археологи находят черепки больших глиняных сосудов, на которых четко видны отпечатки мелкой рыболовной сети. На этих отпечатках даже можно различить волокна и узелки сетевой ячеи. Иногда ячейка эта столь мала, что в ней должна была застревать даже самая мелкая пресноводная рыбка: плотва и даже уклейка.

Откуда же на первобытных горшках взялись отпечатки сети, спросите вы? Археологи считают, что древние женщины-гончары лепили эти сосуды на специальных болванках из травы и мха, обтянутых вышедшими из употребления рыболовными сетями или шкурами. Отпечатки сетей на керамике найдены и на уже упомянутой нами Волосовской стоянке на Нижегородчине. Размер ячейки тамошних древних сетей составлял 10 на 10 и 20 на 20 миллиметров.

А вот на соседней с Волосовской, расположенной чуть выше по течению Оки, Панфиловской стоянке под Муромом, сетевые отпечатки на керамике более разнообразны: 10 на 10, 20 на 20 и 40 на 40 миллиметров. Сети с окских стоянок, вероятно, были сплетены из тонких нитей льна и конопли, так как отпечатки их довольно тонкие. В слое раннего мезолита на древнем поселении Озерки, сохранился обрывок сети, связанной перевитой растительной нитью толщиной всего 1 миллиметр. На этом же археологическом памятнике был найден костяной крючок, перевязанный узлом из той же нити. Кстати, для привязывания сетей и ловушек древние рыболовы использовали длинные тонкие колья с заточенными концами, которые археологи часто находят в водных отложениях древних торфяниковых поселений.

Если бы в нашей области раскопали хот я бы одну богатую органикой неолитическую торфяниковую стоянку, свидетельств о древнейших орудиях рыбной ловли в бассейне Волги и Оки было бы гораздо больше. Для примера, в слоях торфа на неолитической стоянке Швянтойя в Литве сохранились остатки челноков, весла и катушки, обернутые веревкой из лыка липы. Там же археологи раскопали поплавок из бересты, обрывки сетей из липового лыка с ячейками от 2 до 7 см.
Удивительно, но ученые даже поняли, что при плетении этих сетей древние промысловики использовали рыбацкий (шкотовый) узел .

Мастер придал грузилу необычную форму

О ловле рыбы в каменном и бронзовом веках сетями свидетельствуют и

находки рыболовных грузил. В неолите грузилами служили обычные округлые гальки, обвязанные или завернутые в лыко или бересту. Пару таких грузил мне довелось найти возле древней стоянки первобытного человека на берегу озера Кусторка в Павловском районе. Одно из них обычное для окского неолита. Это отполированная округлая песчаниковая галька (фото 1), на противоположных сторонах которой имеются выемки для оплетки грузила с целью привязывания его к низу сети. Опытному глазу исследователя на этом грузиле даже заметны выбоины от ударов грузила о стенки и днище древней лодки. Кстати, датировать грузило можно VI-III тысячелетием до нашей эры.

Подобные три грузила были найдены экспедицией нижегородского археолога Андрея Гонозова на неолитической стоянке в том же районе. Два из них – это целые овальные песчаниковые гальки, на которых имеются
по три выемки для обвязывания грузил обмоткой прикрепляемой к низу сети. На одном ясно видны высветленные участки, появившиеся вследствие гниения на грузиле обмотки из органики .

Но поистине интересна другая моя находка. Это хорошо отшлифованная (древние люди шлифовали каменные орудия щебнем, сырым песком и другими абразивами) зеленая галька, которой первобытный мастер придал необычную по сравнению с большинством грузил форму (фото 2). Любопытно, но только после полной полировки грузила первобытный рыболов отбил противоположные стороны грузила, чтобы прочнее закрепить на нем обмотку. А обматывали грузила полосками лыка, берестой, осокой и т.п.

Рыбу ловили не только сетями

Хочется отметить, что в неолите и в бронзовом веке рыбу ловили не только сетями. И сама рыбная ловля была не единственным промыслом древних “нижегородцев”: не менее важными были охота и собирательство. Древние гурманы собирали речных моллюсков, грибы, ягоды, орехи, мед диких пчел, коренья, дикие фрукты и травы. Но основным промыслом оседлых племен,

постоянно проживавших на высоких приречных дюнах, все же был круглогодичный лов рыбы. То есть, именно рыболовный промысел приносил значимое количество пищевых ресурсов. Поэтому каждое время года требовало особых рыболовных навыков и принадлежностей. Главными объектами рыбной ловли были щука, осетр и сом.

После тяжелой, голодной зимы для первобытных “нижегородцев” наконец-то наступало рыбное изобилие. Поздней весной, во время рыбьего нереста, небольшие речки перегораживали “загородями” или “заколами”. Еще поздней осенью в низинах, по лугам и оврагам, заливаемым разливами рек, они ставили заграждения из плетня, хвороста и хвойных веток. Весной во время разлива рыба поднималась в затопленные места и застревала в этих заграждениях.

Для ловли рыбы в половодье древние строили ловушки и лабиринты из вбитых в дно реки вплотную друг к другу вертикальных кольев. Когда рыбы туда набивалось достаточно, промысловики перекрывали единственный выход. Тут им нужно было не зевать, а крупную рыбу бить костяными гарпунами и острогами, а мелочь вычерпывать сачком. Подобную ловушку использовали рыбаки балахнинских племен (неолит, III тыс. до н.э.). Эта ловушка представляла собой почти замкнутый круг, и нашли ее в 1878 году на окской Плехановской стоянке близ Мурома.

Костяные гарпуны археологи находят на торфяниковых стоянках мезолита, неолита и бронзового века. Есть сведения, что добыванием рыбы гарпуном в Поволжье люди занимались еще в позднем палеолите. К тому же первобытные рыболовы охотились на крупных щук, сомов и других хищников с помощью лука и стрел. Наконечники таких стрел выделывали из кости, придавая им игловидную форму с биконической головкой и с зазубренным краем. Таким способом (в том числе с помощью остроги) добывали крупных сомов и щук, выслеживая их в заводях и небольших заросших водоемах типа стариц. Вобще же щуку ловили разными способами: били гарпуном, кололи острогой, ловили на крючок с живцом, на блесну, а также вершами.

Весной, летом и осенью древние рыбачили сетями и бреднями. Ставили разнообразные ловушки – точные копии теперешних “верш”, “морд” и “ныреток”. Так, остатки рыболовных “верш” найдены на нескольких торфянниковых археологических стоянках эпохи мезолита – например, Ивановское и Сахтыш в Ярославской области. Эти ловушки сделаны из расщепленных переплетенных ивовых прутьев или продольно выструганных сосновых лучин, оплетенных липовым лыком . В “верше”, найденной археологами на неолитическом поселении Звизде в Прибалтике обнаружены останки 16 щук от 60 до 136 сантиметров длиной .

Ловили древние рыбаки и с лодок на снасти типа современных удочек, донок и подпусков. Благо, рыба в те времена была намного крупнее, в еде неразборчива и хватала крючки и наживки такие “стремные”, на которые теперешняя рыбка уж точно брать не стала бы. Так, на озерных стоянках Ивановское под Ярославлем были найдены рыболовные костяные крючки больших размеров. Это подтвердилось немалыми размерами костей и чешуи щук, сомов, судаков, окуней, линей и карасей, найденных в мезо-неолитических отложениях Ивановских торфяников.

Крючки древние рыбаки делали составные: вытачивали из камня небольшие грузила, к которым привязывали костяные острия. Во время раскопок археологи находят такие выточенные из кости и ракушки рыболовные крючки, и их вид, мягко говоря, не самый аппетитный.

Кроме рыболовных крючков ловили на кремневые и костяные жерлицы, служившие для насаживания мелкой рыбки-живца. Когда крупная хищная рыба проглатывала эту насадку, линь натягивался, и жерлица-стерженек, за середину которого была привязана леса, разворачивался поперек, прочно удерживая добычу. Такая кремневая жерлица, сделанная из кремня, была найдена мной в пойме Оки в нашей области (фото 3).

Зимой древние промысловики ставили подо льдом сети, “верши”, особенно популярна была ловля рыбы на снасть типа мормышки, изобретение которой произошло еще в мезолите, то есть примерно 7 тысяч 500 лет назад! Находки крючков от этой снасти для подледного лова значительно отличаются от обычных. Стержни мормышечных крючков имеют значительные утолщения. Именно такие тяжелые крючки были наиболее продуктивны для зимней рыбалки.

Другой способ зимней рыбалки в древности – это глушение рыбы каменными, костяными и деревянными колотушками. Рыбак медленно шел по прозрачному льду. Увидев рыбу, идущую подо льдом, он ударял по льду колотушкой, и тотчас вытаскивал оглушенную рыбу через прорубленную пешней прорубь. Самые же древние рыболовные пешни были найдены на стоянке эпохи раннего мезолита (VII тыс. до н.э.) на стоянке Постников Овраг-2 близ Самары.

Орудия древних рыболовов, изготовленные из органических материалов – остатки сетей, костяные гарпуны (фото 4), рыболовные крючки, берестяные поплавки, рыболовные ловушки, деревянные лодки и весла, а также кость и чешуя рыб – хорошо сохраняются только в слоях торфа. Такие торфяниковые стоянки древних рыболовов (мезолит-неолит-бронза) археологи раскапывают в Верхнем Поволжье. Нижегородские же археологи пока исследовали только стоянки в песчаной почве, в которой органика (кость, дерево, береста) сохраняется лишь в единичных случаях.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Читайте также:  Пойманная рыба. Сохраняем улов свежим

Как появилось и развивалось рыболовство?

История возникновения рыбалки

Издревле, добыча пищи являлась основным занятием человека, так как иного способа выжить в те суровые времена не было. Помимо собирательства плодов, кореньев, ягод и злаков, древние люди охотились как на суше, так и в воде. В течение прошедших тридцати тысяч лет приспособления и сами приемы рыбной ловли значительно изменились, однако, суть этих приемов, как и прежде, сводится к трем основным действиям: найти рыбу, убить ее и извлечь из воды.Способы ловли рыбы в древние времена

Способы ловли рыбы в древние времена

Ранее, как и сейчас, существовало несколько способов ловли рыбы, например, древние люди глушили рыбу, метая тяжелые предметы: камни или дубины. Также была распространена ловля рыбы с помощью остроги, специальной заостренной палки, с помощью которой пронзали рыбу близ берега. Древние люди научились плести сети из побегов бамбука и лиан, ловили рыбу также и на крючки, правда изготавливались последние из камней или костей животных, их прикрепляли на окончание тонкой палки с помощью лианы, а в дальнейшем и с помощью сплетенного конского волоса.

Как видно, и по сей день, современный человек применяет в рыболовстве все те же приемы, которые были придуманы еще много тысяч лет назад. Вот только приспособления для рыбалки претерпели множество изменений, да и теперь человеку достаточно зайти в магазин, где пред ним предстанет широчайший спектр снастей на любой вкус и для любых потребностей, больше нет необходимости изготавливать орудия ловли самому. Однако интерес человечества к охоте на подводных обитателей нисколько не угас, несмотря на то, что это занятие уже не служит человеку жизненно необходимым источником пищи. Сегодня рыбалка уже не только приятный отдых, она приравнивается к спортивным состязаниям. Рыбную ловлю в настоящее время подразделяют на любительскую, промышленную и спортивную.

Любительская рыбалка

Любительская рыбалка доступна практически любому обывателю, однако, самовольный лов рыбы остался в далеком прошлом, и сегодня нормы и способы его жёстко отрегулированы законодательством. Инструментарий современного рыбака настолько широк и модернизирован, что у рыбы практически нет шансов не попасться на крючок.

Прежде, охотясь на рыбу, человек затрачивал огромные физические усилия. Кроме того, требовалась уйма времени на одну только подготовку к этой «церемонии». Для начала наш предок должен был изготовить снасти, сплести сеть, так как ранее не существовало подобных сегодняшним, крепких проверенных материалов, самодельные приспособления часто рвались и ломались. Даже каких-то полвека назад ловлю щуки на блесну могли позволить себе, можно сказать, элитные рыболовы-профессионалы. Блёсны были тяжелыми и дорогими, часто отрывались просто под собственным весом, выполненные из бамбука удилища были неудобны в обращении. Сегодня же можно приобрести сколько угодно силиконовых рыбок всевозможных цветов и размеров для приманки хищных рыб, а так же самый взыскательный рыболов может подобрать себе суперсовременный легкий спиннинг, и все что останется – это успевать снимать свежепойманную рыбу с крючка и получать наслаждение от процесса.

Так как огромных трудозатрат для добывания рыбной добычи уже не требуется, возникла угроза вымирания этой популяции, поэтому законодательным органам власти пришлось взять эту область человеческой деятельности под опеку. Кроме того, чтобы человек продолжал получать наслаждение от самого процесса рыбной ловли, не причиняя вреда природе, появилась спортивная рыбалка.

Спортивная рыбалка

Спортивная рыбалка, как и древняя ловля рыбы для выживания, возникла довольно давно. В «Трактате о рыбной ловле с использованием крючка» рыбалка впервые упоминается как вид спорта, а это произведение, надо заметить, появилось на свет в 1496 года. Да, правила этого спортивного состязания менялись столетиями, однако главное условие осталось неизменным – выловленная рыба, после взвешивания и измерения выпускается обратно в реку. Получается, что рыбаки, способные с помощью ультрасовременных приспособлений поймать огромное множество рыбы, фактически не причиняют вреда популяции.

Как рыбу ловили в старину

Подледный лов. Начало XХ века. С. Гридино, Кемский район.

Для большинства крестьян раньше рыба была вторым основным продуктом после хлеба. В Карелии ее ловили круглый год, поэтому стоит сказать несколько слов о мужественных людях, готовых днями пропадать на льду озер и морей.

Годам к семи у нас с сестрой был большой опыт подледного лова. Сборы на озеро занимали важное место: в большой рыбацкий рюкзак заталкивались пупсы, альбом с фломастерами и карандашами, раскраски – т.е., самое необходимое. Впрочем, на льду как-то о взятом добре и не вспоминалось. Другие, гораздо более интересные вещи вытесняли из наших голов взятые игрушки. Коловорот вгрызался в лед, выгребая хрусткую крошку, и в лунках темнела вода Имандры. Нам давали удочки, и мы сидели (минут пять, может быть) над лунками, ожидая немедленного клева. Терпение девчачье быстро кончалось, и мы уходили играть, расчерчивая бесконечный лед на «домики», метражу которых впору было позавидовать всем обитателям хрущевок. Потом дядя поил нас в палатке вкусным чаем из термоса и зажигал спиртовку. А пойманные усатые налимчики беспомощно разевали рты.

Невозможно жить в окружении озер и рек и не заниматься при этом ловом рыбы. Для большинства крестьян раньше рыба была вторым основным продуктом после хлеба. В Карелии ее ловили круглый год, поэтому вдогонку уходящей зиме стоит сказать несколько слов о мужественных людях, готовых днями пропадать на льду озер и морей.

Удочка для ловли морской корюшки. Дерево, конский волос, свинец. С. Нюхча, Пинежский уезд, Архангельская губерния. Конец XIX – начало ХХ вв

Любой мужик, от подростка до старика, мог зимой ловить рыбу удочкой, чтобы дома к столу была свежая рыба, а не только похлебка из сущика. В качестве лески использовали тонкую веревку или лесу, свитую из конского волоса.

Но те, кто стремился заработать, старались заниматься подледным ловом в качестве промысла, особенно на крупных озерах. Ловили окуня, щуку, ряпушку, хариуса, палью, лосося. На Белом море рыболовный промысел вообще был важнейшим в хозяйстве.

Если дети и старики сидели с удочками, то мужики ловили рыбу более добычливым способом – неводом. Для подледного сетного лова либо собирались двумя семьями, либо объединялись в артели по 8 человек, снабженных двумя санями с лошадьми.

В наше время, наверное, и не встретить настоящую сеть или невод – все больше китайское сетное полотно используется рыбаками, дешево и сердито. А захоти кто-нибудь смастерить невод по примеру деда, не выйдет: конопля нынче вне закона. Раньше для сетей использовали крепкие конопляные нити домашнего производства, знать не зная о возможном вреде этого растения.

Вязали сети сами, с конца октября: с Егория Зимнего по середину декабря, до Николы Зимнего. Сетевязы должны были строго соблюдать правила: не шуметь, не разговаривать громко и тем более не ругаться. Считалось, что весь этот шум потом услышит водяной, когда сеть окажется в воде. Остатки ниток, стружки, щепки сметали в красный угол, чтобы рыба шла так же «кучно». Когда сети заканчивали вязать, то инструменты (деревянную иглу клещицу, мерку для ячеи поличку и рыбацкое веретено) вешали в красный угол, совершенно язычески принося «жертву» для обеспечения удачи на рыбалке.

Невод. Дерево, нить конопляная, береста, камень. Кемский уезд, Архангельская губерния. Начало ХХ в.

Неводы могли быть разными, но общей для них была такая конструкция: в середине матня (кнея) в виде мешка, по сторонам два крыла и два каната, за которые снасть вытягивалась. Для натяжения сети к низу невода привязывались грузы (камни, оплетенные берестой), а к верху деревянные или берестяные поплавки.

Во льду, когда он еще не был толстым, в начале зимы, делалась большая прорубь с помощью пешни.

Пешня для пробивания лунок для подледного лова рыбы. Дерево, металл. С. Нюхча, Пинежский уезд, Архангельская губерния. Конец XIX – начало ХХ вв.

Раз от раза образовывавшийся лед разбивали, а ледяную крошку вычерпывали из воды.

Невод забрасывался в одну прорубь и протаскивался до другой, выходной, растягиваясь подо льдом не одну сотню метров. Протаскивали невод с помощью длинных десятиметровых жердей «норил», которые проталкивали деревянными рогатульками или крюками. По ходу невода пробивались небольшие проруби, в которых ловили жерди и проталкивали дальше. Вытаскивали невод из выходной проруби за веревки, используя волосяные рукавицы, с помощью двух воротов, которые устанавливались на санях. Чтобы сани не поволокло под тяжестью, их заякоривали топорами, воткнутыми в лед. Тянули за веревки, потом вручную за крылья невода, перекрещивая их. Очень пригождались рыбакам шипы – подковы, одевавшиеся на обувь, чтобы не скользить по льду.

Лопатка для очистки проруби ото льда – шуги. Дерево. С. Нюхча, Пинежский уезд, Архангельская губерния. Конец XIX – начало ХХ вв.

На некоторых озерах могли объединить два невода вместе, и тогда общая ширина этой гигантской ловушки достигала более 300 метров. Если лед был еще тонкий, то за день рыбацкая артель делала четыре таких прохода с неводом, в середине зимы невод запускали два-три раза.

При вытаскивании снасти торбали рыбу, то есть пугали особым шестом, шумно орудуя им в проруби и не давая пойманной рыбе выбраться из невода. У этого шеста на конце было углубление вроде чаши: попробуйте похлопать чашкой по воде, очень похоже.

Чтобы снасть не заледенела, ее на ночь закапывали в снег. А обозы, нагруженные замороженной рыбой, по льду отправлялись к скупщикам.

Какая же рыбалка без байки? Вот история со 130-летней бородой. Один рыбак поставил по весеннему льду штук сто крючков на налима: сто лунок, сто веревочек с крючками, на каждый из которых насажен ерш, до которого налимы большие охотники. Концы веревочек привязал к палочкам, укрепленным поперек лунок. Целую неделю рыбак смотрел свои ловушки и не нашел ни одного налима. Озадачился и пошел караулить вора. Смотрит – прилетела ВОРОНА. Села к лунке, тянет за палочку, вытащила веревку, прошлась по ней, снова вытащила и достала ерша. Съела и к другой проруби полетела. Рыбак стал бороться с вороной: привяжет палки побольше, так она за веревку вытаскивает. Укрепит палку под лед – она голову в воду сунет и оттуда веревку тянет. Если налим на приманку попался, и воровке было тяжело одной вытащить добычу, то она каркала и к ней на помощь прилетали другие вороны. Так и работали артелью. И только тогда справился рыбак с прожорливой умницей, когда догадался накрывать лунки доской, привязывая веревку к ней изнутри на гвоздь…

Когда рыбаки приступали к лову, они говорили «ловись рыбка, большая и средняя», так что всем рыбакам хорошего улова!

Добавить комментарий